Все публикацииПолитика

Луценко: «Моя камера - 9,5 кв. м., кирпичный стол и стул, окно с решетками в три слоя, железные нары…»

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Луценко: «Моя камера - 9,5 кв. м., кирпичный стол и стул, окно с решетками в три слоя, железные нары…»
Фото: Макс Левин

Что испытывает человек, 268 дней (по состоянию на 19.09.) пребывающий «в камере 9,5 кв. м., с кирпичным столом, стулом, окном с решетками в три слоя и железными нарами»? Слава Богу, вы не знаете! А вот Юрий Луценко знает. О чем – кроме всего прочего – рассказал в эксклюзивном интервью Lb.ua.

Первом – после «посадки» - столь масштабном и исчерпывающем. Не имея возможности встретиться – для подобного рода беседы – с Юрием Витальевичем лично – мы воспользовались оказией, передав ему вопросы непосредственно в Лукьяновку.

Вот – более чем исчерпывающие ответы. Исчерпывающие для тех, кто понимает, чем ситуация с «политзаключенным номер два» (как он сам себя называет и каковым действительно является), с Тимошенко, с прочими «сидельцами», чревата лично им. Не говоря уже о стране…

«Финал дела ожидаю к лету следующего года»

Ваше дело вошло в решающую стадию. Каким - наиболее вероятным – вам видится сейчас его исход?

Во-первых, до завершающей стадии еще как минимум 40-50 заседаний. Что при нынешних темпах рассмотрения дела означает финал к лету следующего года. Во-вторых, вряд ли стоит рассуждать о правовом варианте исхода. Я не виновен в приписываемых мне преступлениях, что подтверждается и материалами дела, и показаниями первых же свидетелей.

Но кто поверит в торжество правосудия в украинском суде для политзаключенного №2? Поэтому отправной точкой политического прогноза по моему делу я считаю приговор Юлии Тимошенко плюс один-два года «за вредность».

Многие регионалы сейчас придерживаются мнения: Луценко уже достаточно посидел, помучился, немало здоровья потерял, можно над ним и сжалиться. Могут ли подобные настроения в стане бело-голубых, на ваш взгляд, облегчить вашу участь? Возможно, вплоть до смены меры пресечения с ареста на подписку, «мягким сроком» (по примеру Диденко) и т.д.?

И среди регионалов есть те, кто нормально оценивает происходящее в стране. Но решение будут принимать на Банковой, где закупорка меры, морали и совести – свершившийся факт.

С момента старта «дела Луценко», политикум был однозначен: это – «корпоративная месть всей ПР» экс-министру МВД. Разделяете данное мнение? Возможно, все-таки стоит выделить несколько фамилий людей, выступавших инициаторами «отмщения»?

Если бы я один был брошен за решетку - можно было б искать разные варианты «почему». А в наших реалиях все предельно ясно – Партия регионов и лично Янукович мстят Майдану и предохраняются от него на перспективу.

Знаю точно: Янукович сказал: «Надо!», прокуроры ответили: «Есть!». В результате – бредовое дело, похабное следствие и незаконный арест.

Детали не так уж важны. Мне называли разные фамилии – Иванющенко, Ахметов, Фирташ, Колесников, Могилев. Поверьте, не имею никакого желания что-либо выяснять.

Месть – не моя политика, она отравляет жизнь, остатки которой хотелось бы потратить на позитив.

Фото: Макс Левин

Как известно, незадолго до ареста, вас предупреждали о таком сценарии развития событий. У вас также была возможность покинуть территорию страны. Сегодня, проведя столько времени в СИЗО, признайтесь честно, если б представилась возможность вернуть те дни – воспользовались бы спасительным шансом?

Отвечу без позерства – нет. Что бы ни случилось, я не представляю себя в роли труса и предателя тех, кто верит в меня. Для меня Майдан – не случайное прошлое или политтехнология. Для меня – это миллионы искренних людей, перед которыми я в ответе. Это лучшие 17 дней и ночей моей жизни. Я их ни за что не предам.

