Все публикацииПолитика

Вы подставились

Если вы не думаете, что вы делаете, то вам остаются только насилие и обман. То есть репрессии сегодня и фальсификация выборов завтра. И то, и другое закроет для вас Европу.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист
Вы подставились

Уголовные дела против Тимошенко и Луценко крайне неудобны нынешним власть имущим. И не потому, что слишком похожи на политические репрессии. А потому, что сейчас буквально в каждом акте управления государством можно обнаружить превышение власти или служебных полномочий.

Проблема – даже не в Фирташе или системе государственных закупок. Проблема в том, что у нынешних власть имущих нет мандата практически на всё, что они делают.

Вот, к примеру, строительство новой страны, провозглашённое президентом Януковичем. Интересно, кто его уполномочил заменять одну Украину, имеющуюся, какой-то другой Украиной, новой?

Почему это вдруг всего лишь победа на президентских выборах в 2010 году – к тому же, при 45% голосов «против» – рассматривается как предоставление полномочий осуществлять подобные действия?

Где, так сказать, «директивы»?

Не помню, чтобы у нас когда-либо был проведён референдум по вопросу «Какую Украину вы хотите – новую или имеющуюся?». Да и к избирателям Виктор Янукович, кандидат в президенты, обращался с другими мэсседжами.

Как же тогда рассматривать суть деятельности президента Януковича, если не в контексте статьи 365 Уголовного кодекса Украины? «Превышение власти или служебных полномочий, то есть умышленное совершение должностным лицом действий, которые явно выходят за пределы предоставленных ему прав или полномочий, если они причинили существенный вред охраняемым законом правам и интересам отдельных граждан или государственным, общественным интересам или интересам юридических лиц».

Строительство новой страны явно выходит за пределы полномочий Виктора Януковича, полученных им в 2010 году от двенадцати с половиной миллионов избирателей. Напомню, что граждан Украины всего 45 миллионов, и это не считая украинцев за рубежом, интересы которых также должны быть учтены при управлении Украиной.

И строительство новой страны уже причинило существенный вред охраняемым законом правам и интересам отдельных граждан. К примеру, по статье 21 Конституции Украины: «Все люди свободны и равны в своём достоинстве и правах. Права и свободы человека неотчуждаемы и незыблемы». Оказалось, что Фирташ «равнее» в достоинстве и правах, чем Диденко и Макаренко. Ну, а право на труд отчуждаемо, если речь идёт о предпринимателях.

Кстати, о Конституции. Действующий президент очень недоволен действующей Конституцией. Недоволен настолько, что сформировал особый орган, разрабатывающий проект нового Основного закона.

Простой вопрос: а когда конкретно народ Украины выражал своё недовольство действующей Конституцией?

Не помню, чтобы у нас когда-либо был проведён референдум по вопросу «К чёрту действующую Конституцию или оставить?».

Возможно, граждане массово митингуют и громят «Беркут», требуя конституционную реформу? Дык, канал «Интер» ничего такого не сообщал.

А ведь ещё есть соглашения по Черноморскому флоту. Откуда полномочия-то? Пенсионная реформа. А мандат-то получен? Не говоря уже о грубых аппаратных интригах, позволивших узурпировать местную власть в столице.

Возьмём уровень ниже.

Александр Лавринович, действующий министр юстиции, в интервью журналу «Публичные люди» №6 (93) в ответ на вопрос: «Какие перспективы, с вашей точки зрения, у суда присяжных в Украине?» сказал следующее:

«Думаю, пока перспективы очень проблематичные. Суд присяжных есть в очень небольшом количестве стран, где общий уровень культуры, составляющей частью которой есть правовая культура, достаточно высок. Для нашего общества это преждевременно».

