Все публикацииПолитика
Спецтема
Парламентские выборы

Если победа, то пиррова

Каждый участник выборов, рекламируя себя, даёт избирателю некий стиль, фразеологию для самовыражения на тот случай, если избиратель всё-таки решит поддержать эту политическую силу. Каждый – но не Наталья Королевская. Наблюдение за её предвыборной кампанией наводит на мысль, что она, скорее, дискредитирует стиль других участников гонки, чем даёт потенциальному избирателю какой-то свой стиль. Она «обнуляет» чужую фразеологию, а не беспокоится о своей.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист

Когда говорят о Наталье Королевской, стоит вспомнить о Борисе Березовском. Нет, не хочу сказать, что это ещё и он её финансирует.

Просто о Березовском иногда шутят: если в России кого-нибудь или что-нибудь надо дискредитировать, то достаточно лишь попросить Березовского поддержать этого человека или эту идею. Для части русского общества Березовский – политик, наверное, ярчайший из касты неприкасаемых. Тот самый «чужой», вербальная агрессия против которого, отрицание которого не только оправданы, но ещё и выделяют «своих».

Бывает, даже утверждают, что Борис Абрамович, таким образом, невольно – а может, и вполне осознанно – играет на стороне Путина. Мол, как только у Путина появляются опасные оппоненты – почти сразу же обнаруживается, что в основе их деятельности лежат или могут лежать «деньги Березовского». Да и не обязательно деньги: к кому Березовский отнёсся со вниманием – тому сложно будет получить серьёзное внимание от «простого народа».

Казалось бы – причём здесь Наталья Королевская?

Что ж, речь идёт о практике присвоения. Чтобы Борис Абрамович дискредитировал кого-либо или что-либо, ему нужно сначала как бы «присвоить» часть этого объекта, некие плоды работы этого объекта. Березовскому нужно сказать: да, это мой выбор. Или: да, тут мои деньги. Или хотя бы: это мне нравится. То есть Березовский привносит своё «я» в публичный образ политика или в историю некой кампании – и благодаря этому привнесению часть народа затем, натренированная кремлёвскими пропагандистами, реагирует с отвращением на политика вообще или кампанию в целом.

Так вот, если подумать о предвыборной кампании Натальи Королевской, то можно прийти к выводу, что её цель – не столько преодолеть 5%-ный барьер на грядущих выборах, сколько последовательно дискредитировать то, что способно принести успех оппозиции. Выступить в роли Березовского: что она взяла себе – от того других подташнивает.

Конечно, можно сказать и по-другому: одно из двух – попадание в парламент либо дискредитация средств оппонентов – сопутствующая цель. Однако, всё же следует понимать на базовом уровне, что целей, как минимум, две, и точно не одна, иначе кампания Королевской не была бы такой абсурдной и тошнотворной.

0_a0cc0_3d8c0279_L.jpg

Итак, в чём логика? Если не можешь победить, то должен сделать всё, чтобы противник как будто и не побеждал.

С другой стороны, во время кампании важно, чтобы те средства, которые противник намерен использовать для победы, оказались максимально неудобными и отталкивающими избирателей. Мол, что у нас там? Кое-кто пытается использовать желание граждан найти и поддержать новых политиков и поэтому говорит избирателям: голосуйте за кого угодно, только не за этих, уже бывших? Для такого, жаждущего новизны электората, ответ: максимально топорно представленный по всей стране тезис «Новые лидеры – новая страна». И, кроме этого, «народные праймериз» – подробно описанный в средствах массовой информации нарочито абсурдный процесс.

Ещё? Кое-кто, согласно опросам, наверняка получит третье место в результате голосования за партийные списки и при этом является популярным боксёром? Что ж, в таком случае, следует дискредитировать саму идею участия звёзд спорта в политике. Нужно сделать так, чтобы избиратель сказал: «Вот один такой уже есть... И что? И с кем?».

Да и важна сама фигура Натальи Королевской. Тот факт, что она – бывшая соратница Тимошенко. И тот факт, что о решении Королевской стать политическим лидером сообщается как о согласованном с Тимошенко.

Могут быть разные интерпретации одних и тех же слов, встреч, но избиратели в основном воспринимают факты всё-таки вне контекста. А это значит, что разбираться в деталях они не станут. Поэтому некоторая часть народа – и, как можно предположить, достаточно большая – решит, что весь этот абсурд, который «вывалили на биллборды» с именем Натальи Королевской, причём в каждом регионе страны, был или, по крайней мере, мог быть нормален для лидера оппозиции. Следующая мысль: если так, то... на что же теперь рассчитывать, поддерживая их?

Интересно, что такая тактика приносит нужный результат даже тогда, когда видно, что её применяют. Тот, кто уже отождествлён с «чужим», либо то, что присвоено «чужим», исключаются человеком из круга «своих» и «своего». Ситуацию назад не отыграешь – отвращение закрепилось.

Не сработало так – ну, семя отвращения, которое «доставили в ум» избирателю, прорастёт ко дню голосования хотя бы в равнодушие, в решение не пойти на избирательный участок или в какой-нибудь спонтанный выбор – например, поддержку одной из партий-фантомов.

Можно сказать, что так используют ксенофобию, присущую большинству людей, и подчас помогающую жить. Люди же не общаются со всеми подряд, не скупают все вещи подчистую, не едят абсолютно всё без разбору. Используя, обычно неосознанно, некоторые критерии, человек избавляет свою жизнь от потенциально неприятного, компрометирующего и опасного. Избавляет и других людей: своих детей, близких, иногда приятелей, сотрудников, единоверцев – если имеет на них влияние. Так что, было бы неплохо ввести термин: агент отвращения, – ведь в роли таких агентов каждый человек когда-нибудь да выступает. Но большинство – неосознанно.

А вот Наталья Королевская, по-видимому, хорошо понимает, что делает, когда добивается эффекта: противно смотреть.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист