Все публикацииПолитика

​Перспективы «в екзилі»

Покидая Советскую Россию, «белые эмигранты» формировали на чужбине монархические движения, проводили «Российские зарубежные съезды», продвигали альтернативные марксизму-ленинизму научные теории.

Затеи, как известно, не увенчались успехом: империя не возродилась, а советская власть продержалась 70 лет, намного пережив своих оппонентов.

Политические беженцы нового времени менее радикальны. Ретировавшись из независимой Украины эпохи Януковича, создают за бугром общественные организации – берутся способствовать продвижению своей родины в Европу.

Первым пример подал Богдан Данилишин. В четверг в пражском отеле «Савой» состоялась презентация его «Украинской европейской перспективы».

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
​Перспективы «в екзилі»
Фото: Соня Кошкина

Вы помните Богдана Данилишина в бытность министром экономики правительства Тимошенко? Немногословный, спокойный, пожалуй, даже малоприметный. Таких обычно называют «профессиональный чиновник». Данилишин был и остается профессиональным ученым; чиновничество, зачатки политической деятельности – ситуативные эпизоды. Которые еще могут стать основной сферой деятельности.

По иронии судьбы, именно от Данилишина нынешняя украинская власть получила две самые сильные внешнеполитические оплеухи.

Первую – в момент предоставления ему Чехией политического убежища. Чем, де-факто, цивилизованная Европа признала наличие в Украине политических репрессий; стагнацию системы правосудия и прочие предавторитарные симптомы.

Вторую – с созданием «УЕП». Жертвы политических репрессий не просто «отсиживаются» за бугром, но пытаются влиять оттуда на судьбы Родины. И чем это закончится – вписыванием очередной, не слишком яркой, страницы в историю диаспоры или развитием громкого политического проекта непосредственно в Украине, остается догадываться.

Непереходящее знамя

Впрочем, надо отдать должное Данилишину: представляя публике «УЕП», о «политической подоплеке» дела он помалкивал.

Во-первых, потому, что ему это сейчас невыгодно.

Во-вторых, потому, что «политической подоплеки» пока нет.

Фото: Соня Кошкина

Почему невыгодно?

Безусловно, формирование некой организации, объединяющей жертв политрепрессий, было б вполне уместно. Численность жертв-то все увеличивается. Но позволить себе предпринимать какие-либо активные действия способен, по большему счету, лишь Данилишин. Он один обладает уверенностью в завтрашнем дне в виде чешского «asylum».

У Михаила Поживанова, также прибывшего на презентацию из Вены – места текущей своей дислокации - документы на предоставление убежища поданы, но вопрос «завис» в воздухе. И «зависать» может долго. «Политических» Австрия, в отличие от более лояльных Швейцарии, Британии и Чехии, привечает не слишком охотно. Так, в прошлом году, из сотен просителей документы приняли лишь у 14. В том числе – у Поживанова. И это – большая удача. Поскольку проситель автоматом получает специальную карточку – нечто вроде временного вида на жительство. Позволяющую, кроме прочего, свободно перемещаться по странам Шенгенской зоны. Чего – по условиям «asylum» - не может Данилишин.

Из опальных экс-чинов, кроме Данилишина с Поживановым, унести ноги, как известно, успела лишь Татьяна Слюз. Где она сейчас - точно неизвестно, предположительно – в теплых краях.

Остальные экс-чины Тимошенко – греют нары Лукьяновки. В лучшем случае – ходят на допросы. То есть, активно оппонировать режиму сегодня им не с руки. Но завтра стать лидерами/знаменами/финансистами новой оппозиции, при желании, труда не составит.

Данилишин сей путь пока только нащупывает. Бывшие соратники ему не слишком помогают. По имеющейся информации, на презентацию своего детища он приглашал, в частности, Александра Турчинова, Бориса Тарасюка, Игоря Грынива и Григория Немырю. Ни один в Праге, разумеется, не появился. Зачем, спрашивается, в таком случае, Данилишину одному за всех рвать на себе рубаху?

Тем более, гарантий преобразования этих усилий в предметный политический результат – никаких. Ну, какой может быть результат? Разве, место в списке в 2012-м. Тут, однако, преградой множество юридических формальностей. Требование закона о постоянном проживании кандидата в нардепы на территории Украины в последние несколько лет, например. Необходимость соблюдать ряд формальностей при включении в партийный список. Ну, и т.д. Не говоря уж о невозможности «дистанционно» баллотироваться по мажоритарке.

Богдан Михайлович сие, конечно, прекрасно осознает. И, судя по всему, покамест действует больше интуитивно, не имея конкретного плана.

- Одна из целей – рассказывать Европе о преимуществах Украины. В том числе – для привлечения инвестиций. Говорить о том, какая у нас власть, оценивать – не наша задача. Главное – Запад должен понять: Украина может быть интегрирована в Европу невзирая на то, какая сейчас власть в Украине, - заявил он, выступая с приветственным словом.

Но журналистов интересовало иное:

- Я не стремлюсь попасть в список, - отнекивался Данилишин.

- То есть, амбиций вернуться, продолжить политическую и оппозиционную деятельность не имеете? – позже уточнил Lb.ua.

- Почему же? Амбиции есть всегда! – не выдержал, наконец.

Фото: Соня Кошкина

Тут же поправился:

- Бытие определяет сознание. А бытие у нас такое, какое есть, - хитро улыбнулся экс-министр, ничуточку, за это время, не изменившийся. Тот же вкрадчивый взгляд; та же робкая усмешка и добродушная нерешительность.

Мы стояли чуть поодаль от центральной части зала – презентация была в самом разгаре.

- Эта организация будет толкать Украину в Европу. А другого пути нет. К сожалению, диаспора часто делает то, что неспособна сделать власть в Украине, - резко выпалила один из инициаторов создания «УЕП», директор украинской редакции «Радио Свобода» в Праге Ирина Халупа.

- Но вы ведь хотите вернуться домой? – снова обратилась я к Данилишину.

- Домой, - протянул он, - хочу, конечно. Но пока я есть там, где я есть.

- Чтоб вернуться – надо дело закрыть.

- Мои адвокаты работают. В Киеве – Игорь Фомин. Здесь – Марина Мохиткова, - кивнул на миловидную шатенку средних лет, стоявшую неподалеку. - Вы же вдумайтесь: что они мне вменяют - тендер с одним участником! А сейчас в Борисполе конкурсы по-другому проводят? И на какие суммы закупки делаются?! Цифры больше в десятки раз! – возмущался он, сдабривая аргументацию финансовыми подробностями.

Фото: Соня Кошкина

- Дело-то есть, - не отставала я. - И в розыске вы значитесь.

- Снятие розыска будем добиваться через евроструктуры, - неопределенно протянул Богдан Михайлович, затруднившись детализировать: как именно.

- А дело направите в Европейский суд?

- Нет, этого не планируем, - добавил, перебирая в руках новенькие карточки визиток.

«Політичні в'язні 19», - прочла я адрес офиса.

Символично.

Возвышаясь над толпой приглашенных всем своим немалым ростом, на нас поглядывал Михаил Поживанов.

Электроэнергетический фон

- Поживанов – не член нашей организации, он – друг, вот мы его и пригласили, - уточнил потом Данилишин.

Фото: Соня Кошкина

- Я до членства еще не дорос, могу быть только наблюдателем! – отшучивался сам Поживанов. – Вот, дадут мне убежище, я и в Вене что-нибудь создам.

- Видите, Михаил Александрович, даже тут у вас раскол, - весело подкалывал его Сергей Гайдай, прибывший в Прагу из Киева вместе с несколькими десятками других журналистов и политологов.

В организации их поездки активное участие принимал один из киевских офисов восточноевропейского энергетического барона Василия Данылива. Владелец «Danyliv Capital», руководитель совета директоров «Ukrenergy Holding AG» - личность небезызвестная.

Выходец с Ивано-Франковщины, до недавнего времени контролировал 75% рынка экспорта электроэнергии из Украины. Считалось, деятельность правительства Юлии Тимошенко способствовала процветанию его бизнеса. СМИ также указывали на его приятельские отношения с Виталием Гайдуком. Впрочем, сам Данылив, общаясь с «Властью денег», назвал их «исключительно партнерскими». После смены власти в Киеве, чешский бизнесмен с украинским паспортом вынужденно сдал позиции, уступив лидерство на рынке Ринату Ахметову. Высвободившееся время тратит на получение высшего образования, меценатство и прочие приятные занятия. В числе которых – помощь Богдану Данилишину в получении политического убежища, дальнейшем обустройстве в Праге.

А обустроился Данилишин недурно: офис УЕП на «Політичних в'язнів 19» - просторное, на более чем с полдесятка комнат, помещение, уставленное антикварной мебелью. Аренда подобных рабочих апартаментов в центральных районах европейских столиц тянет, как правило, тысяч на 10-15 евро.

Впрочем, это – детали, отношения к делу не имеющие.

- Зачем вам все это? – прямо спросил Lb.ua у Данылива.

Фото: Соня Кошкина

- Сугубо общественная деятельность. Посмотрим, как подобная работа может влиять на процессы в Украине. Все же, мне не безразлично, что там происходит.

- Влиять с какой целью, вы баллотироваться хотите?

- Нет, - ответил без паузы.

- И по мажоритарке?

- И по мажоритарке. А зачем? Я сейчас высшее образование получаю – мне это куда интереснее политики.

- Но, у Данилишина есть определенная «кредитная история». Вы же понимаете, что многие вашу нынешнюю затею посчитают чем-то вроде клуба жертв политических репрессий.

Данылив даже прыснул от веселого возмущения:

- Полная ерунда!

- Значит, на выборы 2012-го вы и сами не пойдете, и своих людей не поведете?

Похожий – чем-то неуловимым – на персонажей фильмов Параджанова, он отрицательно покачал головой.

***

Уже вечером, блуждая по интернету, обнаружила на сайтах структур Данылива ссылки на сайт «Украинской европейской перспективы». И наоборот – перекрестные. Вспомнила 2006-ой. Боделан – в Питере, Бакай, Сацюк, Билоконь – в Москве. «За президентство Януковича мы б не три дня – неделю б пили», - говорил мне тогда Николай Васильевич, все переносивший интервью из-за масштабного загула на свадьбе дочери Медведчука.

Они ведь тоже были политические беженцы. Но ни украинских, ни каких-либо других, кроме, разве, личных, перспектив – в прямом и переносном смысле – не создавали.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua