Все публикацииПолитика

Трудности «воспитания»

Завершив дипломатический скандал с Чехией, Украина долго еще будет вычерпывать оставшийся после него политический осадок. Образовавшийся исключительно по причине бездарности информационной политики действующей власти.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Трудности «воспитания»
Фото: gazeta.ua

Любой сознательный гражданин вам сегодня скажет: Киев отомстил Праге за Данилишина. Желающие констатировать несомненные успехи СБУ и МИД вряд ли найдутся.

Хотя оные имеются. Успехи в смысле. Просто заметить их сложновато.

Судите сами.

Что есть главная задача СБУ и МИД? Защита интересов государства Украина – внутри страны и за ее пределами. Так? Так.

Первоочередно – обнаружение, разоблачение, высылка шпионов.

Сколько шпионов в год отлавливают и депортируют? Точно неизвестно – зачастую сие происходит тихо-мирно, без шумихи. Но именно эта цифра – из главных показателей не/эффективности той или иной спецслужбы. Во всем мире.

Периодически «на горячем» ловят дипломатов разных стран. И уж тут идет игра: если кто попался и подлежит высылке – убирается восвояси. Без лишних сантиментов.

Случается, конечно, выведенных на чистую воду «диверсантов» используют в качестве торгового эквивалента (валюты) международных отношений. Когда их депортацию превращают в предлог для выяснения отношений с другим государством. Но не наоборот. Желая поругаться с соседями, их шпионов для этого не отлавливают.

Фото: Соня Кошкина

Не стоит забывать: СБУ располагает предметными доказательствами «шкодливости» чешских посланников. Просто не все их перечисляет вслух. Кстати, по сути случившегося, Прага ничего не опровергала.

Вопрос: можно ли здесь констатировать профессиональный успех СБУ?

Ответ: да, однозначно.

Равно как успех, скажем, американского спецназа, устранившего бин Ладена. Стоило это делать, не стоило, насколько морально и т.д. – тема отдельной дискуссии. Но работа проделана блестяще. Вне сомнений.

Еще вопрос: зачем было объявлять о разоблачении чехов на следующий день после презентации Богданом Данилишиным своей «Украинской европейской перспективы»?

Что за приемчики времен «холодной войны» (к слову, первым эту – позже широко растиражированную метафору – применил постоянный автор Lb.ua Вячеслав Пиховшек)?

Случись это днем раньше, неделей позже – совсем иной получился б эффект. И подмоченное реноме лично Валерия Хорошковского засияло б свежими красками. Ему одному достались бы лавры блюстителя чести родины.

Валерий Хорошковский
Валерий Хорошковский

А так, все наоборот. Поди, докажи, что не верблюд. Что не прав глава чешского МИДа, аргументировавший: месть, банальная месть (хотя, разве ж так мстят за предоставление политубежища)? Оппонентам подвернулась уникальная возможность выразительно огрызнуться. И они ее не упустили.

Обидно, ей Богу. Прежде всего – за державу.

«Война выигрывается в головах», - гласит древнекитайский трактат «Сунь Цзы». И если с ситуативными маневрами Украина кое-как еще справляется, то с должным информационным сопровождением финальной битвы – беда.

Подтверждения? Пожалуйста – авторитетный австрийский «Профиль», номер от 9-го мая. Статья «Купленная безопасность». Посвященная, как, вероятно, уже догадались, месье Поживанову.

«Посол Украины в Австрии, Андрей Бережной, возмущен тем, что Поживанов уклоняется от ответственности перед карательными органами. Цитата: «Мы не сможем эффективно бороться с коррупцией, когда высокопоставленные особы улетают заграницу, а мы ловим всякую «мелочь», - сказал он «Профилю». (Посол) апеллирует к австрийским органам: «Никто не может быть заинтересован в предоставлении безопасности за деньги». Все-таки здесь «большие деньги» в игре, уведомляет посол».

Вопрос: что за радикальные заявления в исполнении посла? С чего вдруг?

Ответ: глава любой дипмиссии – посланник своего отечества, обязан стоять на страже государственных, то есть – действующей власти – интересов. В том числе – формировать позитивный имидж страны за рубежом. «Неважно, что есть правда. Важно, что знают об этом люди», - говаривал один высокопоставленный нацист. И был прав.

Не функция Бережного рассуждать о не/виновности Поживанова. Его задача – «вложить в головы» австрийцам, что привечать беженца – не лучшая идея.

«Язык дипломатии извилист, это, в основном, неопределенные тексты, которые, зачастую, труднодоступны пониманию посторонних. Более примечательно, когда дипломат, обходясь без пустых слов, идет прямо к цели. Поэтому у всех присутствовавших 29-го марта в посольстве Украины в Вене осталось в памяти. Во время собрания общества австро-украинской дружбы, посол разговаривал с политиками начистоту. «Он удивил открытостью разговора. В частности тем, что предоставление убежища подозреваемому в совершении преступления не должно быть разрешено», - сообщил депутат Курт Гартленер».

