Все публикацииПолитика

​Страшный суд НС и БЮТ

Чем меньше времени остается до оглашения приговора Юрию Луценко, тем очевиднее становится тот факт, что и ОН, и ОНА сидят и будут сидеть не за совершенные ими преступления, а за свою политическую позицию. Более того, благодаря усилиям прокуратуры и суда украинское общество и западная политическая элита просто вынуждены признавать их невиновными, забывая об их настоящих грехах и вине.

Михаил СоколовМихаил Соколов, эксперт группы Налоговая и бюджетная реформа Реанимационного пакета реформ

Юлия Тимошенко, через 3 месяца после посещения Юрия Луценко в суде, сама оказалась в СИЗО
Фото: Макс Левин
Юлия Тимошенко, через 3 месяца после посещения Юрия Луценко в суде, сама оказалась в СИЗО

Презумпция невиновности - основа уголовного права, в тех странах, где ПРАВО вообще есть. Это означает, что подсудимого признают невиновным, если есть сомнения в его вине. Можем ли мы быть уверены в том, что суд над Тимошенко и Луценко был справедливым и объективным, а следствие – непредвзятым. Нет, напротив, у нас не осталось места для каких-либо сомнений – мы твердо знаем, что все было с точностью до наоборот.

Достаточно уже того, что обвиняемым отказали в суде присяжных, гарантированном им высшим законом страны - Конституцией. Однако, несмотря на то, что свидетели, вызванные в суд над Луценко, массово отказывались от своих показаний в прокуратуре, суд счел возможным принимать как доказательства какие-либо свидетельства, подготовленные данным ведомством, поставив точку в этом вопросе. В нормальной стране дело Луценко давно бы закрылось, и не потому, что он невиновен, а за отсутствием достоверных улик. После чего под суд попали бы уже сами прокуроры – за халатное исполнение своих обязанностей и/или давление на свидетелей.

Да, мы вынуждены признать, что уголовная вина Луценко и Тимошенко не доказана. Однако следует ли из этого, что они являются своего рода «политическими агнцами» и не несут ответственности за то, что с ними и нами сейчас происходит? И хотя тезис о «политической» невиновности лидеров оппозиции становится все популярнее, необходимо признать – это страшная ложь.

Был ли выбор?

Когда Луценко говорит о том, что правительство Тимошенко было серьезно ограничено в своих действиях из-за противостояния с Ющенко, он прав. Однако и этого ограниченного «ручного управления» хватало, чтобы вредить развитию экономики страны и общества в целом. Тем, кто забыл, напомню, что именно «оранжевый Кабмин» первым применил «на поражение» квотирование и лицензирование экспорта масличных и зерновых, тем самым нанеся серьезный удар по национальному сельскому хозяйству. Именно при них в стране расцвело рейдерство, основанное на судебной коррупции, но ни один судья и рейдер не отправились в тюрьму.

Ющенко действительно, как мог, блокировал административную и популистскую активность леди Ю, но ни он и никто другой не могли помешать ей, при желании, реформировать прогнившие судебную, налоговую, правоохранительную и разрешительные системы. А сами Тимошенко и Луценко даже не пытались этого сделать.

Юрий Луценко утверждает, что именно Ющенко не дал правительству Тимошенко нормально работать
Фото: for-ua.com
Юрий Луценко утверждает, что именно Ющенко не дал правительству Тимошенко нормально работать

Вы можете себе представить ситуацию, при которой Кабмин внес, БЮТ и НС поддержали, а Ющенко ветировал, например, закон, вводящий настоящий суд присяжных, или действительно уравнивающий права адвоката и прокурора, или создающий реальное местное самоуправление за счет передачи ему доходов от части налоговых поступлений, а с ними и реальную власть над районными отделениями милиции, школами и поликлиниками? Я – нет. Причем выступить против таких законов не смог бы не только экс-президент но и ПР, ведь они расширяли, а не сужали возможности регионалов в тот момент.

Да, Ющенко мог бы провалить реформу прокуратуры, лишающую ее возможности вести следствие, он также вряд ли поддержал бы передачу функций по управлению областями от назначаемых президентом губернаторов менеджерам, нанятым местными советами. Но он вряд ли бы смог открыто или даже завуалировано выступить против судебной реформы, если бы она была «выписана» не под Кабмин, а под Веницианскую комиссию и принципы, принятые в ЕС, и точно бы не стал противиться качественно подготовленному, либеральному налоговому кодексу, закону о выборах по открытым спискам или закону о рынке земли.

Да, приняв такие законы, Кабмин бы серьезно сократил свои собственные дискредитивные полномочия, влияние на экономическую жизнь страны, а значит и возможность «зарабатывать» и раздавать популистские подачки за чужой счет. В результате Тимошенко лишилась бы существенной части административного и финансового ресурса на выборах и возможно проиграла бы их с еще большим отставанием от бело-голубых, но зато сейчас она бы не сидела в тюрьме, а страна не знала бы ни налогового майдана, ни «дела ProstoPrint».

Во время всего судебного процесса Юлия Тимошенко сидела, демонстрируя свое несогласие с обвинениями и презрение к суду
Фото: EPA/UPG
Во время всего судебного процесса Юлия Тимошенко сидела, демонстрируя свое несогласие с обвинениями и презрение к суду

Отменить уже работающий суд присяжных не смог бы никакой Портнов. Реформированная налоговая и правоохранительная система ограничили бы давление на «оранжевый» бизнес, а значит и количество «тушек». Качественный закон о выборах обеспечил бы победу оппозиции еще на местных выборах. В свою очередь Кабмин, лишенный возможности вручную «рулить» потребительскими ценами и экономикой в целом, не смог бы сдерживать рост недовольства электората популистскими подачками. В такой ситуации Партии Регионов пришлось бы либо повторить опыт Саакашвили, проведя в первый же год своего правления целый комплекс радикальных реформ, либо уйти с политической сцены, проиграв все возможные выборы и закончив импичментом их президенту.

Настоящая вина

Все это действительно могло бы быть, но всего этого не случилось потому, что Тимошенко и Луценко не хотели этого делать. Ведь такие реформы требовали от них одного – отказаться от части с таким трудом завоеванной власти, ограничив самих себя, а вместе с тем и своих приемников.

Что ж, может быть, тюрьма заставит их понять, что власть – это тлен, и только создание институтов, основанных на власти закона, а не чиновника, реально улучшит жизнь страны. Если заключение их этому научит, если выйдя из тюрьмы и вернувшись к власти, они будут бороться за ограничение своих же властных полномочий, тогда можно будет сказать, что они действительно «отсидели» свой грех перед Майданом и всей страной. Пока же они виноваты в гораздо более страшном преступлении чем то, которое им «шьют».

Михаил СоколовМихаил Соколов, эксперт группы Налоговая и бюджетная реформа Реанимационного пакета реформ