«Сохранить себя в тюрьме не так уж и сложно – нужно побольше книг и воспоминаний»

Обстоятельства вынесения приговора Игорю Диденко наводят на мысль: скорее всего, имел место некий компромисс. Возможно, это и не так, однако вопрос в другом: пытались ли, за период вашего пребывания в СИЗО, некие представители властей (истинные или мнимые) склонить вас к некой договоренности, суля взамен свободу? Если да, то как, кто и при каких обстоятельствах (просьба максимально воспроизвести все детали). Возможно, вам подсаживали кого-то в камеру с этой целью?

Нет. Заказчик хорошо меня знает (хоть и не настолько, чтобы называть меня «одним близким другом») и эти методы – излишни.

А в случае с Диденко журналисты зря ищут черную кошку. Он, Макаренко, Иващенко и ряд других чиновников – военнопленные режима победивших олигархов. Ну, такая фишка у них. Если Лидер держит в клетке кенгуру, то свита обзавелась своими «любимцами» за решеткой. Слава Богу, кенгуру кто-то выпустил, вот и хлопцев перестают мучать.

Да и в чем они виноваты? В том, что выполняли свои функциональные обязанности при той власти?

Я и говорю – военнопленные, «виноватые», что были под ружьем» не в той форме, которая победила. И арестовывать за это при отсутствии копейки личной корысти – аморально и дико.

Фото: Макс Левин

Кстати о камере. Расскажите об условиях вашего содержания в СИЗО – подробности быта. Кто ваши сокамерники, как вы общаетесь, проводите время? Позволяют ли вам иметь физические нагрузки, возможно – для разрядки – выполнять какую-то несложную работу? Чем и как вы питаетесь?

Условия стандартные. Здание так называемой «Катьки», 1861 года постройки. В коридоре - 6 камер. Контингент – подозреваемые в убийствах, в том числе милиционеров, других особо тяжких преступлениях. Камера 9,5 кв. метров, кирпичный стол и стул, окно с решетками в три слоя, железные нары. Телевизор для нас и круглосуточная видеофиксация о нас. Со мной – бывшие работники МВД, раньше был и парень из прокуратуры. Ежедневная прогулка в бетонном дворике на тех же 9,5 кв. метра. Есть турник, там и делаю все возможные физические упражнения.

Верно ли, что вас содержат в особо жестких условиях, в то время как некоторым другим, в том числе политическим «сидельцам» разрешают «послабления». Так, нам известно, что упоминавшийся Диденко и бывший глава Элиты-центра даже в футбол умудрялись играть на крыше СИЗО.

Что касается пресловутого «футбола на крыше», все объясняется очень просто – кто сидит в камерах побольше (от 6 до 32 человек), тех и выгуливают в двориках побольше. В здании так называемого «Столыпина» 1910 года постройки прогулочный дворик – на крыше. Никакой романтики – просто мало места.

Уверяю вас, дело не в размере камеры. И даже не в плесени на столетних стенах, не в дырке, заменяющей унитаз, не в отсутствии теплой воды уже который месяц даже в бане, не в круглосуточном вое и лае собак и тому подобном. Проблема в разлуке с родными и друзьями. Я просто физически чувствую, как у нас украли 268 (на 19.09.) дней и ночей жизни. Сохранить себя в тюрьме не так уж и сложно – нужно побольше книг и воспоминаний. А вот как уснуть, зная о проблемах жены и детей, не имея возможности им помочь, просто обнять – это проблема из проблем.

«Лукьяновское СИЗО может легко отбить клиентуру Баден-Бадена и Трускавца»

Не слишком приятный, но важный для всех, кто следит за делом, вопрос: каково истинное состояние вашего здоровья? Констатируете ли угрозу вашей жизни в СИЗО?

Вопрос действительно неприятный: меня крайне напрягает публичная информация, связанная с моим состоянием здоровья. Особенно тяжело слышать ложь чиновников, переходящих все моральные границы. Как, например, рассказать о съеденной колбасе и борще в разгар голодовки. Ну, да это к слову.

Меня обследовали на серьезной аппаратуре в мае, потом в августе. В результате комиссия врачей, определенная Минздравом, поставила тяжелый диагноз. Суд объявил трехнедельный перерыв «для лечения подсудимого Луценко». В понедельник этот срок закончился. Вместо лечения за это время мне назначили еще одну комиссию для пересмотра диагноза.

Фото: Макс Левин

Членам этой новой комиссии я рассказал замечательный анекдот в тему:

Учительница записала в дневник ученика: «Уважаемые господа родители Изи, помойте мальчика – от него дурно пахнет».

На следующий день она прочитала в дневнике ответ: «Уважаемая госпожа учительница. Изю не нужно нюхать, его нужно лечить».

Я не пытаюсь хоть как-то исказить свое состояние здоровья. Я же взрослый человек и отдаю себе отчет, что меня никто никак из-под ареста не выпустит. Но я имел иллюзию поверить, что после диагноза ими назначенных врачей они разрешат мне курс капельниц и т.п. Оказалось, что и этого мне не положено. Скорее всего, они ограничатся выводом о нормализации здоровья. Страшно подумать, как выдержат такой результат Трускавец, Баден-Баден и Карловы Вары! После такой рекламы Лукьяновское СИЗО может легко отбить их клиентуру, годами неразумно прожигающую деньги в надежде на оздоровление.

Еще вопрос относительно вашей будущности. Некоторые СМИ приписывают Банковой разработку и такого сценария: посадить Тимошенко, но помиловать вас, с тем, чтоб не слишком раздражать Европу. Как вы это прокомментируете.

Тут ответ тот же, что и на второй вопрос.

Не испытываете ли разочарования, досады, в связи с тем, что дипломаты, политики западного мира, все те, на чью помощь так надеялись ваши близкие и соратники, не слишком активно стараются для вашего освобождения? Особенно – если проводить аналогичные параллели с делом Тимошенко? Чем это объясняете?

Наоборот, я даже не ожидал такой степени внимания, которое уделяют моему делу как посольства западных стран, так и руководство европейских структур. С учетом того, что моя фамилия на Западе никогда не популяризировалась, я считаю оптимальными меры политической поддержки – от мониторинга хода судебного процесса до конкретного решения Европарламента.

Кстати сказать, европейцы - даже раньше наших СМИ - точно оценили ситуацию с Тимошенко и Луценко не как уголовные дела экс-премьера и экс-министра, а как преследование лидеров двух политических сил, победивших на последних выборах в парламент. Скорее всего этим, а не политическими симпатиями, объясняется международное требование прекратить уничтожение оппозиции в нашей стране.

Вполне осознавая сей высокий статус, я постоянно заявляю о необходимости подписать в этом году Соглашение об Ассоциации с ЕС.

Фото: Макс Левин

Даже если вам «впаяют» еще более жесткий – чем прогнозируется – приговор?

В этом случае – тем более. Логика простая: если «на районе» завелся хулиган, лучше отдать его в школу с требовательными учителями. Иначе он свяжется с соседскими рецидивистами и превратит жизнь района в ад.

Вы в «Lb.ua» достаточно четко описываете перспективу Украины, когда вертикаль власти оседлала братва. Поэтому выбор у страны очень простой – или начать евроинтеграцию, или собрать выбитые зубы поломанными руками.

Почему вы уверены, что Запад захочет связываться с братвой, переквалифицировавшейся в высшие руководители? Да, и справится ли?

Тут я оптимист. Как вы знаете, недавно Барак Обама одобрил – официально подписал - решение о борьбе с международными преступными сообществами, в т.ч. с «Brother’s Sircle», то есть «Братвой» из стран СНГ. В рамках этого плана ко мне обратились знакомые специалисты с целью получения определенных консультаций. Покамест я взял тайм-аут - до подписания Договора об Ассоциации Украины и ЕС. Взял, чтоб не пугать - лишний раз - западных партнеров. Но сам факт такого обращения, по-моему, свидетельствует о серьезных намерениях серьезных людей.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua