Все публикацииПолитика

Покончить с СССР в себе

Можно ли поставить вопрос о свободе в Украине без того, чтобы поставить вопрос о политическом режиме в Москве? Фактически, на этот вопрос искали ответ в Киеве 8-го ноября участники дискуссии на тему «Опыт Литвы в преодолении последствий тоталитаризма».

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист
Покончить с СССР в себе

Дискуссия состоялась в Киево-Могилянской академии при участии посла Литовской Республики в Украине Пятраса Вайтекунаса, а также литовских государственных деятелей, которые непосредственно занимались и занимаются укреплением в исторической памяти литовского общества преступлений оккупационных режимов – советского и нацистского. С украинской стороны присутствовали правозащитники, историки, журналисты, студенты.

Вот так, собственно, это выглядело:

В своём приветственном слове к собравшимся посол Литовской Республики сразу взял, так сказать, быка за рога и описал самую суть различий между Европой в период до второй мировой войны и Европой в период после второй мировой войны. Почему это важно? Потому что именно непонимание украинскими власть имущими этих различий привело к тому, что мы до сих пор не в ЕС. Привело к тому, что сама перспектива вступления Украины в ЕС до сих пор представляется туманной.

Итак, самым важным в словах господина Вайтекунаса было:

«Что такого произошло в Европе после второй мировой войны, что мы сегодня даже представить себе не можем новый Холокост в Европе? Что такого произошло, что мы не можем себе представить новый военный конфликт между бывшими врагами: между Британией и Францией, между Францией и Германией, между Германией и Польшей, между Польшей и Литвой? Какой природы эта волна примирения, которая идёт с Запада на Восток?

Европейская цивилизация – то есть мы – верит, что человек по своей природе является добрым. Верит, что только свободный человек является ответственным человеком и человеком, склонным делать добро, а не зло. Как и государство, основанное на фундаменте свободного общества, склонно к исправлению своих ошибок. Главным словом тут является: свободный.

До второй мировой войны структура межгосударственных отношений базировалась на интересах и их балансировании. Мол, мы будем много торговать между собой, будем много производить, будет много инвестиций – и всё будет хорошо. Но не было хорошо. Первая, а затем и вторая мировая война разбили эти иллюзии.

Оказалось, что нужна другая основа для организации общества и государства. Согласование государственных интересов, балансирование властей и так называемая «Realpolitik» – показали свои трагические ограниченности, свою трагическую нестабильность.

И новая структура организации государства, межгосударственных отношений – нашлась. Ею стала ценностная основа. То, что мы сегодня называем европейскими цивилизационными ценностями: уважение к человеческому достоинству, свобода высказывания, свобода выбирать и контролировать власть, свобода работать, зарабатывать имущество и распоряжаться им, а также реальные механизмы, которые обеспечивают реальную возможность пользоваться этими свободами каждый день и каждому человеку. Это всё является следствием одного: свободы.

К сожалению, в наибольшей части мира демократические ценности воспринимаются как пустая болтовня, которая только мешает жить, мешает торговать, мешает делать бизнес».

А теперь вспомните высказывания украинских власть имущих – особенно нынешних – об интеграции. Что они говорят?

Они говорят, что Украине нужен рынок, что Украине нужен рост товарооборота с соседями, что Украине нужен рост инвестиций. То есть они остаются в рамках вот именно той системы межгосударственных отношений, от которой в Европе отказались после второй мировой войны.

Европа отказалась от того, чтобы основывать межгосударственные отношения на товарообороте или балансировании экономических интересов. Европа пришла к тому, чтобы основывать межгосударственные отношения на родстве ценностей. Украинские власть имущие это превращение пока не пережили и даже не осознали.

Взгляните вот, например, на типичное выступление премьер-министра Николая Азарова по вопросу об интеграции:

Азаров тут антагонистичен современной Европе, совершенно неприемлем как государственный деятель в нынешней системе межгосударственных отношений в Европе. Азаров говорит только о создании рынка на востоке и рынка на западе. Он говорит, что есть интересы страны торговать на всех рынках, и что нельзя противопоставлять интеграцию на востоке и интеграцию на западе.

Однако сами европейцы, высокопоставленные европейцы говорят, что противопоставление нужно делать, обязательно нужно. Потому что Запад интегрирован на основе ценностей, а не на экономической общности. Запад интегрирован на основе свободы, а не на основе рынка.

Понимаете, в чём самая суть проблем с европейской интеграцией Украины? Украинские власть имущие не осознают (или не желают осознать), чего от них хотят в Брюсселе. Что такое ЕС? ЕС – это права человека, это права собственности, это уважение к человеку, к индивидууму. Иными словами, ЕС – это преодоление последствий тоталитаризма – красного и коричневого – в Европе.

Преодолены ли последствия тоталитаризма в Украине? В России? Посол Литовской Республики несколько раз акцентировал внимание собравшихся на этом:

«Период нацистской истории – это период нормального развития Германии? Период нормального развития Италии? Насколько я знаю, они все говорят, что это ненормально, что это история болезни, а не история государства.

А период истории СССР – это история развития болезни или это история развития Российской Империи? Я боюсь, что сегодняшняя Россия отвечает, что это период натурального, нормального развития Российской империи. Но, я думаю, что для нас это тоже выглядит как история болезни, что в наших интересах отделить Россию и русских, которые пережили катастрофу не меньше других народов, от большевиков».

И раз уж речь зашла о Российской империи, я не мог не поинтересоваться у посла Литовской Республики отношением литовского истеблишмента к проекту создания Евразийского Союза, недавно анонсированного Владимиром Путиным, а также восприятием в Литве нынешних руководителей Украины, которые не брезгуют использовать некоторые советские методы.

lb.ua: – Как в Литве воспринимают проект Евразийского Союза? Воспринимают ли этот проект в контексте дискуссий о последствиях советского тоталитаризма?

Пятрас Вайтекунас: – Не уверен, что Евразийский Союз это копия или продолжение Советского Союза. Мы принадлежим к Европейскому Союзу и мы, конечно, внимательно изучаем все действия, которые происходят вокруг нашей страны, вокруг Европейского Союза. Мы изучаем опыт ЕврАзЭс, мы изучаем опыт Таможенного Союза. Мы составляем своё мнение об этом, но мы воспринимаем это как проявление другой политической жизни, которая происходит на востоке от нас.

lb.ua: – А какое впечатление на вас, как дипломата, производят нынешние метания руководителей Украины между Западом и Востоком? Вы считаете адекватным заключать соглашения с людьми, которые никак не могут сделать выбор?

Пятрас Вайтекунас: – Мы, Литва, считаем, что Украина это европейская страна, что живущим здесь людям дороги и понятны ценности европейской цивилизации. И мы твёрдо поддерживаем европейский путь Украины и украинцев. И мы заинтересованы в том, чтобы Украина подписала договор об ассоциации, чтобы подписала договор о свободной торговле, чтобы украинцы имели максимально облегчённый доступ в Европейский Союз вплоть до безвизового, и мы работаем в этом направлении. Работаем вместе с нашими партнёрами в ЕС. Работаем здесь с нашими партнёрами-украинцами на разных уровнях, начиная с президентского уровня и заканчивая, скажем, школьниками, студентами.

lb.ua: – То есть вы сохраняете оптимизм?

Пятрас Вайтекунас: – Пока, я думаю, Украина движется по вектору в сторону ЕС, по вектору европейской цивилизации. И сейчас не время делать какие-то кардинальные изменения в нашей политике.

lb.ua: – Даже несмотря на Юлию Тимошенко в тюрьме?

Пятрас Вайтекунас: – Но с Юлией Тимошенко – это не только дело одной личности, это дело всей системы правосудия. Во-первых, мы акцентируем проблемы правосудия, проблемы реформы системы правосудия, и только потом уже обращаем внимание на личность. И сама Юлия Тимошенко агитирует ЕС за то, чтобы никоим образом не наказывать Украину и заключить договор об ассоциации с Украиной, – мы слышим эти аргументы, которые произносит Юлия Тимошенко.

В разговоре о европейской цивилизации депутат Сейма Литовской Республики Далия Куодите подчеркнула, что крайне важным фактом для Литвы после распада СССР стало то, что в Литве чётко разграничили: вот советское – чужое – наследие, а вот литовское – наше – наследие.

