Все публикацииПолитика

Украина - страна свободы

Очередной визит в Украину одного из лидеров российского тандема – премьер-министра Владимира Путина – по обыкновению вызвал ажиотаж и всплеск разговоров о российских имперских настроениях в украинском публичном пространстве.

Олеся ЯхноОлеся Яхно, журналист
Украина - страна свободы
Фото: Макс Левин

Стандартный набор «ужасов» в восприятии российско-украинских отношений так же стандартно воспроизвелся в экспертном сообществе, украинских и западных СМИ.

Основные из этих «ужасов» следующие:

- Россия в очередной раз склоняет Украину к какому-то имперскому проекту, на этот раз – Таможенному союзу;

- Украинское руководство опять готовится что-то сдать России в обмен на снижение цены на газ;

- Украина – один из полигонов для конкуренции между Путиным и Медведевым накануне российских президентских выборов в 2012 году.

Вообще, в Украине есть два фундаментальных заблуждения относительно современной российской власти. Во-первых, что в России много думают об Украине. Во-вторых, что от РФ сильно зависит будущее Украины. Украинцы - причем как на Западе, так и на Востоке страны - сильно преувеличивают роль России в судьбе украинского государства. Только одни со знаком минус, вторые – со знаком плюс.

Украине явно нужна демифологизация российско-украинских отношений.

Миф 1. Россия как инициатор Большого имперского проекта

Самое большое достижение политического характера в отношениях действующей российской власти с президентом Януковичем – это общее изменение тона межгосударственных отношений в сторону доброжелательности.

После того, как революция 2004 года «дала в морду» Путину и Медведеву, устоявшаяся смысловая конструкция «Янукович - человек Путина и Медведева» очень почетна и приятна для ушей российских руководителей. Как бальзам на обожженную Майданом и ненавистным Ющенко душу.

Фото: Макс Левин

Других масштабных результатов в отношениях российской и украинской власти нет. Пролонгация пребывания Черноморского флота РФ на территории Украины в общественном сознании не оправдала ожиданий. Снижение цены на газ на 100 долл. украинцы никак не почувствовали, а в самой РФ значительная часть политистеблишмента считает, что Россия «лоханулась», заплатив за сугубо символическую вещь реальные деньги (ежегодно потери российского бюджета из-за скидки на газ для Украины составляют, по словам Путина, 4 млрд. долл.).

Сложно сказать, насколько первостепенной в неофициальном общении является тема присоединения Украины к Таможенному союзу (ТС), но в превращение этой структуры в большой геополитический или геоэкономический проект верится не очень.

Во-первых, имперская идея в России если не умерла, то близка к состоянию агонии. И не в последнюю очередь благодаря нынешним российским лидерам. Хоть тандем обвиняют в постоянных попытках загнать Украину в какой-то имперский проект на постсоветском пространстве, по факту – все прямо наоборот. Никто так много, как Путин и Медведев, не сделал для формирования национального и государственнического самосознания украинцев. И экономическая логика отношений, и газовые войны только укрепили осознание украинской власти и общества в необходимости укреплять независимость Украины.

Кроме того, российские лидеры декларируют приверженность западным ценностям, по сути, отрекаясь от идеологии интеграционного проекта на пространстве бывшего СССР. Показательно в этом смысле заявление Путина о том, что Россия победила бы во Второй мировой войне в одиночку, без Украины и остальных союзных республик. Как и заявление Медведева о том, Россия – это молодое государство, которому в этом году исполнится всего лишь 20 лет.

Во-вторых, если логика создания Таможенного союза – это, прежде всего, экономика, а не общие мировоззренческие позиции, то надо понять, в чем конкретно она состоит. С трудом ведь складываются отношения с уже существующими формальными членами Таможенного союза – Казахстаном и Беларусью. Беларусь вообще до последнего тянула с подписанием документов. Каждый из участников ищет не общую выгоду от проекта, а выгоду каждого по отдельности. С Украиной, тем более, будет сложно найти формулу ее участия в ТС. Янукович предложил формат сотрудничества «3+1», что, по сути, означает стилистическое оформление неучастия Украины в Таможенном союзе.

В-третьих, к Украине Януковича резко упал интерес в мире в целом и в России в частности. Как ни парадоксально, при Ющенко Украина интересовала Россию куда больше. Она была болевой точкой, воспринималась как камень преткновения в отношениях Россия-Запад – соответственно, тем и была интересна РФ. Даже количество сюжетов про Украину в российских СМИ при Ющенко (правда, в негативном контексте) было куда больше нынешних показателей. Первый год президентства Януковича остался практически незамеченным в России.

Политики в отношениях между сегодняшними лидерами России и Украине нет, отсюда – не может быть и политических проектов. Геополитических тем более.

Миф 2. Бесконечный процесс сдачи Украиной своих интересов

В «тандемные годы» Россия начала практиковать на постсоветском пространстве отношения, основанные исключительно на экономической логике.

Правда, в постмайданный период российское руководство долго искало контактера с украинской стороны (до Майдана эту почетную миссию выполнял преимущественно Медведчук). Впоследствии им стала Тимошенко, предложившая неформальный пакетный принцип решения вопросов – обеспечить то, что нужно России, в обмен на то, что нужно лично ей.

Фото: EPA/UPG

Изгнание из газового рынка в 2009 году «Росукрэнерго» с предыдущим арестом Семена Могилевича стало возможным именно вследствие договоренностей Путина и Тимошенко.

С приходом Януковича на президентский пост количество двусторонних встреч и визитов возросло. Но, несмотря на постоянные ожидания, что вот-вот украинская власть еще что-то сдаст российской стороне, все не так просто в отношениях единомышленников.

Во-первых, Януковичу, несмотря на его декларативную пророссийскость, в Кремле и Белом доме не доверяют. Еще с 2006 года, когда он был премьером при президенте Ющенко. Потому что уже тогда он не выполнял политические обещания, чем быстро разочаровал российскую элиту.

Во-вторых, из-за конфликта бизнес-интересов. Длительным проектам в экономике обе стороны предпочитают быстрые, где можно сегодня, здесь и сейчас получать огромные прибыли. Украина никогда не отдаст «Газпрому» «Нефтегаз». Потому что Левочкин, Бойко и Фирташ сами хотят получать дивиденды, контролируя ведущие направления украинской экономики.

Еще одно существенное противоречие в российско-украинских отношениях - Украина борется против газопровода «Южный поток» (проходит мимо Украины), чтобы оставить за собой монополию на транзит энергноресурсов, и в Кремле об этом знают.

В этом смысле, особых теплых отношений между бизнес-конкурентами быть не может. И, возможно, мы еще станем свидетелями скрытой холодной войны российских властей с Януковичем, сопровождаемой медийной кампанией в российских СМИ, по типу сериала о «крестном батьке Лукашенко». Слабая форма издевательства над украинским лидером уже была в российской «Большой разнице».

Миф 3. Украина как поле конкуренции для Путина и Медведева

Украина как крупнейшая страна региона – важный фактор внешнеполитического восприятия России в мире и внутриполитического восприятия внутри страны.

В то же время, установка на то, что Путин и Медведев сильно разные – большое преувеличение и результат эффективной пиар-политики российских властей. В Украине, как и на Западе, принято считать, что есть чекист Путин и либерал Медведев. Они непременно будут конкурировать на президентских выборах в 2012 году и как результат – конфликтовать в отстаивании тех или иных позиций, в том числе в украинском вопросе.

Важно напомнить несколько фактов.

Во-первых, Медведев – наследник той же ельцинской элиты, что и Путин. В большую политику его привел Александр Волошин, занимавший пост главы президентской администрации на протяжении первых трех лет президентства Путина. И, собственно, одним из условий ухода Волошина с поста главы АП в октябре 2003 года стало назначение на этот пост Медведева. Будучи первым заместителем Волошина (с 3 июня 2000 года) и председателем совета директоров ОАО «Газпром» (с 30 июня 2000 года), Медведев был непосредственным участником группы по разгрому НТВ и поглощению впоследствии «Газпромом».

Во-вторых, нет никаких противоречий и конкуренции между Путиным и Медведевым за украинское направление, впрочем, как и за любое другое. В 2004 году Медведев как глава администрации президента РФ, контактируя с тогдашним своим украинским коллегой Медведчуком, отвечал за поддержку Януковича как кандидата в президенты со стороны российской власти. А в конце 2005-го — в начале 2006-го Медведев был одним из идеологов так называемой газовой войны России с Украиной.

Поэтому, разница между Путиным и Медведевым в контексте Украины – разве что в отношении к сладкому (имею в виду конфеты, которыми Янукович угощал Медведева и Путина в далеком 2004-м).

Фото: EPA/UPG

Таким образом, влияние России на судьбу Украины сильно преувеличено. Как и влияние Запада.

Падение интереса к Украине в мире – во многом, объективный факт. После «перезагрузки» отношений между РФ и США уровень конфликтности за регион исчез. Ситуацию, когда можно было сдать дружбу с Россией в обмен на преференции со стороны Запада и наоборот, - прошло.

Россия не является сегодня системообразующим фактором для Украины. В современных реалиях и для РФ, и для Запада важно, чтобы Украина сама решала свои проблемы. В ситуации независимости Украина сама должна понять, что ей делать.

И, в общем, для нас это большой это плюс. Как в старом советском анекдоте о том, что такое свобода: свобода - это когда вас посылают в определенном направлении, а вы можете идти куда хотите.

Украина может идти куда хочет.

Олеся ЯхноОлеся Яхно, журналист