Все публикацииПолитика

Западный «брюсселецентричный» взгляд на проект Евразийского Союза

Удивительно молчание, которое на Западе встретил проект создания Евразийского Союза, анонсированный Государем Российским в статье в газете «Известия». Чем объясняется практически полное отсутствие реакции на него западных политиков и дипломатов? Они испугались? Или они восприняли не всерьёз новые русские планы?

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист
Западный «брюсселецентричный» взгляд на проект Евразийского Союза

Продолжение. Первую часть – русский империалистический взгляд на проект Евразийского Союза – смотреть здесь.

Государь Российский ныне стал, несомненно, фигурой неприятной для Запада. Фокус с Дмитрием Медведевым в качестве местоблюстителя обнажил наивность западных политических субъектов, которые предпочли думать, будто централизация власти в России и стабильность – то есть путинизм – нужны в качестве переходного периода. В качестве некоего удобрения, которое поспособствует росту в России демократии.

Сейчас-то понятно: в правлении Путина красной линией было не государство или демократия, а сам Государь. It’s all about Putin. Всё дело в Путине.

Вот, например, сенатор Маккейн исходил из этого давно:

А как теперь, скажем, президенту Обаме без репутационных потерь перейти от политики «перезагрузки», начатой из расчёта, что Россией правит Медведев, к взаимодействию с Путиным?

Кстати, Маккейн в этом выступлении сказал интересную вещь: «Возможность России проецировать свою военную мощь ограничена евразийским регионом».

Теперь понятно, почему союз-то евразийский?

С другой стороны, если раньше весь смысл политики Кремля был в Путине, то почему бы и сейчас не предположить, что речь снова идёт только о неограниченном деспотизме?

Иными словами, Путин анонсировал союз? Okay, а что если это такой же блеф, как президентство Медведева? Что если это такой же обман, как представление первых двух президентских сроков Путина в качестве переходного периода?

Таким образом, европейские политологи правы, когда говорят, что Путин сам себя подставил возвращением в Кремль. Какие из его намерений и действий считать истинными? Только стремление править пожизненно?

0_7b99e_a0cbf238_L.jpg

Запад, очевидно, будет ждать. Как далеко зайдёт Кремль в Евразии? То есть как далеко зайдёт Государь Российский в превращении своей предвыборной агитки в систему наднациональных институтов и межгосударственных отношений на постсоветском пространстве? Пока Кремль сам не выявит границы возможного для себя в этом процессе, со стороны Запада чёткой реакции не последует.

И важно понимать, что это – на фоне охлаждения отношений с Россией.

А вот Украина не может себе позволить ждать. Государь Российский, даже блефуя, способен провоцировать кризисы в Украине. И поэтому для Украины важно предвидеть, как поведут себя Брюссель и Вашингтон в отношениях с Москвой, если Москва всё-таки начнёт реализацию на практике своей мечты об укреплении господства в Евразии. Попытается ли Запад установить как-либо границы влияния для Государя Российского?

Стоит ли уже сейчас украинским политикам рыть идеологические окопы для отражения российских империалистических атак?

Другой важный вопрос: осуществимы ли надежды Москвы на тесное политическое сотрудничество с Западом в том случае, если проект Евразийского Союза окажется всё-таки проектом по увеличению могущества России, а не только проектом по сохранению пожизненной власти Путина? Напомню, что о стремлении к созданию единого пространства от Лиссабона до Владивостока – как бы Большой Европы – заявляли неоднократно и Государь Российский, и Дмитрий Медведев.

Возможна ли такая Большая Европа?

0_7a162_31f82878_L.jpg

В своём интервью руководителям трёх федеральных каналов Государь Российский 17 октября в очередной раз отметил, что у России и стран Запада общие корни, а именно: христианские корни. Это – одно из ключевых недоразумений в отношениях России и Запада.

Да, страны Европы и Северной Америки, по существу, христианские. Однако объединились они в 20-м веке на основе другой платформы.

На основе политической платформы.

На основе демократии, разделения властей, концепции прав и свобод человека, верховенства права, политического плюрализма. То есть всего, что Кремль не позволит россиянам, а то ведь россияне могут возжелать и кого-то лучшего, чем Государь Российский.

Складывается впечатление, что Россия до сих пор не забыла о Священном союзе, предложенном Европе в 1815 году императором Александром Первым, и считает, будто Запад, в сущности, не изменился с того времени.

К тому же, Государь Российский находит оправдание своему деспотизму, рассуждая о «кризисе власти и доверия к многопартийной западной системе». «Говорят, что эта многопартийная западная парламентская демократия не может предложить народу своих стран таких людей, которые бы пользовались доверием подавляющего большинства граждан страны», – вот что заявляет Путин.

Блоггеры, кстати, отреагировали на это словами: «Пора писать Зелёную книгу и приобретать шатёр».

Итак, вывод:

России придётся измениться коренным образом, чтобы она могла стать частью некой Большой Европы в политическом и экономическом смысле. Чтобы она могла стать частью даже ещё большего пространства – от Ванкувера через Нью-Йорк, Лиссабон и Москву до Владивостока.

А пока в России нет честного суда и верховенства права, пока там права человека не значат почти ничего, пока там нет демократических выборов, пока там возможны такие явления, как Рамзан Кадыров, – европейские амбиции России, причём даже в области экономики, лишены смысла.

Зато деспотические амбиции...

Украине, конечно, будет проблемно, если Государь Российский воспринял как свои собственные идеи президента Казахстана Назарбаева по созданию Евразийского Союза.

И проблемно даже не от того, что товарищи Путин, Назарбаев и Лукашенко могут таки попытаться реставрировать советскую государственность. Проблемно от того, что сами они плоть от плоти советской государственности.

Могут ли советские люди – продолжатели советской номенклатурной традиции – развивать международное сотрудничество так, чтобы получилось в результате нечто иное, нечто совершенно не советское?

Конечно, не могут.

Впрочем, тот факт, что и российский, и казахстанский, и белорусский режимы чрезвычайно коррумпированы, – оберегает постсоветское пространство от воскрешения самой серьёзной формы советского, а именно: «сталинской шинели» и соответствующих методов управления.

Даже времена Брежнева тут не стоит вспоминать.

Советский проект требовал вовлечённости миллионов людей в политику, в идеологию. Да, советский народ был лишён базовых демократических прав, однако он был концептуально включён в ленинский вариант борьбы за справедливость. А вот для режимов в России, в Казахстане и в Белоруссии жизненно важно исключить миллионы людей из политики, из идеологии – из любого варианта борьбы. И Путин, и Назарбаев, и Лукашенко как бы говорят своим народам каждый на своём уровне: потребляйте, и больше вам ничего не позволено, и больше от вас ничего не требуется.

Таким образом, это – антисоветская концепция. Это – и антиевразийская концепция в том смысле, какой термину «евразийство» придавали классические русские авторы вроде Льва Гумилёва.

Вот почему империалистических атак на Украину не будет. Вы можете спросить, а причём тут коррупция? Что ж, им слишком нравится быть богатыми, и поэтому они не станут империалистами.

0_7b99d_2a7bfea9_L.jpg

Капризы деспотов – и, прежде всего, Государя Российского – будут иногда принимать форму давления на Украину. Ну, например, как это недавно было с экспромтом Путина по слиянию «Газпрома» и «Нафтогаза». И уже от консолидации истеблишмента в Украине, от верности, так сказать, «брюсселецентризму» во внешней политике Украины будет зависеть, а выдержит ли Украина такое давление.

Итак, выводы:

1. Путин своим возвращением в Кремль сам себя дискредитировал в глазах Запада.

2. Путин – в какие бы игры он ни играл с Медведевым – на Западе теперь будет фигурой, равнозначной центрально-азиатским диктаторам.

3. Большая Европа от Атлантики до Тихого океана в сегодняшних условиях невозможна.

4. Руководители Украины – так же, как и Государь Российский – не понимают, что в основе объединения стран Запада лежит не география или религия, а политическая платформа: демократические выборы, политический плюрализм, права человека, верховенство права, разделение властей.

5. Реставрация советского проекта опасна для самих постсоветских деспотов, а потому невозможна, ибо советский проект предполагает концепцию справедливости.

6. Границы влияния для Государя Российского установит не Запад, а сам коррумпированный, недемократический характер режима в России. Такой режим не способен быть привлекательным для народов.

7. Проблему для Украины будут представлять не имперские амбиции России, а капризы российского деспота.

8. Защита Украины от влияния Государя Российского будет зависеть от консолидации истеблишмента в Украине.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист