Все публикацииПолитика

Некромантия в украинской политике-3. «Дорожная карта для очищения»

В предыдущих частях статьи я писал о том, что Украина живет под властью политических «мертвецов», которые в других условиях были бы быстро изгнаны из активной политики и «упокоены». Эта власть поддерживается не только аппаратом насилия в лице правоохранительной системы и коррупцией как связующим механизмом, но и целым комплексом деструктивных и манипулятивных идей, названным «машиной смерти».

Фото: 4stor.ru

Как этому можно противостоять и как вернуть себе Украину, если считать, что насильственное, революционное свержение власти может привести как к реальному избавлению от множества проблем, так и к хаосу и потере государственности (у той же России появится шикарный повод для аннексии под видом «миротворчества» и т.д.).

Итак, работу с обществом и государством нужно вести сразу на нескольких направлениях. Заранее извиняюсь за очевидность некоторых тезисов – потому что критиковать легче, чем проектировать что-то новое. На всеобъемлющую стратегию данная статья уж точно не претендует – скорее, набросок одного из вариантов пути.

Первый большой сегмент – это информационное пространство. Тут нужно самим формировать дискурс, а не отдавать его формирование политикам и нанятым ими «обслуживающим» технологам. И здесь я поддержу идею одного моего коллеги по цеху Игоря Луценко, высказанную им в своем блоге на УП, о том, что нужно хотя бы временно создать список «запретных» для тиражирования в СМИ тематик.

Это темы, вызывающие в Украине противостояние, которые я уже перечислял в предыдущей части статьи. Их нужно или «отзеркаливать» так, чтобы в итоге главными виновниками конфликтов оказывались политики, а не само существование таких тематик (то есть ответы должны быть асимметричными – например, если кто-то хочет поднять тему Второй мировой войны, предложить этому политику отдать половину его реального месячного дохода в какой-то фонд помощи ветеранам войны, а потом следить, перечислил он эти деньги или нет). Либо перекрывать их более актуальными темами. Это темы коррупции, неэффективности правосудия, произвола «силовиков» (то же насилие в милиции,

защита правонарушителей из рядов власти), налогообложения, формализации собственности (и производные от нее темы незаконных застроек и реприватизации активов), ухудшения качества жизни и т.д. И это только тактический уровень борьбы за контроль над информационным пространством. Если телеканалы не освещают эти тематики – нужно распространять материалы любыми методами. Например, делать небольшие дайджесты из интернет-прессы, распечатывать их и распространять в самых депрессивных регионах страны, традиционно голосующих за партию власти.

Стратегический же уровень тесно связан с формированием идеального представления о том, как должно функционировать государство Украина в будущем. Хотя это тема довольно-таки дискуссионная – одним, например, больше подходит неолиберальная модель экономики, другим больше подходит кейнсианская. Масса вопросов возникнет и по поводу политического устройства страны – унитарное государство, федерация, президентская республика, парламентская и т.д. Но в общем, если говорить о работе в информационной сфере, то аспект создания качественной и хорошо воспринимаемой утопии как конструирования социальной реальности просто обязан присутствовать. Для этого необходимо объединение усилий двух пока что слабо пересекающихся групп в Украине – литераторов и политтехнологов с медийщиками. Если эта вещь будет реализована, дальше все пойдет немного легче – у общества появятся примерные ориентиры. Это и будет тем, что принято называть «национальной идеей», а также альтернативой «машине смерти», разрушающей нестабильные идентичности, которые могли бы объединить украинский социум.

Второй большой сегмент – организационный. Дело в том, что большинство наших сетевых инициатив, интернет-сообществ и т.д. – это неплохое средство для мобилизации, выработки общих решений как реакции на произошедшие события, координации их выполнения. Но для принятия решений в системе государственной службы сетевой опыт не совсем применим – там нужна скорее иерархия. Да еще и не ясно, годятся ли принципы принятия решения в сети, для ежедневной рутинной работы, а не для реагирования на форс-мажорные обстоятельства. И для решения с неоднозначными последствиями будет довольно трудно найти компромисс, если советоваться со всеми сразу. Вместе с тем, судьба некоторых нынешних политических партий (вроде «Батькивщины») показывает, чем чревата слишком сильная фиксация всех процессов принятия решений на одном человеке – лидере партии. Да и действие «закона олигархии» Михельса пока еще никто не отменял для организаций иерархического типа. Поэтому одной из главных задач для сообщества должна быть выработка такой модели всеукраинской общественно-политической организации, которая бы совмещала в себе черты иерархии и сети. Хотя есть и действующие сетевые организации, работающие не только в виртуальном пространстве – например, «Дорожный контроль», уже изрядно попортивший нервы коррупционерам из ГАИ.

Для начала нужно хотя бы создать несколько рабочих групп по разным направлениям. Это идеологическое направление, направление политического и социального проектирования, направление экономических реформ, законотворческое направление, международное направление, «рекрутинговое» направление и т.д. Они должны кооперироваться между собой, вырабатывая как стратегические, так и тактические решения. Дальше уже можно переходить к активным действиям. Но тут, опять-таки, стоит проблема массового перехода из режима online в режим offline, говоря словами политолога Юрия Романенко – ведь разочарованная результатом «оранжевой революции» публика пока еще остается «тяжелой на подъем» для организации более-менее массовых акций протеста, выражая возмущение действиями власти в основном в Интернете.

Причем, если на локальные акции вроде акции по защите Пейзажной аллеи и Андреевского спуска еще легко мотивировать людей, то на всеукраинскую акцию, равнозначную Майдану–2004, «раскрутить» общество пока что малореальная задача – не хватает стимулов, имеющих нужный резонанс. И те лидеры, которые не интегрированы сейчас в «мертвое» политическое пространство, еще не настолько популярны среди широких масс, как уже раскрученные «мертвые» политики. Хотя последние теряют свою популярность в связи с тем, что общество убеждается, что они действительно представляют собой «нежить», не способную на элементарном уровне обеспечить выполнение общественного договора.

Третий большой сегмент – правовой. Сообщество и его рабочие группы должны уже сейчас готовить законопроекты, которые могут быть приняты в будущем парламенте – вплоть до уровня кодексов (уровень правок может быть разным – от почти «косметических» изменений до радикального переписывания всего акта). Например, налоговый кодекс, жилищный кодекс, закон о реестре собственности, о госзакупках, поправки в уголовный кодекс, закон о госслужбе, о прокуратуре и т.д. Особо расписывать все нуждающиеся в изменении законодательные акты не буду, потому что это займет пару страниц, но скажу, что здесь главное – четко выписать процедуры, чтоб не было двузначных трактовок одной и той же нормы, синхронизировать все это между собой, и максимально избежать лоббистского влияния

Еще хотелось бы упомянуть о некоторых необходимых моментах, которые нужно начать реализовывать уже сейчас.

Фото: fnews.com.ua

1) «Черный список» «отличившихся» силовиков – из милиции, прокуратуры, налоговой службы, СБУ, которые фабрикуют уголовные дела ради карьеры и «на заказ», участвуют в неправомерных силовых акциях и т.д., судей, которые легитимируют эти неправомерные действия. Можно создать что-то вроде интерактивной горячей линии в Интернете, где люди на правах анонимности сообщают о фактах правонарушений, называя фамилии тех, кто занимается этим, организовать «бригады скорой юридической помощи» из добровольцев, особенно в регионах.

2) Реестр коррупционеров – пока что на основе журналистских расследований и тех документов, которые пока удается достать каким-то образом из недр госаппарата. Создание базы данных лиц, замешанных в коррупции, предприятий-посредников, схем отмывания денег и т.д. В случае смены власти – требование открыть оперативные архивы СБУ и МВД, касающиеся антикоррупционных расследований, проведение независимых проверок по этим материалам. «Точечная» и «зональная» люстрация, касающаяся тех, кто проводил коррупционные решения, амнистия за выдачу информации относительно схем и лиц, причастных к ним. Авантюрный вариант – пользование услугами хакеров для получения информации о зарубежных банковских счетах коррупционеров и снятия с них средств.

3) Полномасштабный аудит ресурсов страны (подготовку начинать уже сейчас путем журналистских расследований в экономической сфере и анализа существующих открытых документов – для определения наиболее «болезненных» мест). Подготовка структурной экономической реформы – для этого прежде всего нужно изучить пример Исландии после экономического кризиса -2008. Грузия – не совсем удачный пример реформ, потому что коррупция на высших уровнях все же остается и непонятные для демократических стран вещи происходят с правосудием.

Да и неолиберальный путь развития сейчас потребует слишком больших жертв, поэтому некоторые отрасли все же приватизации должны подлежать ограниченно – в частности, это медицина и образование. Поскольку чисто коммерческий подход выльется в недоступность качественных медицины и образования вообще для людей не из элиты/ «среднего класса». Но, с другой стороны, есть вещи, которые однозначно нужно упростить – это процедуры регистрации бизнеса, уплаты налогов, участия в тендерах и т.д. Перераспределить структуру налогов, усилить нагрузку на крупный бизнес (при этом делая послабления за проявления корпоративной социальной ответственности и инвестиции в наукоемкие проекты), максимально усложнить выведение средств в оффшоры.

4) Создание единого открытого реестра недвижимости, активов и т.д. При обнаружении явных нарушений закона, оформления на подставных лиц и т.д. – национализация или реприватизация через суд. По идее, это может резко снизить число случаев рейдерства, сделать экономическую ситуацию более стабильной и т.д.

5) Введение «электронного правительства» на всех уровнях – чтоб люди могли в режиме реального времени контролировать исполнение своих информационных запросов, выдачу справок и других документов. Особенно это касается налоговой службы, социального страхования и прочих областей, где сейчас наблюдаются большие очереди и от людей требуется много разрешительных документов. Также необходимо обеспечить открытый доступ к реестру судебных решений (сейчас его то открывают, то снова закрывают, часть решений пропадает и т.д.).