Все публикацииПолитика

Киреев огласил приговор идентичности политика

Осуждение Тимошенко ударило не столько по оппозиции в Украине, сколько по самой политической деятельности, как бы по субъектности политика вообще. Политика в любой стране – демократической и не очень. И в любое время – сейчас или в будущем. Это объявление войны политической практике как таковой, а не просто ограничение свободы одного политика.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист
Киреев огласил приговор идентичности политика

А вам не кажется странным, что «приговор» Юлии Тимошенко объединил таких разных политиков, как, например, Владимира Путина и Кэтрин Эштон?

Не кажется ли вам странным, что МИД России и МИД Германии (подумать только! между этими государствами бездна в области защиты прав человека) проявили солидарность в оценке «суда» на Тимошенко?

У нас принято считать, будто между Западной Европой и Россией нет и не может быть никаких гуманистических мостов, однако же именно такой мост выстроился 11 октября после оглашения господином Киреевым того факта, что не видать лидеру оппозиции свободы в ближайшие семь лет.

Интересно, а Гурбангулы Бердымухаммедов тоже выскажется в защиту Тимошенко, проявив, таким образом, солидарность, например, с Хиллари Клинтон?

Я вовсе не хочу сказать, что «приговор» следует считать справедливым, поскольку им возмущены, в том числе, монстры.

Наше нынешнее государство в принципе не является справедливым, и поэтому решения, принимаемые одной из частей этого государства, а именно: судебной системой, – также в принципе не могут быть справедливыми. Вне зависимости от того, что по этому поводу думают в Кремле или в каких-то учреждениях угнетения.

Я хочу сказать, что есть некоторые пробелы в восприятии в Украине глобальной политики.

Как это диктатор Путин, при котором брутально посадили Ходорковского и нагло и безнаказанно убили Политковскую и десятки других опасных для Системы людей, оказывается в стане европейских гуманистов, и это не воспринимается карикатурой на защиту прав человека?

Как это МИД России, чья деятельность сводится обычно к оправданию грабежа и угнетения миллионов людей в России и за её пределами, выступает с заявлениями, смысл которых – помочь восстановить справедливость и остановить угнетателей в Украине?

С другой стороны, как это ЕС может быть очарован достижениями китайских рабовладельцев (подумать только! эксплуатировать более миллиарда человек, у которых нет элементарных прав и свободы слова) и при этом разочарован одним из десятков тысяч «приговоров» в Украине?

Да так разочарован, что аж готов поставить судьбу миллионов живых и ещё не родившихся граждан Украины в зависимость от этого одного конкретного «приговора».

Как это ЕС, ещё в 1995 году заключивших соглашение об ассоциации с Тунисом (подумать только! знаменитой на весь мир жертве «жасминовой революции» президенту Бен Али оставалось править и грабить Тунис аж 16 лет), теперь говорит, что Украине – европейскому, а не африканскому государству – будет очень непросто в отношениях с ЕС?

0_7ac0a_1964a75c_L.jpg

Чтобы осознать это противоречие, следует хорошенько подумать: а на что в действительности посягнули «приговором» Тимошенко руководители Украины?

Подчёркиваю: не стоит поддаваться искушению, так сказать, «украиноцентричности» и всерьёз считать, будто положение дел в Украине кого-то за её пределами так уж волнует.

Осуждение Тимошенко ударило не столько по оппозиции в Украине, сколько по самой политической деятельности, как бы по субъектности политика вообще.

Фактически, господин Киреев огласил «приговор» идентичности политика. И вот именно это так всех за пределами Украины и задело.

Посмотрите: чьи высказывания в поддержку Тимошенко и с осуждением «приговора» сейчас можно услышать?

Правильно: политиков, дипломатов, политических консультантов, – то есть всех тех, кто непосредственно участвует в принятии политических решений.

Что они подразумевают, когда говорят, что «приговор» Тимошенко разочаровывает? Они подразумевают, что не может быть уголовной ответственности за принятие политических решений.

Это крайне важно, это их почти физически касается: если кто-то начинает судить политика за то, что он действовал политически, то совершенно понятно, что это слишком соблазнительная практика, чтобы о ней не задумались где-либо ещё. Где?

А вы подумайте: хотя бы после 2008-го сколько было вопиюще несправедливых политических решений? Все эти бесконечные миллиарды, чтобы прикрыть дыры, образовавшие в результате бездарной государственной кредитной и бюджетной политик. Все эти бесконечные сокращения социальных расходов, необходимые, чтобы оставить средства для обслуживания долгов, наделанных безответственными, а иногда и просто, по-видимому, сумасшедшими политиками.

0_7ac0c_3f5be12b_L.jpg

Если будет позволено судить политиков за политику, то как быть Джорджу Бушу (младшему), спровоцировавшему две бездарнейшие войны и раздувшему государственный долг до апокалиптических масштабов?

Как быть еврочиновникам, которые не видели или предпочитали не замечать все те нарушения и очковтирательство, благодаря которым Греция оказалась в еврозоне?

Как быть германским политикам, которые променяли политические свободы россиян на «Северный поток»?

Что делать французским и итальянским политикам после того, как выяснилось, что режимы Бен Али и Каддафи вряд ли смогли бы продержаться так долго, если бы у них не было политической поддержки и содействия в Южной Европе?

Обратите внимание: это ведь только риторика украинских власть имущих – что Тимошенко «украла» или «аферистка». Её-то «судили» не за кражу и не за мошенничество, а за якобы имевшее место превышение власти и служебных полномочий. То есть, откровенно говоря, за то, что она, политик, реализовала или создала условия для реализации некоторой политики.

Увидели разницу?

Так вот, второстепенен вопрос о том, почему руководители Украины, раз уж Тимошенко им так мешала, не удосужились развести во времени процесс против Тимошенко и процесс подготовки и заключения соглашения об ассоциации с ЕС и, тем самым, создали почву для связывания этих двух процессов. Хотя процессы-то, очевидно, неодинаковы по своей значимости для Украины.

Второстепенен вопрос и о том, что будет дальше со внешней политикой Украины, раз уж и на западном направлении, и на восточном – уязвлены «приговором» Тимошенко.

Первостепенен вопрос о том, а способны ли вообще действующие руководители Украины осознать, что ни в коем случае нельзя посягать на идентичность – и на украинскую национальную идентичность (это о назначении Дмитрия Табачника), и на идентичность частного предпринимателя (это о государственном регулировании экономических отношений), и на идентичность политика (это в том числе о «приговоре» Тимошенко). В том-то и заключается субъектность политика, что он не несёт уголовной ответственности за политические решения, какими бы они ни были. Так – везде.

Как видно, всего лишь за два года своевольного управления государством товарищи из Партии Регионов добились аж того, что вступили со страной и миром не только в стилистические и процедурные противоречия, но ещё и в концептуальные противоречия, в противоречия бытийного характера.

Посягнуть на идентичность политика, причём политика в любой стране, – это бесконечно опасно. Если политик организовал убийство, как, например, Альберто Фухимори, – то суд по этому поводу могут понять. Если политик брал взятки, как, например, oбвиняют Жака Ширака, – то суд по этому поводу могут понять. Если политик организовал мошенничество, как, например, обвиняют Итиро Одзаву, – то суд по этому поводу могут понять. Но суд по поводу обеспеченных или принятых политиком или при политике политических решений...

Это – объявить войну политической практике как таковой.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист