Все публикацииПолитика

Спасет ли Путин Тимошенко?

Против лома нет приема, если нет другого лома – гласит народная мудрость. Для того, чтобы вернуть свободу Юлии Тимошенко вряд ли хватит усилий ее соратников по блоку и даже поддержки общества, понемногу пробуждающегося из дремоты равнодушия. И тем более не стоит рассчитывать на жесткую реакцию Запада. Спасение может придти исключительно с Севера – Владимир Путин уже протягивает руку помощи

Олег БазарОлег Базар, Главный редактор LB.ua
Спасет ли Путин Тимошенко?

«Они никогда не пойдут на столь безумный шаг, это самоубийство, народ разнесет этот суд немедленно, – убеждал в частной беседе один из видных представителей бело-сердечного отряда в парламенте в первые дни суда над Тимошенко.

Пошли. И пока никто ничего не разнес. Буря в Интернете, прошедшаяся по соцсетям и форумам волна воплей рефлексирующей публики – не в счет.

Наверное, именно на такую равнодушную реакцию очень надеялась украинская власть. И не только надеялась – всячески ее стимулировала. Так, все мало-мальски лояльные к Банковой эксперты как мантру повторяют тезис о том, что никакой революции из-за ареста Тимошенко ждать не стоит. Так, на всякий случай.

Фото: Татьяна Медведева

Спокойная, отстраненная реакция украинского общества на произошедшее – это не только и не столько следствие недоверия к конкретной политической силе и конкретному политику. Это, по большому счету, поражение самого украинского общества, приговор самому себе. Оказалось, мы вполне созрели для принятия новых правил нашей общественно-политической жизни, в которых осталось совсем мало места праву. И, кстати, не надо обольщаться, что это коснется только Тимошенко, Луценко и еще пару действующих и потенциальных «сидельцев». Система, взявшая курс на подавление инакомыслия, редко останавливается на полпути. Достаточно вспомнить, как украинская власть отреагировала на налоговый майдан и вполне аполитичные требования предпринимателей.

Да, в чем-то пассивность можно списать на сезон отпусков, тем более, что в понедельник люди подтянулись под Печерский суд, но, согласитесь: между пятьюстами тысячами киевлян, проголосовавших за Тимошенко в первом туре президентских выборов, и несколькими тысячами, которые пришли поддержать ее в нынешний понедельник, – пропасть. В таких условиях несерьезно угрожать власти совершенно фантастическими ста тысячами протестующих.

Не слишком разочаровала украинскую власть и реакция Запада. Возможно, лишь США выбились из общей логики, призвав немедленно освободить лидера БЮТ.

Фото: Макс Левин

Все остальные ограничились выражениями обеспокоенности. Неприятно, но не смертельно: много критических слов и никаких практических последствий.

Даже странно, что украинский МИД в ответ на в общем-то безобидные заявления, прозвучавшие из ЕС разразился столь истеричным заявлением.

Особенно в этом смысле порадовала реакция польского МИДа, который выразил готовность «взять на себя переговоры в этом вопросе как с ЕС, так и с представителями властей Украины в лице Януковича».

Но ожидали ли на Банковой столь резких слов из Москвы? Всего через три часа после решения Печерского суда об изменении меры пресечения для Тимошенко, российский МИД обнародовал заявление, в котором говорится: «Все «газовые» соглашения 2009 года заключались в строгом соответствии с национальным законодательством двух государств и международным правом, и на их подписание были получены необходимые указания президентов России и Украины». Или, другими словами, Москва назвала все обвинения, предъявленные Тимошенко по газовому делу, безосновательными.

Не могли не прогнозировать. Отношения между Януковичем и его российским коллегой за последний год заметно охладели. А с российским премьером, и по совместителю – национальным лидером РФ в принципе никогда не были теплыми.

Апеллировать к Банковой Москва не будет – пробовали, безрезультатно. К тому же, в РФ на носу президентские выборы, в обязательной программе которых традиционно есть пункт «показательное наказание плохих соседов».

Посему просто проглотить арест Тимошенко Россия не может. Во-первых, это означает ослабить свои позиции в глобальной газовой войне, которую Кремлю вынужден вести с ЕС, и в которую втянута Украина.

«Газпром» под давлением ЕС уже пересмотрел часть контрактов с европейскими потребителями, в частности с французской GDF Suez of France, немецкой Eon и итальянской Eni. Пересматривать цену для Украины в таких условиях для россиян крайне нежелательно. В месте с тем, именно обвинительный приговор Тимошенко может стать основанием для пересмотра действующих соглашений между «Газпромом» и «Нафтогазом» в судебном порядке, о чем не устают повторять представители действующей украинской власти.

Во-вторых, процесс над Тимошенко задевает Путина непосредственно: именно с ним вела переговоры по газу украинский премьер и именно их договоренности являются предметом рассмотрения в Печерском суде. Более того, именно предложения российской стороны (читай – Путина) стали основой подписанных соглашений.

Чем может ответить Белокаменная на арест Тимошенко?

Можно предположить несколько вариантов алаверды от Путина. Например, открытие уголовного дела по факту деятельности РосУкрЭнерго.

За что? Как говорится, был бы человек, а дело всегда найдется. Например, вдруг может оказаться, что деятельность столь нелюбимого Путиным РосУкрЭнерго нанесло серьезный ущерб российскому бюджету...

Также Москва может в духе фильмов о Лукашенко выпустить в эфир несколько разоблачительных материалов о роли все того же РосУкрЭнерго, лично господина Фирташа, его связей с господами Ющенко и Януковичем. Напомнить о том, разгар переговоров между «Нефтегазом» и «Газпромом» РосУкрЭнерго предлагало купить газ по цене намного выше, чем была заявленна украинской стороной, тем самым срывая подписание соглашений. Как Виктор Ющенко лично способствовал этому. В Украине и ЕС об этом вроде знают понаслышке, но Кремль может и документы предоставить.

Не зря же, в разгар газового кризиса 2009 года российский премьер заявил: «Я хочу подчеркнуть, как бы это ни было жестко, мне кажется, что сегодняшнее политическое руководство Украины демонстрирует неспособность решить экономические проблемы, и сегодняшняя ситуация свидетельствует о высокой степени криминализации властных структур... Сегодня в этих условиях (власти Украины – LB.ua) борются не за собственно цену на газ, а за возможность сохранить тех или иных посредников для того, чтобы использовать получаемые дивиденды в личных целях, личного обогащения». Сложно поверить, что столь серьезный человек как Владимир Путин говорил бы о криминале, не имея на то достаточных оснований...

В более долгосрочной перспективе Украину может ожидать новая газовая война. Которой как Страшного суда боятся лучшие люди Партии регионов – Ахметов, тот де Фирташ, чей бизнес крайне чуствителен к цене на газ. И которая окончательно развеет так горячо любимый в електоральной среде ПР миф о том, что украинская власть – в отличие от своих предшественников – крепко дружит с Россией. Впрочем, гадать, чем именно Владимир Путин подкрепит неласковое заявление своего МИДа по поводу Тимошенко и газового дела, нет смысла. В ближайшее время мы все увидим. А, возможно, и почувствуем на себе.

P.S. Юлия Тимошенко кокетливо заявила, что не ожидала поддержки со стороны России. Что ж, для электората Тимошенко симпатии Москвы – скорее минус чем плюс, и козырять ими лидер БЮТ не будет.

Более интересна реакция другого политика, который выразил удивление реакцией Кремля – Арсения Яценюка. Учитывая, что лидер «Фронта змін» якобы весьма чуток к мнению Дмитрия Фирташа, удивление весьма знаково.

Олег БазарОлег Базар, Главный редактор LB.ua