Все публикацииПолитика

КС засомневался в своем решении о неконституционности смертной казни

Следствием решения Конституционного суда от 26 января 2011 является возникновение в правовой системе Украины ситуации, которая предусматривает два диаметрально противоположных решения КСУ относительно отмены смертной казни в нашей стране.

КС засомневался в своем решении о неконституционности смертной казни

При этом КСУ ревизовал свое предыдущее решение, не указывая на его ошибочность, а наоборот — ссылаясь на него.

Об этом пишет доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета КНУ им. Т. Шевченко Сергей Шапченко.

26 января 2011 Конституционный суд Украины принял решение по делу по конституционному представлению Верховного суда Украины и по конституционному обращению гражданина Николая Савчука.

В результате сформулированных Конституционным судом Украины «правовых позиций» суды общей юрисдикции получили «четкие и конкретные» ориентиры.

В соответствии с этими ориентирами, если в период с 29 декабря 1999 года по 29 марта (4 апреля) 2000 года стоял вопрос о наиболее суровом наказании, которое могло быть назначено, в частности за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, — то этот вопрос необходимо было решать учитывая следующее:

а) «…положения Кодекса 1960 года относительно смертной казни как вида наказания со дня принятия Конституционным судом Украины решения от 29 декабря 1999 года не подлежали применению судами…» (абзац третий п/п. 3.2 мотивировочной части решения от 26 января 2011 года);

б) «…наличие указанного промежутка времени не означает, что существующие к тому времени соответствующие санкции статей Кодекса 1960 года утратили альтернативный характер и предусматривали только наказание в виде лишения свободы на максимальный срок до пятнадцати лет…» (абзац второй п. 4 мотивировочной части решения);

в) «… альтернативный характер санкций статей Кодекса 1960 года, предусматривающие наказание за особо тяжкие преступления, не давал оснований для назначения судами иного наказания вместо смертной казни к моменту ее замены Верховной Радой Украины на пожизненное лишение свободы…» (абзац третий п. 4 мотивировочной части решения).

Последовательная реализация этих ориентиров дает основания для однозначного вывода: в период с 29 декабря 1999 года по 29 марта (4 апреля) 2000 года самым суровым наказанием, по УК Украины 1960 г., не могли быть ни смертная казнь, ни лишение свободы на срок 15 лет, ни пожизненное лишение свободы.

Какое же в таком случае самое суровое наказание могло быть назначено в указанный период согласно УК Украины 1960 г.? Прямого ответа на этот вопрос Конституционный суд Украины не дает.

Но с учетом процитированных выше «правовых позиций», такой ответ может быть только один: за совершение отдельных преступлений, в частности умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, самого сурового наказания в период с 29 декабря 1999 года по 29 марта (4 апреля) 2000 года, по УК Украины 1960 г., вообще нельзя было назначить.

Таким образом, своим решением от 26 января 2011 КСУ поставил под сомнение свое же решение 1999 года о неконституционности смертной казни в Украине в том смысле, что не признал то решение изменением действующего на тот момент Уголовного кодекса.

При этом единодушная поддержка решения от 26 января 2011 всеми судьями КСУ, которые участвовали в этом деле, — несмотря отмеченную выше его непоследовательность, противоречивость и неполноту, — свидетельствует о сознательном манипулирования ими Конституции Украины, отдельными законами, международно-правовыми документами и собственными решениями.

Смысловая форма такого манипулирования в Решении от 26 января 2011 может быть выражена формулой «юридическая демагогия + юридическая некорректность в мотивировочной части = неправовое решение в резолютивной части».