Все публикацииПолитика

Страна антигероев

Известный российский журналист Матвей Ганапольский во время своего недавнишнего выступления в Украинском католическом университете во Львове сказал, что главной проблемой нынешних постсоветских обществ является отсутствие героя. Героя, конечно же, положительного. Отрицательных у нас, понятно, хватает. Можно даже позволить себе утверждение, что мы украинцы вообще живем в стране антигероев.

Владимир ПавливВладимир Павлив, журналист, председатель Галицкого дискуссионного клуба «Мытуса»

Фото: Макс Левин

В большинстве справочных источников «герой» – это человек, совершающий великие поступки во благо человеческого общества; проявляющий мужество и посвящение в борьбе и труде; совершающий акт самопожертвования ради общего блага и пр. Есть ли такие люди в истории независимой Украины?

Среди разновидностей героев, главными являются «национальный герой», «герой труда» или «народный герой». Когда украинцы были народом без государства, то национальными героям считали тех, кто боролся за государственность как гарантию выживания самой нации. В условиях же государственности национальных героев нужно искать в рядах элиты – политических или общественных лидеров, жертвующих своими интересами ради сохранения и развития государства и нации. Ярчайшим примером в нашей части Европы в новейшей истории может быть Вацлав Гавел – интеллектуал, диссидент, последний президент Чехословакии и первый президент возрожденной Чехии.

В то же время в Украине все президенты избирались не как личности, способные созидать и творить добро, а по принципу «меньшего зла» – «аби не гірше». Кто их запомнит как «национальных героев»?

Та же история и с главами правительств. Из премьеров только с Ющенко какое-то время были связаны надежды на прогресс, но и это оказалось иллюзией, за которую со временем пришлось дорого заплатить.

Ющенко-оппозиционер и Ющенко-президент – это два разных человека, ни один из которых, впрочем, не был героем.

Подобным образом можно выразиться обо всех тех, кто в разные времена был в оппозиции к власти. О ком из них мы говорили: да, эти сделают, они знают и могут, они честны и компетентны? А о ком из них мы не говорили после их прихода к власти: они же нас обманули и предали?

Можно сколько угодно говорить о том, что заключение Луценко и Тимошенко – это политические репрессии. Но разве мы считаем, что этих людей преследуют, как героев? Может сейчас они являются для нас героями? Станут ли они национальными героями после освобождения?

Фото: EPA/UPG

Ну да хрен с ними – с политиками, чиновниками, олигархами. Кроме них есть ведь в Украине миллионы людей: умудренные опытом старики, романтическая молодежь, честные труженики. Да, к стати, о тружениках. Что стало с понятием «герой труда»?

Отменено как рудимент авторитарной советской системы? Ладно, а что взамен? Где он честный и ответственный специалист, который на своем рабочем месте совершает ежедневно незаметный трудовой подвиг во благо общества, государства, народа? Какую из профессий в нынешней Украине ее жители считают героической?

Верят ли граждане Украины в то, что спасатели из МЧС готовы на такой же подвиг, как пожарные Нью-Йорка, отдавшие свои жизни, спасая людей из горящего WTC? Мы знаем в Украине о судьях-«колядниках», о коррумпированных прокурорах, о милиционерах-оборотнях, но правоохранители, способные отдать свои жизни в борьбе с мафией – это в Италии. Может мы верим, что украинский спецназ по примеру израильского Моссада рано или поздно найдет в любой точке земного шара и накажет обидчиков нашего народа, воинствующих врагов нашей государственности? А врачи и учителя, налоговики и таможенники, юристы и военные, в конце концов, «национальный производитель» – представителей какой из профессий мы приведем в пример нашим детям, как людей честным ежедневным трудом совершающих трудовой подвиг?

И третий тип – это «народный герой». Такой тип возникает обычно тогда, когда руководство страны народом не интересуется, и там, где государственный механизм не работает. Народный герой обычно пытается на собственное усмотрение восстановить справедливость, защитить обездоленных или хотя бы отомстить за народные обиды. Например: Олекса Довбуш, Юрий Деточкин или воспетый Окуджавой «король» ребят из одного двора – Лёнька Королев. А где же наш герой из народа?

Вместо благородных разбойников или народных мстителей – рекетиры и бандиты. Вместо «отважных ребят с нашей улицы» – одуревшая от наркотиков и безнаказанности криминализированная шпана. Даже архаические пионеры и новомодные пластуны уже не хотят помогать старикам, защищать собак и спасать кошек. Сейчас они готовятся к тому, чтобы бороться одни против других – кто за «дело Ленина», а кто за «дело Бандеры».

Фото: gazeta.ua

Показательно, что сразу после задержания виновников изнасилования и убийства Оксаны Макар, пресса с энтузиазмом растиражировала информацию о том, что преступников уже ждут в местах лишения свободы и там их уж точно накажут. То есть, общественное мнение функцию героя-мстителя отвело не школьным друзьям жертвы, не влюбленным в неё мальчишкам со двора, не офицеру армии или милиции, которому «за державу обидно», не украинскому «комиссару Катани», который сделает все, чтобы зло было наказано, а – уголовнику, который по определению является анти-героем.

И совсем уж последнее. Казалось бы, если нет героя в окружающей нас жизни, то он должен появиться хотя бы в фантазиях, в грезах – в литературе, кино, театре. Но и этого же нет. Россияне хотя бы попытались создать образы: «брата», «ворошиловского стрелка» или сериальных «ментов» – мстителей-одиночек. А что предложила художественная или философская мысль в Украине?

Ведь, если нет ни самого героя, ни даже его романтизированного образа, значит нет и веры в идеалы, в высшие ценности, нет надежды на то, что он – герой – появится. Вопрос даже не в том, есть ли где-то вольношатающийся герой-инкогнито, а присутствует ли он в общественном мнении. Общество, которое не может породить героя или даже придумать его образ – никогда не сможет стать «гражданским обществом». И если это так, то это собственно – приговор для государства и нации.

Владимир ПавливВладимир Павлив, журналист, председатель Галицкого дискуссионного клуба «Мытуса»