Все публикацииПолитика

Дэн Рассел: демократия даже в США – проект незавершенный

Зачем нужна новая ядерная установка, создать которую планируется в Харькове на базе ННЦ ХФТИ? Какие гарантии, что США выполнят свои обязательства, после того, как из Украины будут вывезены все запасы высокообогащенного урана? Как развивается сотрудничество между двумя странами и что вызывает обеспокоенность США?

Дэн Рассел: демократия даже в США – проект незавершенный
Фото: ukrslovo.net

Ответить на эти вопросы ИА "МОСТ-Харьков" попросил заместителя помощника госсекретаря США по вопросам Европы и Азии Дэна Рассела.

Как идет реализация договоренностей, достигнутых между Соединенными Штатами Америки и Украиной в прошлом году на Вашингтонском ядерном саммите?

Одна из целей моего нынешнего приезда заключается в том, чтобы проследить, как продвигается исполнение тех совместных обязательств, которые Президенты Обама и Янукович взяли на себя по результатам саммита по ядерной безопасности, проходившем в Вашингтоне в апреле прошлого года.

Все эти проекты реализуются в рамках стратегического сотрудничества. У нас уже есть очень успешная история совместных проектов в сфере ядерной безопасности, и я хочу отметить, что Украина и США выполнили все этапы, которые были предусмотрены для данного проекта на 2010 год.

Сегодня (5 апреля) в Павлограде также в исполнение совместных обязательств. Президент Виктор Янукович и посол Соединенных Штатов Джон Теффт принимают участие в открытии установки по утилизации твердого топлива стратегических ракет СС-24.

Другой причиной моего посещения именно Харьковского физико-технического института являются переговоры по переходу ХФТИ с высокообогащенного урана на низкообогащенный, а также создание в ХФТИ нового источника нейтронов, новой ядерной установки. У нас прошли переговоры с гендиректором института и экспертами института. Была также встреча с первым заместителем губернатора Владимиром Бабаевым, на которой мы помимо этого конкретного проекта для ХФТИ обсудили широкий круг вопросов, в том числе и инвестиции в регион.

Наша конечная цель – создание в ХФТИ установки, необходимой именно ХФТИ и именно Украине. Название "источник нейтронов", наверное, звучит очень экзотично. В какой-то мере так и есть. Эта установка позволит использовать новые возможности для исследований в области нанотехнологий и других передовых отраслях.

Кроме того, данная установка позволит получать целый спектр медицинских изотопов. Это то, чего в данный момент в Украине нет. Медицинские изотопы Украина вынуждена импортировать из других стран. Т.е. много лет спустя, когда забудутся все ядерные саммиты, Украина сможет самостоятельно применять новые технологии, новые методики терапии и т.д. - то, в чем нуждается страна непосредственно. Это если ответить на Ваш вопрос коротко.

Сегодня мы возвращаемся в Киев и завтра проведем там ряд встреч с представителями министерств и ведомств, которые задействованы в этом проекте.

По законодательству Украины источник нейтронов, о котором Вы говорили, можно построить только по решению Верховной Рады, которая должна учитывать мнение территориальной громады. Уже сейчас представители некоторых общественных экологических организаций высказывают опасения по поводу безопасности этой установки. Что бы вы им ответили? Какие аргументы Вы можете привести?

Создание новой установки – это совместный проект Украины и Соединенных Штатов, и, естественно, этот проект будет учитывать все существующие в Украине законодательные требования. Какие именно процедуры необходимо пройти, Вы можете узнать в украинском правительстве, и в наших интересах, чтобы они были пройдены. Что касается безопасности – я не являюсь экспертом, ученым-ядерщиком.

Возможно, директор ХФТИ будет более авторитетным источником информации по этому вопросу. Но есть мнение очень широкого круга экспертов, что установка, подобная той, которую Украина и США совместно строят в Харькове, - самая совершенная и самая безопасная установка такого рода. Она очень маломощная. Там недостаточно урана для неуправляемой цепной ядерной реакции, которой боятся все люди, когда слышат про ядерные исследования и ядерные установки.

Многие эксперты придерживаются мнения, что после последних трагических событий в Японии установки, основанные на подкритической сборке, подобные той, которая будет создаваться в Харькове, - это настоящий прорыв. Они являются наиболее перспективными, и им будет уделено наибольшее внимание.

Насколько я знаю, должны пройти общественные слушания в связи с созданием данной установки в Харькове. Мы можем это только поддержать, потому что считаем, что этот процесс должен происходить открыто при полном информировании общественности.

Вывоз высокообогащенного урана из Украины должен закончиться в 2012 году, запуск установки – в 2014-м. Какие есть гарантии, что Соединенные Штаты выполнят, взятые на себя обязательства?

Во-первых, опять-таки я хочу привести пример проекта в Павлограде, а также проект испытания ядерного топлива, которое выполняет министерство энергетики США. Это примеры того, что мы выполняем взятые на себя обязательства. Во-вторых, это расхождение в сроках связано с материальными аспектами. Строительство такой установки требует времени и построить ее в следующем году физически невозможно.

Помимо чисто технической инженерной сложности, вы не хотите спешить, потому что необходимо учесть все параметры безопасности и сделать эту установку действительно безопасной. Кроме того, поскольку мы хотим, чтобы эта установка максимально соответствовала запросам украинской стороны, опять же требуется время для того, чтобы Украина выработала свои предложения и определилась с тем, чего именно она хочет. Кроме того, параллельно с техническими консультациями мы ведем переговоры на высоком политическом уровне, чтобы создать какие-то письменные договоренности, чтобы у Украины была подобного рода гарантия, о которой Вы спросили.

Ядерная безопасность — один из приоритетов стратегического сотрудничества между Украиной и Соединенными Штатами на период президентства Виктора Януковича, которые Вы называли год назад. Как бы Вы охарактеризовали сотрудничество по другим направлениям?

Если мы говорим о приоритетах сотрудничества, думаю, что лучшим источником, к которому можно обратиться, чтобы посмотреть, какие приоритеты назывались, это Хартия о стратегическом партнерстве. Я хочу сказать, что именно тот факт, что в прошлом году прошло два заседания комиссии по стратегическому партнерству свидетельствует о том, что мы продолжаем успешно сотрудничать.

Кроме того, как пример можно назвать соглашение о том, что геодезическая служба США поможет Украине провести анализ и учет запасов энергетических ресурсов, в том числе сланцевого газа, которое было подписано во время визита министра иностранных дел Грищенко в Вашингтон в феврале этого года. Эти исследования будут способствовать энергетической безопасности Украины, так как они будут содержать необходимую правительству страны и потенциальных инвесторов информацию для проведения дальнейших разработок месторождений. Кроме того, мы также называем в приоритетах демократию и процветание. В этом заинтересованы рядовые украинцы. И это поддерживают Соединенные Штаты. В частности, США поддерживают соглашение о сотрудничестве Украины и МВФ. И мы приветствуем, что украинскому правительству пришлось принять ряд сложных социальных решений, идя на выполнение условий МВФ для получения кредита. Естественно, предстоит принять еще ряд важных решений.

Если мы говорим о демократии, то этот проект нельзя считать завершенным даже в моей собственной стране (Улыбается). Украинский президент отозвался очень критично о местных выборах, которые прошли в Украине в прошлом году. Но вместо того, чтобы просто поддерживать критику, мы предложили конкретных экспертов для реформирования системы местных выборов. Это тоже один из примеров того, как конкретно можно помочь в развитии демократии.

Если мы говорим коротко о других направлениях сотрудничества, например, о сотрудничестве в сфере обороны, то мы поддерживаем интерес Украины в области сотрудничества с НАТО в практической плоскости. Мы уважаем решение Украины о невступлении в НАТО в данный момент, но хотим, чтобы эти двери оставались открыты. В прошлом году впервые за много лет нам удалось провести совместные военные учения – Верховная Рада дала разрешение на их проведение. Я хотел бы также отметить, что нам необходимо интенсифицировать нашу работу в области двусторонней торговли. Многие компании и правительство Украины высказывают заинтересованность в новых инвестициях с американской стороны, в частности в энергетику.

Но в то же время очень многие инвесторы, которые в принципе заинтересованы в работе в Украине, рассказывают мне о трудностях и о своей обеспокоенности в связи с последними событиями в Украине, в частности, на рынке зерна. Поэтому, если мы хотим привлечь больше инвесторов, больше инвестиций в Украину, чтобы они помогли развитию экономики, то следует говорить об одновременном улучшении бизнес-климата, климата для торговли. Вопрос был короткий, но сложный (Улыбается).

Свобода слова — одна из ключевых ценностей для Соединенных Штатов Америки и любой демократической страны. Как Вы оцениваете ситуацию со свободой слова в Украине? Как она изменилась за этот год?

Вы совершенно правы: свобода слова — это одна из фундаментальных ценностей в странах свободных демократий. И естественно, мы были свидетелями того, как Президент Янукович неоднократно говорил в Совете Европы о том, что свобода слова необходима. И другие официальные лица его поддерживали. Важно, чтобы эти заявления подтверждались конкретными действиями на практике.

Вы это видите?

Живя в Украине, Вы, наверное, лучше можете судить о состоянии свободы слова. Но это одно из направлений, за которым мы плотно следим и продолжаем консультации с украинским правительством. И посредством специальных программ мы продолжаем поддержку развития профессиональной независимой прессы.