Конечно, понятно, что это личное мнение, однако такое мнение выразил не кто иной, как министр юстиции. Вышестоящие должностные лица, подозреваю, не стали б одёргивать Лавриновича, и, таким образом, его слова о «преждевременности» суда присяжных следует рассматривать как официальную позицию ныне правящей в Украине силы. Позицию, которая не сможет не проявиться в соответствующих действиях или бездействии должностных лиц на всех уровнях государственной власти в стране.

Тут-то также вспоминается 365 статья Уголовного кодекса. Научный комментарий к УК об этой статье сообщает: «По своей социальной сущности превышение власти или служебных полномочий является самоуправством должностного лица. От других должностных преступлений превышение власти или служебных полномочий отличается тем, что совершаемые лицом действия не входят в круг его полномочий, не предоставлены законом, не предусмотрены правовым статусом его должности».

Ладно, личное мнение действующего министра юстиции противоречит статье 127 действующей Конституции. Ничего удивительного – иногда личные мнения противоречат и законам физики.

Однако проблема в том, что народ Украины как-то, видимо, забыл предоставить Александру Лавриновичу как должностному лицу и Александру Лавриновичу лично право решать, когда же настанет время для суда присяжных в Украине.

Вообще никому из должностных лиц народ Украины не предоставлял полномочия решать, что 127 статья Конституции должна действовать частично.

Тем более, в условиях, когда настолько распространены судебные ошибки, фальсификация уголовных дел и произвол на всех уровнях репрессивного аппарата государства, что, по-видимому, только передача суда непосредственно народу в лице присяжных способна хоть как-то реализовать на практике принцип экономии уголовной репрессии.

И способна гарантировать справедливые решения хотя бы по некоторым категориям уголовных дел.

Таким образом, если отношение, как у Лавриновича, к статье 127 Конституции Украины в контексте суда присяжных – не самоуправство, то чем же оно является?

Возьмём уровень ещё ниже.

Когда президентская охрана препятствует журналистам записывать на видео езду броневиков, в одном из которых – президент, тогда следует говорить также о статье 365 Уголовного кодекса Украины. Ибо всякий раз, когда некий охранник главы государства даёт понять, что обществу нельзя видеть, как и куда ездит глава государства, лицо общества, – наносится существенный вред общественным интересам.

Общество заинтересовано в открытости процесса управления государством в целом и в открытости каждого его аспекта в частности. А такие церемониальные вещи, как проезд президентского кортежа, – как ни странно, тоже управление государством.

Перекрывают ему дорогу или нет? Насколько дорогие машины в кортеже? Какие впечатления проезд кортежа производит? Можно ли увидеть главу государства в окне автомобиля? Есть ли государственный флаг и президентский штандарт на автомобиле? Каким политическим высказыванием является кортеж главы государства?

Ответы на все эти вопросы имеют общественное значение.

По какому праву кто-либо из должностных лиц препятствует получению таких ответов? Откуда полномочия?

Не хочу сказать, что во всех перечисленных случаях и подобных им – разгоняйся и возбуждай уголовное дело. Однако суть и характер действий или бездействия нынешних власть имущих почти всегда приводит к мысли о 365 и 364 статьях Уголовного кодекса Украины («Злоупотребление властью или служебным положением»).

Также я далёк от того, чтобы грозить ныне правящей в Украине политической силе туманным будущим, – пока совершенно неочевидно, что результаты следующих парламентских или президентских выборов будут означать угрозу уголовной репрессии для теперешних власть имущих.

Но нельзя проигнорировать тот факт, что подставилась-то правящая сила.

Вы сами не умещаетесь в свои полномочия, как литр водки в стопку, и ещё надеетесь при этом на поддержку обществом своей кампании по борьбе с командой Тимошенко. Да, к тому же, чуть ли не каждым своим державным шагом даёте повод вчитаться в научный комментарий к Уголовному кодексу.

Может, хватит?

Не пора ли всякий раз, совершая акт или жест, анализировать: какое сущностное значение будет иметь этот акт или жест?

Не пора ли вообще, наконец, заменить пиар-службы аналитическими службами?

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист