Все публикацииПолитика

Полтавский каток

Применив избирательную стратегию Леонида Черновецкого, полтавский мэр Александр Мамай и в распределении экономического потенциала города последовал примеру столичного коллеги

Полтавский каток
Фото: poltava.pl.ua

1 ноября на одном из крупнейших частных рынков Полтавы – «Полимпекс» - произошли события, которые его владельцы называют рейдерским захватом, а местная власть именует коммунализацией. Сотрудники частной охранной фирмы отказались впускать на территорию рынка его администрацию и продавцов, мотивируя это приказом со стороны нового начальства – причем не жестких конкурентов-частников, а представителей местной власти и администрации коммунального рынка «Вещевой», который вырос на месте рынка ЧАО «Полимпекс».

Этот инцидент стал финалом (временным ли?) долгой борьбы между мэром Полтавы Александром Мамаем и владельцами «Полимпекса», причем аналогичных историй в городе – десятки.

Происходящее в Полтаве служит весьма ироничной иллюстрацией к недавнему высказыванию Николая Азарова о том, что государство должно уничтожать рейдерство в зародыше. Ведь в Полтаве рейдерство, по мнению местных предпринимателей, фактически узаконено под этикеткой «коммунализации».

Коммунализация началась практически сразу после избрания Александра Мамая мэром Полтавы осенью прошлого года. Уже в декабре владельцы всех 28 рынков города получили официальные письма с сообщением о том, что договора об аренде земельных участков, на которых рынки эти расположены, продолжены не будут. А в марте нынешнего года полтавский городской совет принял ряд решений, которыми стал препятствовать предпринимательской деятельности владельцев рынков.

«Сам факт того, что городской голова начинает работу по созданию экономического климата с рассылки предпринимателям писем, предупреждая об окончании их работы – как это можно расценивать?» - вопрошает Владимир Головко, генеральный директор ЧАО «Полимпекс».

Фото: poltava.pl.ua

Интерес местной власти в освобождении рынков от их нынешних владельцев очевиден – ведь они, по плану Мамая, должны быть переданы коммунальному предприятию «Полтава-Сервис», находящемуся под непосредственным управлением мэрии. При этом экономическая функция КП весьма проста – оно должно просто собирать деньги за аренду торговых мест. А больше ничего делать и не может, поскольку на рынках все давно слаженно работает и никакого вмешательства не требует.

Де-юре, участок земли был «Полимпекс» передан коммунальному рынку «Вещевой» еще в конце сентября. В ожидании этого дня рынок обклеили объявлениями о том, что если торговцы не заключат договора с «Полтавой-Сервисом», то лишатся доступа на территорию. И многие предпочли заключить договора с КП, чтобы избежать трений с властями. Настоящие же владельцы рынков фактически оказались на обочине и с пустыми руками, как в самом начале своей хозяйственной деятельности.

«16 лет назад нам были отданы пустыри. Были постановления Кабмина о том, что нужно для того, чтобы рынки заработали – асфальт, электричество, и так далее - и все сегодняшние хозяева рынков вкладывали свои деньги в их создание и развитие. А теперь местные власти хотят просто ходить по ним и получать деньги за аренду того, во что они не вложили ни копейки», - возмущается собственник рынка «Браилки» Олег Бондаренко.

Внешне, кстати, вся ситуация выглядит вполне презентабельно и цивилизованно - коммунализация рынков подается мэром как средство наполнения местного бюджета. Однако учитывая то, что, по свидетельству предпринимателей, большая часть операций КП «Полтава-Сервис» ведется наличными деньгами, от учета эти суммы ускользают. Соответственно, о каком наполнении бюджета может идти речь?

И это хорошо заметно по состоянию города. Дороги здесь уже совсем не принято ремонтировать, а местные жители просто опасаются пользоваться лифтами в жилых домах. Немудрено – ведь ответственное за этот сектор коммунальное предприятие заявляло, что оно вынуждено ремонтировать лифты, не имея на счетах необходимых средств

Впрочем, вернемся к проблемам бизнеса. Коммунализация в Полтаве происходит все же выборочно – во всяком случае, ряду рынков удалось ее избежать, хотя письма о прекращении аренды земли в свое время получили все. Каким образом этим счастливцам удалось избежать вытеснения из бизнеса? Владельцы тех рынков, которые коммунализации подверглись, рассказывают, что представители власти предлагали передать крупные суммы в обмен на то, чтобы их предприятия оставили в покое. По-видимому, предприниматели в этом вопросе поделились на согласных и несогласных.

Фото: poltava.pl.ua

Рынки – далеко не единственный сектор, страдающий от изобретательности местных властей. На условиях анонимности представитель одной из транспортных компаний рассказал, что договора с теми перевозчиками, которые до прихода Мамая работали в городе, были разорваны. А самые привлекательные в экономическом смысле маршруты были переданы двум крошечным карманным компаниям (чей карман имеется в виду – уточнять не имеет смысла). Тем же транспортникам, которые все-таки не хотели искать себя в другой сфере деятельности, было предложено обслуживать эти маршруты, ежемесячно выплачивая по пять тысяч гривен за каждую единицу техники.

Другой пожелавший сохранить анонимность собеседник из высших властей, не понаслышке знакомый с полтавской ситуацией, поведал о грустной истории местного домостроительного комбината. В свое время в Полтаве была разработана программа доступного жилья, благодаря которой граждане могли приобретать квартиры, стоимость квадратного метра в которых едва превышала бы три тысячи гривен. Даже по скромным полтавским меркам это очень и очень дешево. Полтавский горсовет брал на себя 30% стоимости квартиры, а сами граждане, находившиеся на квартирном учете - 70%. Отсюда и получалась такая небольшая сумма.

Программа пользовалась большим успехом, и на ее основе профильное министерство стало разрабатывать аналогичный проект национального значения.

Домостроительный комбинат прибыли особой не получал, но кое-как со своими финансовыми нуждами справлялся. Однако недавно программа начала сходить на нет, поскольку местная власть (почему-то!) перестала выделять под строительство доступного жилья земельные участки. Причем речь ведь шла не о центральной части города, а о спальных массивах. Один из совладельцев завода рассказал, что выдача участков просто прекратилась – как будто власть ожидает выгодного предложения. В результате, завод просто не может нормально работать, поскольку ему для производства нужны минимум три площадки. И таким образом еще одна экономическая инициатива в Полтаве за последний год испарилась…

Сам Александр Мамай – фигура по-своему впечатляющая. Глава партии со знаковым в условиях нашей политики названием «Совесть Украины», в разные годы привлекался к уголовной ответственности по различным статьям (от хулиганства до неуплаты налогов). До своего избрания в Полтаве он был известен как бизнесмен с одиозной репутацией. А на выборах и вовсе оказался неожиданной темной лошадкой. Избирательная кампания Мамая строилась по знакомым киевлянам лекалам – путем продуктовой помощи пенсионерам и малоимущему населению. В итоге Мамай и пришел к власти, сменив когда-то авторитетного в городе экс-мэра Андрея Матковского. Стоимость его кампании оценивали в десять миллионов долларов. Видимо, как и Черновецкий, Мамай отнесся к своему городу как к АО, которое после инвестирования должно начать приносить прибыль.

Оказавшись в кресле мэра Мамай (как в свое время и столичный мэр) назначил себе и своим заместителям зарплату в одну гривну, мотивировав это тем, что люди все собрались самодостаточные. Правда, зарплата мэра все же перечисляется собственной общественной организации Мамая «Наш дом – Полтава». А в сентябре полтавский горсовет принял решение о увеличении размера ежемесячной премии мэра и его замов с 30% до 80% их окладов. В общем, достаточно самонадеянно.

Не менее самонадеянно ведет себя полтавская власть и с предпринимателями всех уровней

В этом любопытном ролике запечатлена встреча мэра с работниками одного из рынков, превращающихся в коммунальных. Именно там Мамай произнес свою знаменитую теперь в городе фразу «Влада – это каток».

И действительно, каток.

После фактического объявления войны, владельцы рынков инициировали десятки судебных разбирательств в хозяйственных и административных судах, на которые Александр Мамай ответил встречными исками от имени местной общественности.

В областной администрации на обращения предпринимателей разводят руками – мол, по закону не имеем права влиять на решения органов местного самоуправления или даже давать им правовую оценку.

В марте этого года народные депутаты от Партии Регионов (среди них - Эльбрус Тедеев, Виктор Бондаренко и другие) направили обращение генпрокурору Виктору Пшонке с выражением обеспокоенности ситуацией в Полтаве. В письме они прямо указали на корыстный интерес Мамая и его окружения в перераспределении чужой собственности, и попросили применить средства прокурорского реагирования.

Местная прокуратура заняла в этом вопросе принципиальную позицию и вынесла десятки протестов на незаконные решения и действия местной власти. Но горсовет реагировал принятием новых решений на внеочередных сессиях (прямо как при Черновецком). Сам же мэр отдавал своим помощникам указания просто не принимать постановления прокуратуры, находясь в очередном отпуске за рубежом (еще одна аналогия с киевским прототипом).

«Полимпекс» продолжает борьбу за свой рынок в административном и хозяйственном суде. На просьбу оценить перспективы возвращения ведения полтавского бизнеса на нормальные рельсы Владимир Головко разводит руками: «В этой стране как ни пытаешься вести честный бизнес, все сводится к катку».

Пару месяцев назад Виктор Янукович выразил обеспокоенность сигналами о том, что на местном уровне взаимное поручительство чиновников все крепнет. Тогда Президент заявил, что государство не должно отвечать за грехи местных князьков, и ответственность за положение дел с коррупцией будут нести лично руководители регионов. Как показывает полтавский пример, мест для приложения усилий в этом смысле у нас пока более чем достаточно.