Все публикацииПолитика

Разбитое сердце

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Разбитое сердце
Фото: Макс Левин

За год до выборов украинская оппозиция пребывает в состоянии «расфокуса». Без единого лидера (или нескольких приблизительно равнозначных), четкой структуризации, ресурсов для борьбы и существования.

Единственный актив – наличие ряда игроков, перспективы которых стоит проанализировать.

Прежде всего:

А) «Батькивщина» Турчинова, фактор Кожемякина и УСДП Королевской;

Б) «Фронт перемен» Яценюка и его симпатиков – от Мартыненко до Ахметова.

Обо всем и обо всех – анализ исходных позиций, наличный инструментарий, вероятные горизонты - по порядку.

Первый номер – Тимошенко. Только не Юлия, а Женя

Наиболее сложна и неоднозначна ситуация в сердечном лагере. После посадки Тимошенко партия, также – сплотившаяся подле нее команда, оказалась обезглавленной. К чему, честно признаться, тут никто не был готов. Не то, чтоб не осознавали угрозу подобного развития событий – ленились просто напрягаться.

Александр Турчинов, как известно, давно уже отстранился от участия в активной партийной жизнедеятельности (именно активной, а не от жизнедеятельности в принципе). И даже разъехался с Юлией Владимировной в разные корпусы штаба на Туровской. «Просто устал. Сил нет больше», - поясняли соратники. Поясняя – уточняли: деться он, конечно, никуда не денется, но толку от него теперь немного.

Фото: Макс Левин

Однако, с «зачисткой» Тимошенко, Турчинов автоматически выдвинулся на передний план. Что вряд ли сделало его счастливее. Ибо Александр Валентинович:

А) очень уязвим. Мандата-то у него нет, а дела-то на него уже есть. И он об этом знает. И все соратники об этом знают. В таких условиях сильно не поактивничаешь. Если расправятся еще и с Турчиновым (что совершенно не исключено), от «Батькивщины» вообще ничего не останется;

Б) не обладает харизмой Юлии Владимировны. Значит – не сможет увлечь за собой массы. Вспомните провальные для него выборы в Киеве 2007-го;

В) не располагает финансовыми резервами для разворачивания партийной работы и массовой борьбы;

Г) привлечь ему эти ресурсы неоткуда, ибо гарантировать инвесторам безопасность (хотя б относительную), Александр Валентинович – ввиду объективных обстоятельств – не в состоянии. А покупать «билет на войну» до 11 октября и после – две большие разницы. До – одна-две битвы, затем – лавры парламентария. После – прямиком в газовую камеру.

Д) сидя на Туровской не может полноценно руководить фракцией.

Вместе с тем:

А) контролирует критично необходимое большинство облорганизаций. Сообразно партийному статуту, решения выше, принятого съездом. Контроль облорганизаций (не всех, но большинства) – контроль делегатов – контроль съезда;

Б) фамилией Юлии Владимировны (о харизме речь тоже не идет) обладает ее дочь Женя. Идти в политику ей вовсе не обязательно – достаточно просто фамилией, да «лицом» поработать. Женя вполне могла б временно подменить маму во главе списка. Тогда «второй номер» Турчинова выглядел бы вполне органично.

Запасной (вместо Жени) вариант – Александр Тимошенко. Хотя, грозного вида мужчина, конечно, менее предпочтителен – с точки зрения картинки - чем хрупкая, даже внешне похожая на маму, де-факто осиротевшая девушка.

Фото: Макс Левин

В) легко спрогнозировать: именно Турчинова Тимошенко назовет своим преемником. Случится это, скорее всего, на одном из заседаний в апелляции. Чем быстрее, тем лучше для самой Юлии Владимировны и для Александра Валентиновича. Без наличия определенности по данному вопросу, «Батькивщина» очень быстро рассыплется;

Г) крайне важно: не только преемником, но и «держателем» бренда «Батькивщина». Сохранить контроль над брендом – первостепенный вопрос для этой политсилы. Иначе – грустная судьба Львовской и Киевской (бывших когда-то самыми сильными) облорганизаций «Батькивщины», постигшая их на местных в 2010-м, постигнет всю партию на парламентских в 2012-м.

В отличие от Суслова в 2011-м, Добкина в 2003-м не избивали до полусмерти

Логично, если на Турчинова укажет пальцем Тимошенко, еще и партия останется за ним, большинство БЮТовских нардепов, размышляющих ныне над тем, в какую сторону им бежать, прильнут к Александру Валентиновичу. Тем самым он одномоментно вызовет огонь на себя. А дела-то на Турчинова, как были сказано, давно подготовлены….

Впрочем, нынче такие времена, что и нардепы не могут чувствовать себя вполне защищенными. История Евгения Суслова – подтверждение. Ничего личного, просто пример показательный.

В 2003-м Михаил Добкин тоже добровольно-принудительно перешел в СДПУ (о) сразу после того, как в Харькове задержали его отца, да прижали брата. Но Добкина, в отличие от Суслова, не избивали до полусмерти.

В 2005-м Анатолий Засуха почти год благополучно отсиживался в родной Ковалевке. При том, что формально числился в розыске. «Поместье народного депутата Татьяны Засухи» гласила надпись на воротах. И ни «Альфа», ни «Беркут», никто другой проникнуть за эти ворота не смел. К Суслову – посмели. В этом – разница между «тогда» и «теперь».

Что ж предпринять Александру Валентиновичу для поддержания боевого духа в соратниках, для укрепления рядов? Как говорят на Туровской: «политика больше не делается в телестудиях. Политика теперь делается или в кабинете Виктора Федоровича или на улице».

Я, правда, не помню, чтоб она когда-либо делалась в студиях (там происходит лишь имитация), но то, что иного пути – кроме как разжигание недовольства властью у масс – «Батькивщина» не имеет – факт. Либо «сердечным» удастся как-то всколыхнуть болото гражданского общества, либо их самих поглотит болото политическое.

Удачливость в данном мероприятии зависит не только и не столько от не\наличия везения, сколько:

А) расторопности. Коей покамест «сердечные» похвастаться не могут. Желающим убедиться – достаточно разок поприсутствовать на совещаниях фракции. Значительная их участь – вместо конструктивного обсуждения – посвящается разговорам на тему: а что мы будем делать с палатками на Крещатике? Какой смысл в этих палатках после 11-го октября, зачем нардепам там еженощно (!) дежурить (хотите «пропустить» - отпрашивайтесь!); почему б не попробовать их перенести на Майдан-Банковую – Мариинский парк, умалчивается.

Фото: Макс Левин

Б) средств. Со средствами у Турчинова и команды, как было сказано, напряг. Очень большой напряг. И если билеты в поезд «имени Юлии Тимошенко» покупались охотно, ведь состав неизменно доходил в точку назначения; не факт, что билеты в поезд «имени Александра Турчинова» станут пользоваться таким же спросом.

В) скоординированной деятельности фракции в Раде. В четвертом созыве БЮТовцы обходились малыми силами, но оппонентов «кошмарили» отчаянно. В шестом – даже после значительного «оттока кадров» - депутатов тут в три раза больше, однако выступать действительно «единым фронтом» у них не получается. Вспомнить, хотя б, недавнюю историю с Могилевым: первые заинтересованные в том, чтоб подвергнуть косноязычного милиционера жесткой обструкции, «сердечные» в конце концов заблокировали трибуну, самих же себя лишив замечательной платформы.

Нынешний руководитель фракции, Иван Кириленко – человек, безусловно, достойный, но не слишком – в данной ипостаси – эффективный. Что, впрочем, угрозы его статусу не представляет.

Инициировать замену Кириленко – значит окончательно обрушить без того хрупкий внутренний «сердечный» мир; сместить центры влияния… Да, и кому инициировать? На каких формальных основаниях? Кто все это – с учетом недепутатства Турчинова – оперативно проконтролирует?

Тут-то и всплывает «фактор Кожемякина».

«Фактор Кожемякина»

Который, то ли по наивности, то ли – по глупости (что вряд ли, недостатком ума Андрея Анатольевича не упрекнешь), но, скорее - ввиду несколько завышенной самооценки, да неукротимой самовлюбленности (что есть, то есть) возомнил себя главным «связным» со станом власти. Конкретно – с «собирателем парламентского большинства от ПР» Андреем Клюевым. О чем, кстати, известно было еще летом и о чем знала Тимошенко. Турчинов тоже знал и, первое время, «начинания» коллеги поддерживал, но потом между ними что-то случилось, и сегодня отношения Александра Валентиновича с Андреем Анатольевичем отнюдь не столь теплы, как прежде.

Фото: Макс Левин

Что, впрочем, не означает, что они напрочь испорчены. Если Турчинов, каким-то образом, сумеет таки перетянуть все «сердечное» одеяло на себя, Кожемякин первым попытается примоститься рядом. Томенко поступит так же. Наверняка не отойдут от Турчинова Немыря, Ливинский, Аббдулин,Федорчук, Пашинский, ПРПисты (если только не решаться действовать в 2012-м самостоятельно, что маловероятно), Шкиль… Им всем просто некуда деваться.

Да, и в лидерский потенциал Кожемякина – ни во фракции, ни в партии, никто всерьез не верит. Равно как в то, что в решающей ситуации он осмелится пойти на разрыв. Ни бренда, ни команды, а одним бело-голубым финансированием, да админресурсом сыт не будешь. Как ни крути, а Кожемякин – не Катеринчук, которого нынче активно «привечает» (с прицелом на округ в Центральной Украине) Левочкин.

Но покамест Андрей Анатольевич еще важно надувает щеки, а кулуары вновь и вновь обсуждают тему формирования списка «по сценарию Клюева». Напомню: это когда первые человек двадцать – известные бойцы (согласившиеся на коллаборационизм лишь потому, что депутатство – главная и единственная их работа), остальные – «тушки» и те, кто не поместился в список ПР, да не попал на округ.

Привлекательность подобной схемы – гарантии неприкосновенности для уцелевших «сердечных»; отсутствие необходимости самостоятельно финансировать кампанию; иллюзии в духе «от помощи не откажемся, но ПР все равно перехитрим».

Сумма данных факторов и является основанием «раздувания щек». Вплоть до провоцирования разговоров на тему: «не поменять ли Кириленко на Кожемякина?».

Сложность одна, но весьма существенная – Клюев подобный «расклад» действительно может обеспечить, но его непримиримый оппонент Левочкин имеет значительно больше влияния на силовые структуры. Которые, по странному стечению обстоятельств, резко начинают интересоваться тем, кто «всё порешал» с Андреем Петровичем, но не уважил вниманием Сергея Владимировича.

Наглядный пример – Евгений Корнийчук. Партия которого перешла в распоряжение Натальи Королевской.

Исключение Королевской из фракции БЮТ – дело времени

Вместе с партией Королевской досталась масса проблем:

А) Напряжение во взаимоотношениях с соратниками. Готовясь к раскрутке собственной политсилы, Королевская, логично, задается вопросом команды. Для решения которого встречается, консультируется, советуется с довольно широким кругом людей (преимущественного – молодых, уже имевших опыт работы во власти). О чем, естественно, известно остальным сердечным и что их порядком напрягает. Посему, исключения Королевской из фракции БЮТ – дело времени. За что? Да, за плохое поведение, короткую юбку, отказ ночевать в палаточном городке… Даже если она передумает насчет «сольной карьеры», «осадок» у коллег все равно останется и в БЮТ ей комфортного житья уж не видать;

Фото: Макс Левин

Б) Пункт «Б» логично следует из «А»: прикупив партию, было б даже странно тихонько с нею отсиживаться на прежнем месте. Вероятность того, что «преемником» - вместо Турчинова – Тимошенко назовет Королевскую, минимальна. А стартовать самостоятельно – автоматически противопоставить себя и Тимошенко, и «Батькивщине». Значит – сжечь старые мосты;

В) Если «противопоставлять», то сейчас. Времени для окучивания собственного электорального поля совсем немного. Не говоря о необходимости еще собрать команду, заручиться поддержкой спонсоров, программу составить, мэссиджи сформулировать и т.д.;

Г) Однако, выходить в самостоятельное плавание имеет смысл лишь при наличии уверенности стопроцентного попадания в Раду. Чтоб не пришлось весной или в начале лета проситься в список к Яценюку (имея собственную партию, опять таки, глупо).

У Королевской, как человека здравомыслящего, такой уверенности нет. И взяться ей неоткуда. Ибо ее «стопроцентная привязка к Банковой», на чем настаивают многие журналисты – миф.

Главный вопрос, который на встречах-обедах-ужинах задают молодому депутату ее потенциальные однопартийцы: «есть ли гарантии, что власть не начнет нас уничтожать? С лица земли стирать? Какие вообще у нас отношения с властью?». Четкого ответа никому из них получить не удалось. Зачастую озвучивается формула: «гарантий никто не дает, но мы справимся, все будет в порядке, не переживай». Формула абсолютно правдивая, ибо железобетонных гарантий Королевская действительно не имеет ни с Грушевского, ни с Банковой.

Более того, намедни власти передали ей специфический «привет». «Привет» в виде жесточайшего наезда на экс-министра Полтавца. Который – в бытность чиновником Тимошенко – трудился не без негласного патронажа (если можно так назвать сию специфическую форму взаимоотношений) госпожи Королевской. Ему, в частности, хорошо известно, в какую сумму обошлась «сердечным» президентская на Донбассе и откуда эти восемь ярдов взялись.

И давление на пожилого экс-министра – прямая угроза для молодого депутата. Угроза довольно серьезная.

Какой из вышеизложенного вывод? Единственный для людей Тимошенко (бывших, нынешних, косвенно аффилированных) шанс воспроизвестись в политике – укрыться под единым зонтиком самого раскрученного из всех оппозиционных брендов. Перетащив туда (чуть позже) и Кужель с ее проектом, и Данилюка (чтоб его таки не совратила власть), и Кириленко, и остатки «самбистов»…всех, кого удастся собрать.

Ющенко в 2002-м и Яценюк в 2012-м: «Если Ющенко был «сыном» Кучмы, то Яценюк – внук»

«Объединение всех демократических оппозиционных сил - единственное правильное решение», - заявила Тимошенко Lb.ua незадолго до приговора . И дала настоятельную рекомендацию – формировать единый список.

Еще ранее, по уже фигурировавшей в СМИ информации, Арсению Яценюку было сделано – от ее имени – заманчивое предложение: начать «соитие», гарантировано закрепив за экс-спикером второе место, «а первое пока не обсуждать».

От предложения Арсений Петрович отказался.

Фото: Макс Левин

Его расчет – на избирателей, разочаровавшихся в Тигипко, уставших от Тимошенко, отвернувшихся от власти, испуганных Тягнибоком… Словом, всех, кому по душе нечто альтернативное. Всех, включительно с «альтернативно ориентированными» элитами.

Понемногу вокруг Арсения Петровича начинают концентрироваться небедные люди, уже испытавшие вкус власти и желающие к ней вернуться.

Так, штаб «Фронта перемен» возглавил Николай Мартыненко.

Давид Жвания в команду пока не перешел, но – судя по всему – скоро перейдет (в ПР его не ждут, а самостоятельно прорваться в ВР будет сложно).

Благоприятные отношения у Яценюка складываются с Петром Порошенко, который сам предпочтет баллотироваться по Виннице, но в поддержке «фронтовикам» явно не откажет. Хотя б одним эфиром. Что, кстати, тоже немало…

Разговоры о еще более благоприятных отношениях Яценюка с Ринатом Ахметовым покамест остаются лишь разговорами – дальше дело не идет. Не идет, ибо Ринат Леонидович привык всегда контролировать стопроцентный пакет акций, а Арсения Петровича подобное не устраивает.

Ближе к кампании, перечень «партнерских» фамилий наверняка еще расширится.

В целом, ситуация весьма напоминает 2002-ой, когда представители контр-элит сгруппировались вокруг Виктора Ющенко, служившего для них этаким «паровозом». В 2002-м, кстати, кампания проводилась по смешанной избирательной системе – как планируется и в 2012-м.

Едва зайдя в Раду, львиная доля всех мажоритарщиков предпочла тогда записаться в ПБ, но уже к началу 2004-го большинство из них переметнулись к «оранжевым». Несложно спрогнозировать – нечто подобное ожидает Виктора Януковича и Ко к 2015-му.

Кардинальное отличие «Фронта перемен» от «Нашей Украины» (образца 2002-го) не только во внешней форме (блоки больше не смогут принимать участие в гонке), но и в сути – неготовности к объединительным процессам.

«Оппозиции необходимо набрать больше 226-ти голосов, иначе все это вообще не имеет смысла. Способна ли хоть одна из непровластных политсил самостоятельно получить такой результат? Нет. Значит, в выборах должно участвовать несколько отрядов», - заключил, в данном контексте, Николай Мартыненко. Полную версию эксклюзивного интервью с ним ожидайте на нашем сайте в ближайшее время.

О контактах «Фронта» с «Батькивщиной» - см. выше; с Кириленко переговоры закончились ничем.

Пока суть, да дело, сам Яценюк ведет себя предусмотрительно-осторожно. Отчаянно критикует власть, точнее – деятельность Кабмина Азарова, «наездов» на Банковую старается избегать. Как ехидно комментирует один высокопоставленный чин: «неудивительно. Если Ющенко был «сыном» Кучмы, то Яценюк – внук».

Но подобными «подколками» Арсения Петровича не смутить: ему всего тридцать семь и он может себе позволить играть «в долгую».

Точно, кстати, как 42-летний Тягнибок. Как сорокалетний Кличко. И как Наливайченко с Бондарчуком, которые пока и отягощены «камнем на шее» по имени Ющенко, однако списыванию со счетов явно не подлежат.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua