Все публикацииПолитика

ТВ: Никто не хотел в Таможенный союз

Половина программы "Вечiр з Миколою Княжицьким" прошла в записи. Дело в том, что двое гостей физически не могли присутствовать вечером в прямом эфире.

ТВ: Никто не хотел в Таможенный союз

Первым показали записанное общение с Юрием Андруховичем, который вечером в четверг давал концерт с группой Karbido в столичной "Кинопанораме". Писатель пояснил, что речь идет о декламации с музыкой.

После сюжета-визитки, в котором напомнили о заявлениях Андруховича в адрес властей и касательно государственного устройства Украины, ведущий не упустил возможности поговорить с писателем о его политической позиции.

Писатель очень спокойно начал с того, что его несколько упрощенно поняли. И далее по ходу пересказал свои прежние заявления, но в более обтекаемых формах.

Следующим гостем, чье интервью показывали в записи, была экс-спикер Грузии Нино Бурджанадзе, которая находилась в Украине и интервью с которой ранее публиковал LB.ua.

Вторая половина эфира была "живой". Первым гостем этой части стал Тарас Чорновил. Его ведущий представил как специалиста по межднародным вопросам, который сейчас внешней политикой интересуется больше, чем внутренней.

Это был повод поговорить о том, какой грязной является политика.

Чорновил ударился в воспоминания о том, как он переходил во фракцию "Наша Украина" в 2002 году, как уходил из нее перед "оранжевой" революцией и т.п.

Досталось также и Валерию Хорошковскому.

"Тарас Чорновил публичный оппонент Валерия Хорошковского", - представил депутата ведущий.

Стоит подчеркнуть, что, кроме критики в адрес главы СБУ, в эфире также прозвучало заявление пресс-службы "Интера" касательно скандала вокруг распределения радиочастот. Это, кстати, доказало, что программа шла в прямом эфире - так как заявление появилось после 21.00.

Завершали программу участники "Братьев Гадюкиных", которые поведали о подготовке к концерту памяти Сергея Кузьминского.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У БЕЗУЛИК...

"РесПублика" была полностью посвящена итогам визита в Украину премьера России Владимира Путина. Главными спикерами стали замглавы МИД Павел Климкин и экс-глава МИД Борис Тарасюк.

В первых своих репликах они задали две основные линии обсуждение.

Это официальная, которой придерживались Климкин и директор Национального института стратегических исследований Андрей Ермолаев, заключающаяся в поддержке озвученной президентом Януковичем схемы участия в Таможенном союзе ("3+1") и неизменности европейского вектора развития. И неофициальная, которой придерживались остальные во главе с Тарасюком, о том, что российская инициатива является не экономической, а политической.

В ходе обсуждения стало понятно, что никто из присутствующих не знает, каковы же реальные итоги переговоров. Не знали даже в МИД.

"Если решений пока нет – то они находятся на стадии обсуждения", - сделал предположение замглавы МИД.

Приблизительно так же отвечал бывший глава комитета Госдумы по делам СНГ Константин Затулин. Будучи в опале, он утратил свой прежний задор и резвость, и на экране выглядел очень грустным. От него ведущая пыталась выведать, что на самом деле стоит за предложениями российской стороны.

"Я наблюдал за переговорами из СМИ. По-моему, разговор начал премьер Азаров с вечных тем: снижение цены на газ, отмены пошлин на некоторые товары и так далее. Тема Таможенного союза была следующей в этих переговорах. У Украины есть нужды и просьбы к России и Россия их рассматривает. Россия не приехала в Украину, чтобы ее куда-то позвать", - отвечал депутат Госдумы.

Развивая популярную сейчас тему о том, что Украина становиться козырем в противостоянии Путина и Медведева накануне выборов в России, ведущая поинтересовалась у Затулина и на этот счет.

"Я должен огорчить тех, кто считает, что у Путина и Медведева есть разногласия по Украине. Не ищите черную кошку там, где ее нет", - ответил Затулин.

Выгоды от вступления Украины в Таможенный союз попытались найти при помощи Ермолаева. Но, похоже, присутствующим это не удалось.

В конце эфира Анна Безулык попросила минуточку внимания и поделилась наблюдением: за пять лет это был едва не первый эфир, когда у всех присутствующих совпадали мнения по ключевым пунктам.