Все публикацииПолитика

ГКЧП как отмашка погромщикам

Прожившим 20 лет после роспуска СССР в этом самом бывшем СССР стоит взглянуть «постсоветскими глазами» на августовский погром в Лондоне, Манчестере и некоторых других английских городах. Английское «дно» – это маленький братишка того советского «дна», которое разгромило и растащило СССР, а теперь во главе с Горби, Таней Юмашевой, крошкой Пу и другими является на одной шестой части суши наиболее богатыми, знаменитыми и влиятельными людьми.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист
ГКЧП как отмашка погромщикам

Целый легион Политических и Социальных Экспертов уже с ног сбился в попытках отыскать причины случившегося в нынешнем августе погрома в Англии. Дело приняло настолько серьёзный оборот, что того и гляди рэп начнут запрещать, – ну, запрещают же табакокурение. Как говорит один из Экспертов, редактор Видного Интеллектуального Журнала «Prospect», Дэвид Гудхарт, «не следует забывать о том, что культура улиц – это, в первую очередь, чёрная культура, даже если её носителем являются белые молодчики. Этой уличной культуре свойственны крайний социальный нигилизм и стремление наложить руку на всё, что только можно, чего бы это ни стоило. Здесь, как поёт рэппер 50 Cent, господствует философия «разбогатей или умри, пытаясь». Это, конечно, экстремальный случай, но именно такие этические установки проповедуются сегодняшней молодёжной культурой».

И это типичный комментарий.

Почему-то среди Экспертов, а вслед за ними и у публики вообще – повелось не выводить английский погром за рамки молодёжных проблем и привычек, за рамки социальной политики государства. А если взглянуть шире? Разве не очевидно, что несколько дней лондонского и манчестерского ужаса – это вот уже двадцать лет жизни в постсоветских государствах?

Вы подумайте: а что, собственно, началось в СССР после провала ГКЧП? Неужто не погром? Кем это, интересно, если не погромщиками, были все те многочисленные дамы и господа, урвавшие свой куш в обстоятельствах жизни 1990-х годов? И чем они руководствовались, если не крайним социальным нигилизмом и стремлением наложить руку на всё, что только можно, чего бы это ни стоило? Ей богу, get rich or die tryin’, им даже рэппера 50 Cent не пришлось слушать.

Говорят, что Господь – шутник, так вот, английский погром, случившийся буквально за несколько недель до двадцатой годовщины провала ГКЧП, служит превосходной ироничной иллюстрацией тому факту, что августовский путч 1991 года, потерпев поражение, стал отмашкой к началу общесоюзного погрома. К началу брутального восстания «дна», результаты которого были превращены в новую социальную иерархию, новое богатство и новую власть.

Возможно, вам покажется, что неуместно слово «дно» по отношению ко всем этим советским работникам НИИ, комсомольцам, служащим контор Госбанка СССР и так далее. Однако все те люди, которые сейчас подлинно имущие, – в СССР, в том самом ещё сталинском СССР, который сохранялся меньше или больше до последних дней Черненко, – оказались бы en masse в тюрьмах и лагерях, стоило им лишь на процент проявить свою сегодняшнюю сущность.

Да, они были «дном» – по социалистическим, советским меркам, – однако вынуждались режимом соблюдать советские правила, чтобы жить в городах, а не в «местах не столь отдалённых», чтобы быть относительно свободными лдьми, а не материалом для оттачивания тюремных и блатных правил.

Вот почему их «донность» проявилась в основном тогда, когда хозяева государства по-советски «последних» назвали по-перестройски «первыми». А причём тут ГКЧП, спросите вы?

«Везде обломки, за которыми чьё-то горе»

Давайте восстановим ход английских событий в этом августе. В этом погроме, как и во всесоюзном, было четыре этапа.

Первый этап: во время финансового кризиса британское правительство пришло к выводу, что бюджетные расходы чрезмерны и решило сократить в том числе траты на полицию.

Второй этап: английское «дно» нашло повод к восстанию в виде гибели одного из своих – его убили полицейские, и это не могло не быть интерпретировано как посягательство на всё сообщество, на множество социальных отбросов на Островах.

Третий этап: по предварительному сговору организованные группы и компашки, сложившиеся стихийно, атаковали социальный порядок. Смысл атаки сводился к уничтожению и разграблению собственности – «дно» делало себе «доход» и получало от этого нескрываемое удовольствие, то есть восстание «возмущённой общественности» было обращено на пользу погрому.

Четвёртый этап: наконец вмешалась полиция и не дала превратить погром в постоянную занятость «дна». Правительство заявило, что бюджетные расходы на полицию сокращены не будут, общественный порядок станут защищать строже, ну а «дну» предложат новые программы адаптации и роста.

Примерно так же развивались события и после провала ГКЧП, вот только государство на четвёртом этапе не стало останавливать погромщиков, а само в лице чиновников и генералов ринулось громить. То есть уничтожать и грабить социалистическую собственность – то имущество, которое вовсе не было ничьим вопреки тому, что выжившие погромщики рассказывают сейчас.

Ход событий в СССР:

1) советское правительство во время финансового кризиса установило, что жизнь по-старому более непозволительна, и полицейский контроль был значительно ослаблен;

2) советское «дно», то есть по-старому «последние» и по-перестройски «первые», посмотрели на поражение ГКЧП и осознали, что никакие их действия против порядка вещей в СССР остановлены не будут, и, таким образом, использовали поражение ГКЧП как повод откровенно начать трансформацию одной шестой части суши в вариант Клондайка;

3) по предварительному сговору организованные группы и компашки, сложившиеся стихийно, атаковали социальный порядок, то есть начали откровенно грабить социалистическую собственность и уничтожать даже не только те отношения, которые существовали в СССР до 1985 года, но и «завоевания» Перестройки. Восстание «демократической общественности», таким образом, было обращено на пользу погрому;

4) политики, генералы и чиновники вместо того, чтобы остановить погром, – а именно этого от них и ожидал советский народ, как британцы сейчас ожидали от своего правительства и от своей полиции, – «вписались» в погром и получили свою долю добычи.

В этом смысле, крайне интересно видеть картинки из английских городов, изуродованных властью погромщиков. Ибо это – картинки из советских городов и деревень, искалеченных властью погромщиков.

Причём в бывшем СССР куда более остро звучат слова, повторяемые ныне британскими журналистами о Лондоне и Манчестере: «Везде обломки, за которыми чьё-то горе».

На восток от Польши и на северо-запад от Японии расположены действительно обломки, за которыми чьё-то действительно горе. Шокирующе много обломков. И шокирующе много горя.

Если не понимаете, о чём это тут я, подумайте о жизни таджиков или в Ферганской долине, о возможностях человека в Туркмении или перспективе встретить старость в российском городе Южно-Сахалинск, о шахтёрских заработках в Донецкой области или мечтах людей, родившихся в абхазском городе Сухуми в 1990-е годы и живущих там до сих пор.

«Удовольствие разрушать»

Наиболее странной вещью в истории с английским погромом является массовое удивление европейцев тому, как «дно» упивалось своей властью, как оно наслаждалось грабежом и насилием. Воистину, эти удивляющиеся люди не жили в постсоветских государствах.

Вообще современные люди читают всё меньше, а люди будущего наверняка будут читать ещё меньше, так что, и не узнают, как бывшее «дно» испытывало триумф, когда дорвалось до практически бесконечной, накопленной за десятки и даже сотни лет собственности.

Если не читать книг о второй мировой и нацистах, о Китае Мао и камбоджийских маньяках, о Гражданской войне в России – и о многих-многих других случаях в истории, когда «дну» был позволен погром...

Так вот, если не читать об этом, то и не понять, что это просто в природе ублюдков – искренне наслаждаться погромом, даже любить его.

Или вы думаете, что, к примеру, правительство Гайдара в начале 1990-х без удовольствия буквально за считанные дни ввергло миллионы людей в нищету? Если вы по-прежнему думаете, что иначе нельзя было, и не читали многословные опровержения Андрея Илларионова, то вот вам одно из кратких свидетельств обратного:

Вопрос: – Ельцин пост премьер-министра вам предлагал...

Григорий Явлинский: – Правильно.

Вопрос: – Почему отказались?

Г.Я.: – Потому что не хотел делать то, на чём он настаивал. Там два обстоятельства были, совершенно для меня неприемлемые, – первое: в один день освободить все цены и получить гиперинфляцию, – и второе: разорвать экономические связи с другими республиками.

Вопрос: – Вы отдавали себе отчёт, что может произойти?

Г.Я.: – Послушайте, я был не только заместителем председателя Совета Министров, но и перед этим заведовал экономическим сводным отделом Совмина, поэтому точно знал, что будет.

Вопрос: – Гайдар, однако, на это пошёл...

Г.Я.: – Вот поэтому Ельцин его и назначил. Егор Тимурович считал, что ничего страшного не случится.

Вопрос: – Он был слабым экономистом или наивным человеком?

Г.Я.: – Нет, просто интересовало его другое. Он считал, что только так можно действовать быстро, что это – единственно возможное решение. Других Гайдар даже не рассматривал.

Не хочу показаться пафосным, но с бывшим советским народом в 1990-е годы проделали ровно то же самое, что и с раненым азиатским подростком на этом видео из Англии.

«Нападавшие издевались и смеялись, когда видели мой испуг»

Эти слова принадлежат британке, столкнувшейся с погромщиками в собственной парикмахерской. Однако как же точно они описывают ту философию, которую олицетворяли собой и сделали к сегодняшнему дню «всесоюзной» погромщики из 1990-х – ныне вершина социальный иерархии в постсоветских государствах: все эти олигархи, бандитствующие политики, просто бандиты, генералы, «деятели культуры» и политтехнологи.

Они упивались и упиваются до сих пор испугом обывателей, которым, по существу, принадлежала и принадлежит до сих пор вся та собственность, все те средства, присвоенные при погроме и присваиваемые сейчас – когда погром назван социальным миром, стабильностью.

Отсюда – из этого наслаждения испугом собственников – всё их привилегированное лихачество, все их истории о «лохах», «народе-терпиле» и о том, что они-де «смогли», когда другие струсили. Ну, уж, конечно, – если бы британское правительство могло позволить себе объявить погром зарёй новой жизни и грядущим преодолением всех горестей финансового кризиса, как не постеснялись постсоветские правительства, то лет через 20 общественная жизнь в Британии целиком состояла бы из жажды наживы и разделения на «лохов» и «пацанов».

К сожалению, многие не понимают, что барские замашки постсоветских чиновников и сволочные роскошества депутатов и спецслужбистских шишек – не что иное как правила жизни не пойманных и не наказанных погромщиков.

Они превратили погром, его результаты в систему социальных институтов, которые мы тут вынуждены называть конституционным строем и действующим законодательством. Их круг порождает всех, за кого избирателям предоставлено голосовать на выборах или переживать в блогосфере.

И у них руки не дрожат в отличие от рук Янаева на знаменитой пресс-конференции – крепко и уверенно держат бывший советский народ, обывателей за горло.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист