Все публикацииПолитика

Казус семьи Кацуб

Назначение 26-летнего Александра Кацубы заместителем главы НАК «Нафтогаз Украины» – это первая ласточка в построении новой системы отношений в Украине. Где родственники не только проталкивают друг друга по карьерной лестнице, но и – опять же-таки, возможно, впервые в истории Украины – передают высокие должности по наследству.

Историю с назначением 26-летнего Александра Кацубы заместителем главы НАК «Нафтогаз Украины» можно было бы считать не слишком эксклюзивной для нашей политики. В нынешней практике «мажоров» на высокие должности назначают не так уже и редко. Но здесь, если разобраться, случай уникальный. Исходя из которого, можно спрогнозировать пути развития украинских элит на ближайшие 10 лет, если исключить революционный сценарий или более-менее честные выборы, например.

В чем же дело, спрашивается? Если взглянуть на родственные связи Александра Кацубы, то можно открыть следующее. Его отец, Владимир Кацуба – довольно влиятельный харьковский «регионал», который стал народным депутатом, пройдя в парламент по мажоритарному округу №175. А еще у Александра есть старший брат Сергей – тоже новоизбранный народный депутат от Партии регионов (округ №92). И последней должностью Сергея Кацубы был именно пост заместителя главы правления НАК «Нафтогаз Украины». Совпадения здесь исключены – сразу два постановления Кабинета министров обнародованы в следующем порядке: №912 о снятии Сергея Кацубы с поста замглавы правления «Нафтогаза» и №913 – о назначении на этот же пост Александра Кацубы.

Здесь непотизм, по сути, перешел на новую ступень своего развития. Маловероятно, что старший из братьев Кацуб делал свою карьеру без активной помощи отца (хотя он все отрицает в комментариях украинскому «Форбсу», но так не бывает). Да и младшему на первых порах скорее помогал отец, чем старший брат. Но тут важен следующий момент – до сих пор в политической практике такая помощь не простиралась дальше одного звена цепи. А в этом случае мы имеем два звена: отец-старший сын и старший сын-младший сын. До назначений по схеме отец-сын-внук еще не дошло, но скоро дойдет, ведь казус семьи Кацуб – это первая ласточка в построении новой системы отношений. Где родственники не только проталкивают друг друга по карьерной лестнице, но и – опять же-таки, возможно, впервые в истории Украины – передают высокие должности по наследству. Как в анекдоте: «А я когда-нибудь стану генералом, товарищ полковник? – Нет, у генералов есть свои дети».

Были ли подобные случаи в Украине? Прямых аналогий нет, но на ум приходит решение политсовета блока НУ-НС перед выборами 2007 года – передать место в партийном списке погибшего в автокатастрофе народного депутата Юрия Оробца его дочери Лесе. Тогда особого резонанса в медиа не было, поскольку это было коллективное решение политсовета. Но этот случай тогда был исключительным, так как никто не мог точно предугадать, как себя будет вести будущий «наследственный» народный депутат. Как оказалось, это было приятное исключение из правил – как оппозиционер, дочь оказалась не менее деятельной, чем отец. С другой стороны, окажись Леся Оробец по манерам такой, как Андрей Ющенко, например – это был бы тяжелейший имиджевый удар для тогдашней власти и сегодняшней оппозиции. Не говоря уже о том, что в нормально функционирующей политической системе такие решения политсоветов в принципе не принимаются – это подставляет партию под удар критики со стороны конкурентов и прессы. Что, впрочем, не помешало ОО «Батькивщина» отдать на последних парламентских выборах один из киевских округов Леониду Емцу – сыну также погибшего в автокатастрофе нардепа Александра Емца.

Если дети политиков там, в странах «развитой демократии», идут в политику, они пытаются хотя бы формально дистанцироваться от своих именитых родителей. А о передаче должностей и речи не идет – разве что это касается наследственных членов Палаты лордов в Великобритании, например.

Еще один случай имеется в России, но он еще более отдаленный от украинского случая с братьями Кацубами. Речь идет об отце и сыне Гудковых – в Госдуме РФ Геннадий Гудков до лишения его мандата занимал пост заместителя председателя комитета по безопасности. А его сын Дмитрий не так давно хотел занять пост отца, перейдя из другого парламентского комитета – по конституционному законодательству и государственному строительству. Но до реального замещения должности дело до сих пор не дошло. Одним словом, случай семьи Кацуб пока что является беспрецедентным для Украины – по крайней мере, на таких уровнях, как заместители глав госкомпаний или министерств, такого еще не было.

А теперь посмотрим, чем это чревато для Украины в целом, если «талантливые семьи» будут не только продвигаться во власть в целом на различные посты, или баллотироваться в парламент коллективно, но и передавать свои должности «по наследству», как это начал семейный клан Кацуб? (Повторим, если нынешняя оппозиция не сумеет переломить ситуацию в свою пользу и ограничится только громкими заявлениями или чисто тактическими инициативами, такой сценарий станет реальным).

Даже если рассматривать госслужбу исключительно как финансовую пирамиду, в которой нижестоящие регулярно «заносят» вышестоящим, слишком большая приватизация должностей будет неэффективной. Ведь все больше и больше доходов будет оставаться в семьях чиновников, эти семьи будут требовать все больше и больше полномочий.

Постепенно единое пространство, в котором действует элита, будет фрагментироваться – картина станет напоминать феодальную раздробленность эпохи позднего Средневековья. У каждого такого чиновника будет своя ниша власти, которой он будет дорожить и не пускать в нее никого – даже начальство. Перед высшим руководством страны тогда встанет нетривиальная задача – или оставить все как есть и постепенно терять контроль над государством, или принимать радикальные меры, увольняя и наказывая всех, кто приводит на госслужбу своих родственников. Но во втором случае им придется начать с себя и репрессировать большинство членов Партии регионов, которые к тому времени уже приватизируют все возможные должности, приносящие доход, и станут их передавать по наследству. Если задуматься, то «талантливые семьи» – это не только сегодняшняя опора для режима Януковича или его последователей, но и угроза его существованию в будущем. Только в этом случае не совсем понятно, что исчезнет раньше – режим или государство Украина.

Ведь, если в попытках удержать власть после 2015 года, Виктор Янукович и его окружение в обмен на поддержку местных элит решатся на формальную федерализацию Украины (реальная федерализация уже частично происходит), то через некоторое время начнутся реальные проблемы с этими самыми элитами, которые тогда получат право не подчиняться центральной власти. И это будут те же самые люди, которые раньше клялись Януковичу в верности и были назначены им на должности. Опять же, подписанный президентом Закон «О всеукраинском референдуме» дает возможность это сделать в обход парламента.

Получив соответствующие полномочия, как старые, уже укоренившиеся на местах, так и новоназначенные представители «региональных» элит вовсе не станут горячо благодарить Януковича и проявлять реальную верность, а начнут укреплять свое положение на местах. С силовыми структурами произойдет то же самое – они будут более лояльными по отношению к местной власти, с которой будут связаны коррупционными связями, чем по отношению к центру. И реальный суверенитет Украины Януковича сожмется до суверенитета Межигорья и государственных дач. На остальной территории Украины будут править местные семейные объединения (как формально провластные, так и формально оппозиционные), которые будут себе позволять на местах все, что угодно – вплоть до поведения а-ля Виктор Лозинский.

А Виктору Януковичу придется смириться с тем, что он всего лишь первый среди равных, а Семье во имя стабилизации положения придется делиться с другими игроками. Такой, возможно, будет цена комфорта. И все было бы хорошо, если бы не возможность открытых конфликтов за ресурсы и активы между новыми феодалами – не только политических, но и силовых, с использованием местных правоохранительных органов и частных армий (тем более, что законодательно последнее уже возможно).

А как такой «семейный переворот» переживет простой украинец? Если люди «проглотят» и этот случай, как «проглотили» возрастающие расходы на содержание власти, попытки построить полицейское государство, возросшую коррупцию, Межигорье, суды над Юлией Тимошенко и Юрием Луценко и прочие признаки «покращення», то это даст повод «талантливым семьям» продолжать распределение должностей исключительно между собой. А дальше этот принцип семейственности перейдет и на другие сферы занятости – уже сейчас трудно встретить чиновника, судью или сотрудника правоохранительных органов (кроме, пожалуй, нижнего звена), не зарегистрировавшего на своих родственников несколько фирм, деятельности которых активно помогает. В том числе и устраняя конкуренцию некоммерческими способами – утрируя, можно сказать, что если процессы зайдут достаточно далеко, то легально вести бизнес останутся только предприятия, контролируемые «талантливыми семьями» и компании с иностранным капиталом. И еще редкие «последние бастионы» из ниш, где бизнес является для «семей» либо трудным и требующим постоянных инноваций, либо не слишком рентабельным.

 В остальном же для общества - это будет практически ликвидация социальных лифтов в большинстве случаев. Высокий социальный статус и успешность будут определяться происхождением – пусть даже «мажоров» и не будут уважать, но считаться с ними придется. Ведь они будут либо собственниками активов, либо занимать должности типа синекур – максимум полномочий и бонусов, минимум реальной ответственности. Фактически общественная ценность труда как средства достижения успеха упадет практически до нуля – зачем работать над собой и работать вообще, если успешность определяется либо принадлежностью к определенной прослойке, либо реализованной возможностью оказаться в нужное время в нужном месте? Каким бы умным, деятельным и талантливым ни был человек, в «семейную» эпоху над ним будет выстроен потолок, выше которого в сформировавшейся системе пройти будет очень трудно. И вообще уже понятно, что казус, который мы описывали в начале статьи, может стать точкой окончательного разделения украинцев на две категории – привилегированную элиту с обслуживающей прослойкой из силовиков, менеджеров подконтрольных предприятий и т.д., и всех остальных (не считая крупных религиозных организаций типа УПЦ МП, которые станут аналогом «второго сословия» в классическом феодализме). Примерно как у Герберта Уэллса в «Машине времени» с его разделением человечества на правящих элоев и обслуживающих их морлоков. В этом случае, единственная надежда на то, что второе поколение правящего класса окажется в целом на порядок менее агрессивным в борьбе за власть и на постепенное развитие гражданского общества в Украине – вплоть до создания альтернативной «семьям» системы взаимопомощи. Вопрос в том, что произойдет быстрее – окончательная феодализация Украины или объединение общественности против «семейной» коррупции с началом активных действий.

В общем, пока многие ждут прихода нового поколения политиков, которые способны что-то поменять в лучшую для общества сторону, нынешнее их поколение действует все активнее, занимая для своих потомков все доступные ниши. Глядя на таких людей из нового (по возрасту, но далеко не по мировоззрению) поколения, как Виктор Янукович- младший, Виктория Омельченко (Джарты) или Александр Кацуба, приходишь к выводам: они уже пришли. Для того, чтобы продолжать дело своих родителей и ничего не менять.