Все публикацииПолитика

​¡No pasarán!

«What's in your head, in your head?

Zombie, zombie, zombie»

The Cranberries

​¡No pasarán!
Фото: Макс Левин

Если мы попытаемся немного отойти от иллюзорной модели восприятия политики, то увидим следующее: внутри демократических режимов политики существует определенное количество элитарных групп, борьба которых создает пространство публичной политики. Это пространство, в конечном итоге, пронизывает всё общество, спускаясь даже в самые тёмные закоулки той или иной системы.

Часто бывает так, что главы этих элитарных групп не являются публичными людьми. Многие из них вышли, в нашем с вами случае, из криминалитета, партийной номенклатуры и, что реже, бизнеса. Они всегда стремятся к тому, чтобы сохранить контроль над системой, даже в том случае, если они, временно, утратили уровень былого влияния.

На практике это значит, что пространство публичной политики и та виртуальщина, которая на нем присутствует в каждый конкретный момент времени, зависит от конфигурации элитарных групп. Не секрет, что в России, например, существует основная элитарная группа, которая смогла централизовать власть в собственных руках, создав видимость «нормальной демократии». Ведь там существуют несколько парламентских партий помимо партии власти – «Единой России», но они лишь выполняют функцию массовки. Может ли КПРФ, ЛДПР или «Справедливая Россия» действовать вопреки воле элитарной группы? Нет, не может... Поэтому эти «партии» служат лишь дополнительным атрибутом демократии, демонстрацией её потенции, но не доказательством её реального функционирования.

Подобная демократия похожа на наручные золотые часы, которые не идут. Они прекрасны, не считая нескольких грубых элементов во внутреннем механизме. Но заставить работать эти часы невозможно потому, что в них отсутствует тот самый главный «валик», который может позволить народу их завести и «правильно настроить время». Именно поэтому «правильное время» демократические часы российского выпуска показывают всего пару раз в сутки. «Сутки» – это каденции политических выборных лидеров, которые сменяются лишь тогда, когда этого желает элитарная группа.

Когда же дело доходит до выборов, то они становятся тем «правильным временем», а на деле – мертвым часом, который подтверждает работоспособность демократии если не в глазах народа, то хотя бы в глазах элитарной группы.

Последние события, происходящие в Москве, показали не сколько то, что эти золотые часы можно починить, сколько то, что эти часы можно сдать в утиль. И эта возможность утилизации «контролируемой демократии» может реализоваться довольно быстро.

Фото: EPA/UPG

В Украине в плане политического сознания сейчас дела обстоят хуже, чем в России, как не прискорбно нам это осознавать. Если украинский избиратель уже устал от бесконечной номинальной политической борьбы между оппозиционными вождями и вождями от власти, то российский избиратель за этим соскучился. Россия требует публичных политических конфликтов, публичной политической игры, политического театра. Украинцы же по горло этим театром политического абсурда сыты, а потому находятся в некой политической апатии, из которой их следует побыстрее спасать.

Наверняка, большая интенсивность номинального демократического публичного процесса вызвана тем, что у нас существуют несколько элитарных групп, которые контролируют экономические, силовые, информационные и другие ресурсы. Их нежелание интегрироваться в одну команду проецирует видимость демократических процессов в нашем государстве. Возможно, проблема заключается в политических традиция. Сейчас это не суть важно…

Важно другое. В Украине среди партий, присутствующих в парламенте, не существует тех, кто в действительности заслуживает голос избирателя. Это хрестоматийная истина. Но даже примитивная рокировка должностных лиц в очереди на место возле властного корытца уже косвенно способствует развитию Украины. С одной стороны, это значит, что каждый адекватный избиратель будет находиться в поиске новой политической силы для вверения ей своего политического капитала, с другой стороны, это значит, что элитарные группы будут пытаться ловить таких избирателей с помощью создания новых политических проектов.

Если в России простейшими сетками для ловли избирателей, разочарованных политикой «Единой России» были КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия», то в Украине с «сетками» дела обстоят несколько иначе. КПУ и Народная Партия господина Литвина выполняют приблизительно те же функции, что и их российские братья из второго эшелона. Ну и пусть… они хотя бы работают на власть открыто.

Проблема украинской отечественной политики состоит в том, что те партии, которые представляют альтернативные элитарные группы, совершенно не хотят считаться с народом. Поэтому принципиальная разница между «теми» и «этими» политическими силами состоит лишь во внешнем облике «блесны», на которую должен клевать электорат. Но ловушки, как известно, делают по-разному и для разных целей.

Поэтому поиск тех, кто финансирует политические силы, может приоткрыть вуаль неведения над реальными альтернативами политического выбора. Но даже если мы не в состоянии доказать причастность тех или иных элитарных групп к политическим проектам, мы можем косвенно доказать эту взаимосвязь обращаясь к анализу политических технологий.

Фото: Макс Левин

Сейчас элитарным группам, которые монополизировали власть в Украине (а это, за редкими исключениями, представители Донецкого и Днепропетровского региона), необходимо заблокировать доступ к властным ресурсам своим реальным конкурентам. Политическое сознание элитарных групп представляет примитивную бинарную оппозицию: мы (власть) и они («не власть»). Следовательно, все политические технологии направлены на усиление позиции «нас» и ослабление позиции «их».

В действительности, происходит интеграция различных партий, общественных движений и бизнеса вокруг «нас» и попытки дробить и дискредитировать «их». Логично: если не хватает мест в парламенте для большинства, то элитарные группы просто покупают маленькие партии; если у оппозиционных политических сил растет поддержка, то их пытаются дискредитировать и дробить.

Вообще, финишная прямая парламентских выборов 2012 года будет выглядеть весьма печально. Проходной электоральный барьер, поднятый до 5%, уничтожит надежды большинства политических сил на то, что они смогут ввести фракцию в парламент по пропорциональным выборам. О мажоритарке, с огромным потенциалом для применения административного кнута и административного пряника, я даже не заикаюсь…

Но и этой подтасовки избирательных правил во время игры недостаточно для убедительной победы, представителям верхушки украинского политического «Олимпа» необходимо ещё и полностью дискредитировать саму идею оппозиции в глазах избирателей. Поэтому оппозиционное движение в Украине не имеет единого центра: каждый «оппозиционный» лидер претендует на то, чтобы его считали главой, но никак не союзником, и боже упаси – членом другой команды. Тимошенко, Яценюк, Кличко, Гриценко, Тягнибок – сколько ещё нужно фамилий, чтобы продемонстрировать факт внутреннего разрыва в деятельности оппозиции (косвенно, этим мы подтверждаем и эффективность технологии разрыва оппозиции, созданной лидирующей элитарной группой).

Вспомним, например, о феномене «Ляшко» в украинской политике. Лидер политической силы, который запомнился за более чем 5 лет депутатства украинским избирателям лишь своими личными откровениями в прокуратуре и поеданием земли в стенах украинского парламента, также считает себя одним из предводителей украинской оппозиции. Но все понимают, что «Ляшко» это просто политическая технология наших днепропетровских друзей, которая направлена на полнейшую дискредитацию самой идеи оппозиции.

Ведь всё что делает «Ляшко» – это опошление образа оппозиционера в публичном пространстве Украины. Митинги, на которых он появляется, начинают носить тот оттенок безумного и отвратительного карнавала, который способен лишь оттолкнуть адекватных избирателей от какого-либо участия в митингах и акциях протеста. Ляшко, как тот древнегреческий Мидас, только если всё к чему прикасался Мидас превращалось в золото, то всё к чему прикасается Ляшко превращается в более вязкую и зловонную субстанцию. Но логика процесса та же…

Вспоминая о разговорах относительно финансирования ВО «Свобода», которые продолжаются на страницах различных украинских изданий уже не один год, следует сказать, что не взирая на источник финансировании этой партии (то ли это круги близкие к лидирующей элитарной группе, то ли это честный средний и малый бизнес, носящий в душе печать националистической идеологии), партия, самим фактом ведения такой дискуссии, дискредитируется в глазах избирателей. А поэтому одни избиратели становятся «ближе к власти», наблюдая неадекватность в поведении некоторых членов этой политической силы, другие же просто считают, что этот политический проект «куплен», а потому и незачем его поддерживать.

«Гражданская позиция» Гриценко потеряла всякую надежду на прохождения в украинский парламент в качестве независимой политической силы, а её объединение, например, с УДАР, выглядит мероприятием рискованным. Кто может дать гарантию того, что УДАР в будущем будет оставаться независимым оппозиционным центром и не продастся с потрохами лидирующей элитарной группе (как, например, это сделали господа из «Народной партии»)? Этого не может гарантировать никто, а значит в самой возможности объединений между «Гражданской позицией» и УДАР следует усматривать электоральный проект (из серии «Сильной Украины»).

И это хорошо, что слухи об объединении проектов господина Гриценко и Кличко сошли на нет: первый, возможно, сохранил свой политической проект от скоропостижного развала, второй сохранил политическую потенцию и ядерный электорат. Ведь так же, как «Сильная Украина» очень быстро превратилась в довольно «Слабую Украину», УДАР, в случае неправильных политических шагов, может превратиться в ШЛЕПОК.

Про «Нашу Украину», которая уже давным-давно перестала быть «нашей», вообще не хочется говорить… Думаю, что наблюдательный избиратель и сам найдет в чём упрекнуть эту политическую силу.

Обезглавленная Батькивщина, как рейтинговый лидер среди прочих номинально-оппозиционных политических сил, переживает не лучшие свои времена. Месяц назад в Интернете появилось сообщение о том, что впервые рейтинг Батькивщины превысил рейтинг Партии регионов. Однако следует заметить, что ВО «Батькивщина» всегда управлялась одним человеком. Смогут ли заместители Тимошенко принимать правильные решения во время избирательного процесса и не разорвать на части этот политический проект – покажет будущие. Но и сейчас видно, что от «бело-красных» отвернулись многие серьезные инвесторы, следовательно, все сегодняшние доноры партийной кассы захотят получить больший кусок от общего пирога уже после выборов.

Напоследок остался «Фронт перемен». Быстро развивающийся зародыш новой политической силы превращается в политический проект, который может стать как приятной, так и неприятной неожиданностью после выборов 2012 года. Довольно вялая оппозиционная риторика этой политической силы, подкрепленная такой же вялой оппозиционной деятельностью (чего только стоит акция «Украина против Януквича»), дает все основания заявить о том, что именно «Фронт перемен» станет той «формальной» оппозицией в украинском парламенте, которая сможет ситуационно находить точки соприкосновения с властью. Другими словами, «Фронт перемен», и вероятность подобного сценария очень высока, будет той скомканной бумажкой, которую время от времени будут засовывать под шатающийся «региональный стол».

Возможно, я слишком сильно сгущаю краски, и в действительности, после выборов 2012 года, украинцы окажутся в социально политическом раю, который им принесут депутаты жрущие землю, обезглавленные партии, забытые политические проекты и лояльные к сегодняшней власти денежные мешки. Может быть… но вероятность этого крайне мала.

Всё это, весь будущий политический год будет происходить под флагом, на котором золотыми буквами будет написано: «Они не пройдут!». И дело не в том, что в парламент не пройдут какие-то оппозиционные политические силы, дело в том, что «не пройдет» украинский народ, не пройдут новые идеи, не пройдем мы. Именно этого хочет сегодняшняя власть, именно поэтому над ней развивается флаг с надписью «¡No pasarán!».

Для того чтобы бороться за своё право лучшей жизни стоит:

- во-первых, вытравить «зомби» из своей головы тем, у кого они остались, и перестать верить в «мессию» среди украинских политических объединений (у них у всех один общий язык – деньги);

- во-вторых, начать договариваться с представителями партий (мажоритарщиками) о совершенно конкретных вещах, которые они должны будут выполнить до и после выборов;

- в-третьих, следует перестать поддерживать сегодняшнюю власть, которая поставила украинских избирателей в такие жуткие условия политического выбора.

Если власть (сегодня это команда Партии регионов) лишает нас возможности политического выбора, способного повлиять на события, происходящие в государстве, то мы должны лишать такую «власть» власти. И другого выхода у нас нет…