В Украине, естественно, никто не делал чётких разграничений между советским опытом и украинской действительностью. Здесь у нас вообще невозможно, немыслимо сказать на государственном уровне, что советское прошлое – это чужое прошлое. Почему? Потому что слишком большая часть нашего общества искренне считает, что советское прошлое, советский режим нельзя оценивать только как преступный. Что с этим делать?

Собравшиеся в большинстве своём были солидарны с тем, что необходимо убеждать сограждан признать советский режим преступным. Однако всё-таки не выявили действенных методов такого убеждения и сосредоточились на обсуждении переименования городов и улиц, сноса памятников советским вождям и переписывания учебников истории. А ведь последствия тоталитаризма проявляются и в языковой культуре, и в визуальной культуре. Что с этим делать?

Можно изъять из общественной жизни серп и молот, но как изъять из быта вещи вроде слов «коммунальные услуги»? Ведь что такое коммунальные услуги? Это услуги, которая оказывает коммуна. И хотя сейчас никаких коммун нет, всё равно у нас используются только эти большевистские слова для описания поставки горячей и холодной воды, отопления и так далее.

Можно сломать памятник Косиору, однако как быть с тем фактом, что само территориально-административное устройство нашего государства является, можно сказать, памятником товарищам Сталину и Хрущёву?

Или, словами Далии Куодите, «памятники вождям и старые названия улиц – это только знаки того, что в сознании народа нет потребности что-то менять». И если даже быстро убрать советские памятники и названия, то само сознание людей ещё не изменится.

Не был во время дискуссии должным образом затронут также вопрос об ущербе: если мы говорим, что советский режим преступный, то это означает, что были жертвы, им был нанесён ущерб. Кто-то был убит, кто-то лишился здоровья, кто-то на годы пропал в лагерях, кто-то был лишён имущества. Как компенсировать этот ущерб? Кто будет компенсировать этот ущерб?

В Литве пришли к выводу, что компенсировать ущерб должна Москва. И речь шла не только о каких-то там миллиардах долларов, но и о символической сумме в один лит. Однако и такую компенсацию размером в один лит Москва обсуждать отказалась.

А как об этом ущербе заговорить Украине? У нас ведь был массовый голод – и не один. У нас есть крымские татары – целый народ, который был депортирован. Даже вот нынешняя проблема с чернобыльцами и их льготами – это проблема советская, это проблема неправильной эксплуатации в СССР атомной станции.

Все присутствовавшие были согласны с тем, что в Москве никаких перемен с отношением государства к тоталитаризму не произошло. И что от внешнеполитического ориентирования Украины напрямую зависит то, каким будет отношение в Украине к последствиям тоталитаризма.

Ситуация очень проста: чем серьёзнее Украина подойдёт к осуждению большевизма и чем внимательнее будет при избавлении от последствий тоталитаризма, тем ближе Украина будет к Европе – к той системе ценностей, которая сейчас лежит в основе интеграции стран Запада.

Почему в Москве до сих пор сильны тоталитарные тенденции? Были высказаны разные мнения. Например, мнение о том, что Москва перешла на «тёмную сторону культуры государства» ещё в период существования княжества московского:

Владимир Вятрович, бывший руководитель архива СБУ, в своём выступлении подчеркнул: Украина не осуждает тоталитаризм, потому что он свойственен, имманентен нынешней власти, потому что он нужен нынешней власти. Естественно, эти слова о власти в Украине так же могут быть произнесены и о власти в России.

Какой вывод можно сделать из всего этого обсуждения литовского опыта преодоления последствий тоталитаризма?

Можно сказать, что Литва покончила с тоталитаризмом в себе, когда приняла и утверждала ежедневным трудом свой выбор интеграции в Европейский Союз.

Литва теперь может позволить себе просто изучать российские интеграционные проекты – изучать, а не судорожно пытаться представить себя или в рамках этих проектов, или под давлением Москвы, под экспансией России. Украина – до сих пор не сделала чёткий ясный выбор, несмотря на все декларации украинских власть имущих. Ибо этот выбор заключается не в дружеской торговле и не ритуальных поклонах в сторону Брюсселя.

Европейский выбор заключается в уважении к человеку, к его достоинству и правам. Европейский выбор заключается в уважении к собственности – каждый день и каждого человека. Советский опыт радикально противоречит такому выбору – выбору современной Европы. Когда же Украина покончит с СССР в себе?

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист