Все публикацииПолитика

Декрет о земле

На моей памяти как политического аналитика, о чем только не было дискуссии в Украине, но только не о возможности реституции. Реституция – это возврат или материальное возмещение ущерба в результате неправомерного государственного акта.

Вячеслав ПиховшекВячеслав Пиховшек, публицист, постоянный автор Lb.ua
Декрет о земле
Фото: Макс Левин

Реституция состоялась не только в Германии (на территории бывшей Германской Демократической Республики), Чехии, Польши, Болгарии, и Венгрии, но и бывших «советских» Литвы, Латвии и Эстонии. В разных странах разным владельцам была возвращена собственность, национализированная коммунистическими режимами во второй половине 50-х годов прошлого века. Отдавали все, чью «докоммунистическую» собственность наследники могли подтвердить: от замков Шварценберга в Праге и Сан-Суси около Подсдама, до мельниц – знаю такого чеха-мельника, получившего собственность деда, недалеко от Карловых Вар. В праве Европейского Союза есть юридическая норма «собственность обязывает» - в украинском праве она тоже есть, но не выполняется. Поэтому многие собственники новоприобретенного в процессе реституции имущества от него отказались. Но это уже совсем другая история.

В Украине любят порассуждать о «справедливости» в земельном вопросе. Но «справедливость» не понимается как возврат земли юридическим и физическим лицам - наследникам крупных, средних и мелких землевладельцев. Земли, которая принадлежала им до 1925-го и 1939 года включительно.

Фото: nowa.cc

Почему-то не слышно мнения центральноукраинской интеллигенции о возврате земли и наследникам репрессированных куркулей, не говоря уже о гектарах, принадлежавших крупным производителям сахара типа Ивана Харитоненко или братьев Ивана и Федора Терещенко. А ведь можно было бы ставить вопрос о незаконности актов землеустройства 1924-1925 годов, которым землю реквизировали и перераспределили. А ведь в начале ХХ века около 40% пахотной земли в Киевской и Черниговской губерниях Российской Империи контролировали крупные землевладельцы.

Почему-то и в контексте борьбы с «советским менталитетом» и «становления украинской идентичности» не слышно голосов западноукраинской интеллигенции о необходимости возврата земли ее собственникам до становления там советской власти. Согласно советской историографии, в 1939-1941 гг. 183 757 крестьянских хозяйств Львовской и Дрогобычской обсластей получили 230 тысяч гектаров бывшей помещичьей и монастырской земли. Это, в частности, означает, что по крайней Украинская Греко-католическая церковь могла бы претендовать на землю, которая ей принадлежала по законодательству Республики Польши, II Речи Посполитой.

Эта тема не популярна в Украине. Слишком многим нашим соотечественникам на самом деле нравятся строки из «Интернационала», партийного гимна Коммунистической партии Советского Союза: «Лишь мы, работники всемирной великой армии труда, владеть землей имеем право, но паразиты — никогда!». Об этом не популярно говорит в современной Украине, но Владимир Ленин своим «Декретом о земле» действительно сделал в Украине советскую власть популярной. Ее рудименты остались и в нашей действующей Конституции: «земля, ее недра, атмосферный воздух, водные и другие природные ресурсы, находящиеся в пределах территории Украины… являются объектами права собственности украинского народа».

2 августа 2011 года президент Виктор Янукович подписал закон о земельном кадастре. Согласно закрепленному Указом президента Национальному плану экономических реформ, электронный кадастр земли должен «заработать» в Украине в декабре. Приватизация земли, самого крупного инвестиционного ресурса является самым крупным национальным проектом Виктора Януковича. Практически в каждой стране – от Японии и Брунея, до Франции и Словакии Янукович говорит о будущей приватизации земли в Украине. Сейчас это выглядит как право долгосрочной аренды земли. Договора аренды сделать залоговым инструментом банковского кредитования.

Фото: www.president.gov.ua

3 августа 2011 года Центризбирком Украины отказал в регистрации инициативным группам по проведению всеукраинского референдума по продаже земли. Это была спецоперация «Свободы» Олега Тягныбока. Об это свидетельствует вопрос, который предполагалось вынести на референдум: «одобряете ли вы Закон Украины "О земле", проект которого опубликован в газете Всеукраинского объединения «Свобода» № 96 12-18 мая 2011 года, которым, в частности, предусмотрен запрет продажи земель сельскохозяйственного назначения, в том числе иностранцам?». Впечатляющ и список подписантов представлений (их было три) о проведении референдума. Из Львовской области подписал мэр Стрыя. Из Ивано-Франковской – первый зам. мэра областного центра, председатели Надвирнянского, Снятынского и Долинского райсоветов. Из Тернопольской области – мер города Тернополя, председатели Лановецкого, Теребовлянского, Рогатинского и Тисменского райсоветов. Из Волынской области – мэр Ковеля и председатели Локанчинского и Ратновского райсоветов. Из Ровенской области – мэр Кузнецовска. Из Хмельницкой области – мэр города атомных энергетиков Нетишина. Интересно, что в эти же дни вследствие поджога сгорели несколько комнат с документами в помещении Управления Госкомзема Пустомытовского района Львовской области. LB.ua писал об этом, как и о том, что «Пустомытивский район находится вокруг Львова, так что земля в этом районе является самой дорогой во всей области».

Но не надо полагать, что речь идет только о специфических настроениях западных украинцев или о специфической активности «Свободы».

Во-первых, в украинском обществе нарастает ксенофобия. Недавно Институт социологии НАН Украины провел пресс-конференцию по поводу «Мониторинга социальных изменений», своего проекта с 1992 года. Было доказано, что интегральный индекс национальной дистанцированности (степень национальной толерантности в обществе) в нашем обществе постоянно понижается. Это означает, что национальная дистанцированность в Украине постоянно растет. Что существенно уменьшается доля людей, которые готовы допустить представителей других национальностей как граждан Украины. Что увеличивается количество тех, кто вообще не допускал бы их в страну. Резкий рост ксенофобии в нашей стране социологи наблюдают с 2001 года. В наши дни около половины населения составляют граждане с изоляционистскими установками по межнациональным отношениям. Если наше общество не хочет пускать к себе людей другой крови, что уж говорить о том, чтобы они получили право собственности на землю?

Фото: Макс Левин

Во-вторых, за время независимости Украины социалистические настроения большинства украинского общества ВЫРОСЛИ, а не уменьшились. Согласно опросам центра Разумкова, количество тех, кто считает возможным частную собственность на землю с 2001-го по 2009-й годы уменьшилось также на половину. При этом в проведенном в 2011 году опросе Института Горшенин «Социально-экономическое положение современного украинского села» 69% опрошенных жителей села отрицательно ответили на вопрос, «должна земля продаваться как товар».

Ничего удивительного в том, что политики играют на этих настроениях. Давно и последовательно выступает против приватизации земли Компартия. О продлении моратория на приватизацию земли тысячи заявлений выдал Блок Юлии Тимошенко. Категорически отрицательно на мой вопрос о возможности приватизации земли негражданами Украины – индивидуально или на фирму – ответил Арсений Яценюк, это было в «Свободе слова» Андрея Куликова на ICTV 4 июля. И вот 4 августа 2011-го новоназначенный председатель Государственного агентства земельных ресурсов Сергей Тимченко заявляет, что «мы не допустим такой ситуации, как, например, в Аргентине, которая де-юре является независимой страной, а де-факто она принадлежит иностранцам».

Договора аренды земли, которые в этих условиях придется заключать иностранным фирмам – откровенный паллиатив. На это придется пойти американским, французским, немецким, китайским и сингапурским фирмам, а также правительственным структурам Саудовской Аравии, интерес которых к украинским черноземам уже зафиксирован. Но что дальше?

Во-первых, важна правовая защищенность этих договоров аренды, как и других государственных реестров, того же кадастра. У многих на памяти не только пожар в Пустомытах, но и в Обухове, под Киевом, где содержится информация о недвижимости в элитных поселках под Киевом, над Днепром. Все помнят эти бредовые истории 2007 года, когда сначала там украли компьютер с базой данных актов собственности на землю, потом 27 июля оттуда в середине дня вынесли восемь тысяч «вторых экземпляров» актов на право собственности на землю. А 4 сентября здание филиала кадастра ограбили: злоумышленники якобы проникли в архив земельного кадастра через окно, вырвав решетку. Само здание, на минуточку, находится в центре Обухова, в 100 метрах от горсовета.

Во-вторых, судебная система Украины совершенно не готова к тяжбам вокруг земельных вопросов, да еще и с участием иностранцев. Исходя даже из этого обстоятельства, чем больше Украина будет продвигаться в сторону Европейского Союза, его правового поля, тем защищенней будут чувствовать себя иностранные инвесторы: выигрывать суды по украинской земле удобнее в Гааге и Праге, чем в Киеве.

Фото: Макс Левин

В-третьих, Украине необходимы длительные договора на аренду земли. При коротких договорах искушение все добыть из земли с помощью пестицидов слишком велико. Между тем, Украина нуждается в том, чтобы пестициды, еще советские, из земли выводили. Но возникнет проблема: в это время урожаи никто получать не будет. Следовательно, нечем будет платить по паям, хотя договора аренды это предусматривают. Вопрос нуждается в дополнительном урегулировании.

И, наконец, все-таки не берусь категорически утверждать, что в Украине вопрос о реституции снят окончательно и бесповоротно. Дело в том, что как только наше правовое поле станет частью законодательства Европейского Союза, наследники тех физических и юридических лиц, кто владел недвижимостью в Украине до 1925 и 1939 года, получат возможность судится за нее в европейских судах. При наличии у них подтверждающих документов шансы выиграть эти суды у них будут неплохие.

Вячеслав ПиховшекВячеслав Пиховшек, публицист, постоянный автор Lb.ua