Опять вопрос: верно ли действовал Бережной, как дипломатический посланник?

Ответ: однозначно, да.

Ведь, что он, по сути, делал? Высказывал определенное мнение в частной беседе. В беседе с людьми, либо самостоятельно принимающими решения, либо имеющими влияние на тех, кто их принимает.

Позже – подтвердил то же в комментарии авторитетному СМИ.

То есть: грамотно пролоббировал интерес украинских властей. За что ему, как дипломату, пять с плюсом.

А уж что думает о деле Поживанова гражданин Бережной – личная его гормональная проблема.

Михаил Поживанов
Фото: rudenko.kiev.ua
Михаил Поживанов

Ну, и третий вопросительный знак. Почему австрийская публикация (в «Профиле», между прочим), подкрепленная комментариями главы дипмиссии (это вам не старший по курилке) прошла совершенно незамеченной в Украине? Что мешало тому же МИДу (неофициально, разумеется) ненавязчиво обратить на нее внимание дружественных СМИ? И сколько очков это б добавило нашим властям непосредственно в Киеве? То-то.

Короткий вывод: ни МИД, ни СБУ – два ведомства, играющих определяющую роль во внешней политике, в непоследовательности, непрофессионализме, нескоординированности действий не обвинишь. Но вот нелепость допускаемых ошибок; неуклюжесть в маневрах; провальность информполитики констатировать приходится.

Ввиду чего, из субъекта международной политики Украина частенько превращается в объект.

Что, как ни парадоксально, порою не в минус – плюс. В деле продвижения Киева навстречу Брюсселю (первостепенно – в рамках ЗСТ) – точно.

Ибо Старый свет сам в этом заинтересован. Равно как ключевые правящие – экспортно ориентированные – украинские бизнес-элиты.

Синергия их усилий в данном направлении вполне логична.

Так что версия Тараса Черновола (из тех, что принято называть «досужими вымыслами») – относительно заинтересованности в «чешском скандале» третьей стороны (прозрачный намек на Россию), не слишком состоятельна.

Хотя б потому, что взаимоотношения лично Валерия Хорошковского с Белокаменной уже давно не безоблачны. Точно – не так благополучны, как были в бытность его работы с «Евразом». Виной тому – деятельность Валерия Ивановича в качестве главы СБУ. Конкретно – дело Диденко.

Как не единожды писал Lb.uа, Игорь Диденко стал, де-факто, заложником Дмитрия Фирташа в войне за возврат газа «РосУкрЭнерго». Защитники сидельца, апеллировавшие даже к президенту Януковичу, получали неизменный ответ: «это не ко мне – говорите с Фирташем».

Игорь Диденко
Фото: Макс Левин
Игорь Диденко

В числе защитников, стоит отметить, был и Владимир Владимирович Путин. Поскольку получалось, что Киев упек Диденко – технического исполнителя – за то, что оперировал контрактами, благословленными лично Владимиром Владимировичем. Забросив, тем самым, камень в огород целому Кремлю.

Владимиру Владимировичу Виктор Федорович отвечал, конечно, более сдержанно. Дескать, вмешиваться в работу органов Президенту никак невозможно. Владимир Владимирович отнесся с пониманием.

Но отношения двух стран с тех пор резко разладились. Особенно после того, как Владимиру Владимировичу передали удивленную реплику Виктора Федоровича (изрекал ли ее украинский гарант на самом деле, неизвестно, однако то, что российскому озвучили именно так – известно доподлинно): чего, мол, он у меня относительно Диденко спрашивает, я же у него судьбой Ходорковского не интересуюсь.

Разладились настолько, что у Юрия Бойко не вышло даже полноценно поздравить с очередными именинами Алексея Миллера.

А с Хорошковским, судачат злые языки, повстречался его коллега из ФСБ, сообщивший: если участь пленника все ж не разрешится, «вы перейдете рубикон, за пределами которого наша корпоративная этика уже не действует». Очень скоро Украину потряс «палестинский скандал»…

Но нет худа без добра – следствием «заморозков» на российском направлении стала «оттепель» на европейском. Обоюдовыгодная, как отмечалось, Украине и Евросоюзу. Настолько, что последний – во имя достижения глобальной цели и ряда экономических выгод, готов временно закрывать глаза на погрешности современной украинской демократии. Включительно с нарушениями основополагающих гражданских прав (права на защиту, к примеру); притеснений свободы слова; порочности судебной системы.

Еврочины говорят об этом практически прямым – насколько это вообще возможно – текстом. Киев их слышит. Но не факт, что – в силу «трудностей воспитания», да врожденных сложностей с координацией движений, сможет вовремя протянуть руку навстречу.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua