Все публикацииПолитика

Штефан Фюле: Мы следим за ситуацией в Украине очень пристально, и иногда испытываем тревогу и высказываем опасения

Европейский комиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Штефан Фюле – один из немногих высоких европейских чиновников, кто по-настоящему хорошо разбирается в происходящем на постсоветском пространстве.

Штефан Фюле: Мы следим за ситуацией в Украине очень пристально, и иногда испытываем тревогу и высказываем опасения
Фото: Макс Левин

Во-первых, ему, как выходцу из Чехии – страны бывшего соцлагеря – наши проблемы намного ближе и понятнее, чем представителю, скажем, Франции или Бельгии.

Во-вторых, он пять лет проучился в МГИМО, а посему может общаться с собеседниками из стран бывшего СССР на одном языке – как в прямом, так и переносном смыслах.

В-третьих, ему по роду деятельности приходится пристальнее мониторить ситуацию в странах, которые в перспективе могут стать членами ЕС.

В очень удаленной перспективе, – уточняет сам господин Фюле в эксклюзивном интервью LB.ua: «У Украины нет на данный момент перспективы членства». Добавляя, однако: «это не мешает нам работать вместе».

Считаете ли вы, что качество отношений между Украиной и ЕС за последний год изменилось? В том числе, учитывая внутриполитические процессы в Украине?

Конечно, мы имеем дело с новой администрацией в Украине, однако в наших отношениях мы преследуем все ту же глобальную цель, что и год назад – добиться политической ассоциации и экономической интеграции, достигнув как можно скорее соглашения по амбициозному Договору об ассоциации, включающему в себя глубокую и всестороннюю зону свободной торговли. Это был важный год для экономической консолидации Украины, и некоторые меры уже были предприняты; теперь мы хотим подкрепить эти меры существенным прогрессом в политических реформах в стране.

Фото: Макс Левин

Какова ваша оценка перспектив успешной финализации переговоров по Зоне свободной торговли между Украиной и ЕС в текущем году?

Предмет этих торговых переговоров - не моя компетенция, однако я бы сделал общее замечание. Так называемая глубокая и всесторонняя зона свободной торговли (ГВЗСТ) – часть Договора об ассоциации. И, действительно, мы надеемся завершить переговоры в текущем году. Этот Договор связан с общей концепцией реформ и модернизации, которые приблизят Украину к ЕС, не только с экономической точки зрения, но также и в правовых, политических аспектах и аспектах безопасности. Я считаю, важно подчеркнуть очень широкий спектр вопросов, который покрывает Договор, что должно иметь непосредственное влияние на жизни граждан, а не только экономических игроков.

Вы говорили, безвизовый режим – вопрос долгосрочной перспективы. Насколько долгосрочной? Можно ли утверждать: вопрос непосредственно зависит от состояния гражданских и политических свобод в Украине?

Давайте говорить достаточно четко: в ноябре прошлого года, во время Саммита ЕС-Украина, мы сделали значительный шаг в этом направлении: ЕС представил План действий по визовой либерализации, который определяет все меры, которые необходимо принять и реализовать Украине. Скорость продвижения к визовой либерализации будет зависеть от прогресса, которого достигнет Украина в выполнении выставленных требований.

Я должен подчеркнуть, что этот План действий – очень всеобъемлющий, и что его выполнение требует упорной работы – это предполагает, например, усовершенствования в защите документов, укрепление управления границами и миграцией и политики предоставления убежища, а также реформ в правоохранительной отрасли. Мы также должны помнить, что с передвижениями людей связаны важнейшие вопросы прав человека и основополагающих свобод. Поэтому, в общем, скорость продвижения к визовой либерализации будет зависеть от достижений Украины, хотя, конечно, мы постараемся оказать всю возможную поддержку с нашей стороны.

Фото: Макс Левин

Согласно заявлениям ЕС ключевым фактором для европейской интеграции Украины являются реформы, которые должны быть проведены в стране. Можете ли вы назвать основные направления, на которых Украине стоит сосредоточить усилия?

Главные реформы, на наш взгляд, касаются Конституции, избирательной системы, судебного и государственного управления, а также бизнес-климата. Конституционные и избирательные реформы дают Украине возможность задать рамку для всеобъемлющего, поддерживаемого разными представителями политического мнения и выдержавшего испытание временем демократического развития.

Судебная реформа имеет большое значение, поскольку гражданам и внешним инвесторам необходима уверенность в верховенстве права, а административная реформа важна, поскольку Украине необходимо выстраивать институты, готовые принять на себя вызовы, связанные с управлением очень важными изменениями, которые необходимо внести в законы, стандарты и системы, работающие в стране. И наконец, но не в последнюю очередь, бизнес-климат имеет важнейшее значение, поскольку Украине необходим постоянный экономический рост, если она хочет генерировать доходы государства и развиваться – это предполагает создание более дружественной для предпринимательства и инвесторов среды.

Украинская оппозиция взывает к ЕС, твердя о том, что в Украине происходят политические репрессии. Вы лично говорили об «избирательном правосудии» относительно политических оппонентов власти. Можно ли ожидать, что если ситуация со свободами в Украине ухудшится, ЕС применит какие-то ограничительные механизмы к нашей стране, как это происходит в случае с Беларусью?

Ситуация в Беларуси – очень особенная, сравнивать ее с украинской неправильно. По этому поводу, позвольте мне просто сказать, что в первую очередь мы беспокоимся о благополучии граждан Беларуси, которые хотят пользоваться плодами стабильного демократического развития.

Позвольте мне ответить конкретно на часть, касающуюся Украины. ЕС – друг Украины: это значит, мы хотим поддерживать и ускорять положительные преобразования, однако иногда нам также приходится говорить откровенно и прямо на трудные темы. Мы следим за ситуацией в Украине очень пристально, и иногда мы испытываем тревогу, и мы высказываем опасения.

Мы задаем высокие стандарты, поскольку наша цель – более глубокие, а не поверхностные отношения. Для достижения этой цели, важно, чтоб обе стороны демонстрировали: они уважают дух планируемой нами ассоциации, включая аспекты, касающиеся свободы и демократии, а также верховенства права.

Фото: Макс Левин

В ЕС по-прежнему ведутся дебаты относительно необходимости дальнейшего расширении Европейского Союза. И если да, то где должны пролегать границы максимально расширенного ЕС. Каково ваше личное мнение, каким образом ЕС будет расширяться после присоединения к евро-семье Хорватии и других Балканских стран?

Мы ранее говорили, что без предубеждения рассматриваем будущее развитие отношений с нашими соседями, и это касается Украины. Расширение ЕС стало успешным благодаря тем усилиям, которые мы приложили, чтобы передать наши ценности и стандарты, и усилиям, приложенным нашими партнерами для того, чтобы этим ценностям и стандартам соответствовать. То, что у Украины нет на данный момент перспективы членства, не мешает нам строить, если можно так выразиться, больше ЕС в Украине. Кроме этого, я считаю, очень важно, чтобы в наших отношениях мы оставались как можно более креативными и инновационными.

Как опыт учебы в МГИМО, проживания в СССР и ЧССР помогает вам понимать реальные намерения ваших собеседников в Украине?

Ну, само собой разумеется, что учеба в Москве для меня была уникальной возможностью, как в профессиональном, так и в личном плане. И конечно, я очень высоко ценю личную дружбу, которая за годы завязалась у меня со многими украинцами – я надеюсь, у меня есть какое-то более глубокое понимание, по крайней мере, культуры и характера Украины, которая является огромной и очень разнообразной страной с невероятным потенциалом.

Однако политический диалог – дело серьезное, и мы должны применять профессиональный подход. Для политиков и дипломатов является нормальным представлять законные интересы своей стороны, в ходе переговоров или в рамках других диалогов – конечно, мы должны внимательно относиться к амбициям и ограничениям наших собеседников, однако мы также должны оставаться верными мандату, который получили от своих лидеров, и еще отвечать перед ними. В общем, я считаю, что прозрачность и целостность наших взаимодействий – это ключ к удержанию этого сложного баланса.