Все публикацииПолитика

Последняя весна?

Метаморфозы, произошедшие в восприятии Леонида Кучмы общественным сознанием – весьма любопытный, никем еще не зафиксированный феномен.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Последняя весна?
Фото: Макс Левин

Вспомните, какой была популярность Кучмы в 1999-ом, в 2001-м, в 2005-м наконец (надписи на заборах «Данилыч, вернись» - не в счет)? То-то.

А что теперь? Послушайте мнения экспертов, отмониторьте мэссиджи Запада (!), прочтите, наконец, форумы и блоги: граждане Кучму если не защищают, то симпатизируют ему – точно.

Акцентирую: речь не о том, считают его виновным или нет – о том, как к нему относятся. Диагностировать его не\виновность, - не наша забота. Но вот то, что общество де-факто стало на сторону человека, которого недавно еще не слишком жаловало (с точки зрения исторической перспективы, пять лет – мелочь) – прецедент.

Еще раз: мы не рассуждаем о том, плохой Кучма или хороший, мы говорим о том, как украинцы реагируют на происходящее сегодня.

Чем же мы обязаны перевороту общественного сознания? Наиболее очевидные ответы – на поверхности.

Первый – власть попыталась предъявить простое решение в непростой ситуации.

Второй – только за последние полгода ГПУ совершила в «деле Гонгадзе» столько противоречивых, абсолютно взаимоисключающих действий, что веры ей просто нет. Чего стоит хотя бы снятие с Пукача обвинения в заказном убийстве?!

О чем свидетельствуют подобные «шараханья»? Об искренности намерений разобраться с убийством журналиста? Или о неких закулисных манипуляциях; о попытке вывернуть ситуацию (как бы цинично не звучало) в свою пользу?

Особенно, если внимательно проследить хронологию «шараханья». Нет, конечно же, мы не утверждаем ничего наверняка, лишь предполагаем – анализируя стечение обстоятельств, не кажущееся нам случайным.

Осведомленность населения о «деле Гонгадзе» довольно высока. Безусловно, абсолютно во все маневры ГПУ публика не вникает, но, в целом, канву событий отслеживает. Вот почему информационный феномен Кучмы сформировался столь стремительно. Сформировался не потому, что у нас, как многие уже успели предположить, любят обиженных. Скорее, потому, что почерк, прослеживающийся в деле экс-президента, уж больно похож на почерк, которым написано немало других политических дел.

Фото: Макс Левин

Тематическое известие появилось вечером прошлого понедельника. Причем, в СМИ отнюдь не первого ряда. Это, а также наличие у нас информации о некоторых других особенностях попадания сей новости в ленты, дает Lb.ua железобетонные основания утверждать: это был целенаправленный, тщательно спланированный слив. Планировалось, в том числе, время выхода – конец рабочего дня.

А) чтобы журналисты печатных ежедневок и корреспонденты телеканалов, готовящие вечерние выпуски, не успели уже ничего уточнить, перепроверить, собрать тематические комментарии, но вынуждены были выдавать информацию в первичном ее виде (то есть в том, в каком она была запущена);

Б) чтобы у заинтересованных лиц оставалось время (ночное) на переговоры-торги-укатывания и т.д.

Поспорите?

Идем дальше. На второй день сообщается об ограничении права экс-главы государства на свободное передвижение. При том, что официально подписку о невыезде ему еще не предъявляли - это случится лишь на следующий день, в среду. Опять таки: целые сутки остаются для переговоров-уговоров-торгов.

О роли во всей этой истории Литвина – едва ли не главного ее фигуранта, как все эти годы считалось, - органы стыдливо молчат. В среду, на Национальном собрании депутатов всех уровней, проводимом под эгидой ПР, выйдя поприветствовать делегатов, Владимир Михайлович демонстрирует такое лизоблюдство, на которое уважающий себя человек просто не способен. Другое дело – запуганный до крайности, подвешенный за одно место (пока, конечно, образно).

Фото: Макс Левин

Щадят ли Владимира Михайловича потому, что Виктору Федоровичу нужны в парламенте его штыки? Иль оттого, что дело Кучмы – мостик, как уже предположили некоторые СМИ, к делу Литвина, и спикера просто оставили «на десерт»? Неизвестно, судить не беремся.

Мы лишь тенденцию констатируем. И ряд общеизвестных фактов, сумма которых, опять таки, не кажется нам случайной. Потому как случайно технология получиться не может.

Одним – весьма важным – элементом технологии стал «информационный вектор». Вспомните, как отреагировали на происходящее СМИ? Дружно переключили внимание с «автомобильного Майдана», акций протеста бюджетников, стремительного подорожания бензина на новый поворот дела Гонгадзе. Конечно, история заслуживает внимания. Но, очевидно, что не первого сюжета вечернего выпуска во второй, третий и дальнейшие дни (пелена с глаз спала лишь к концу недели). Если исходить из утверждения, что дело Кучмы – технология, значит практически все ведущие общенациональные СМИ попались на удочку авторов задумки. Горько, но это так. Добро б еще участвовали бы в спецоперации осознанно; так, нет – просто попались. На языке, понятном и привычном для многих нынешних представителей верховной власти, это называется «развод». Классический развод.

Доводы? Элементарно – освещение роли Николая Мельниченко. Ни один (!) телеканал слова не сказал о сомнительности статуса пленок в деле (факт признания коих доказательством перечеркивает наработки предыдущих десяти лет). Ни один телеканал (!) не напомнил о том, что с точки зрения права, майор – преступник. Даже если исходить из того, что записи он делал «из-за крайней необходимости», это еще надо обосновать.

Фото: Макс Левин

Зато все, абсолютно все прокрутили сюжет с откровенно хамскими высказываниями Мельниченко в адрес Кучмы, возведя майора чуть ли не в статус национального героя.

Случайно? Зная специфику отечественного информпространства, констатирую: да. С сожалением констатирую. Стадное чувство это называется.

Случись подобное в другой стране, с другим гражданским обществом, с более расторопными СМИ, очевидно, «дело Кучмы» стало бы началом конца Януковича. Без вариантов.

В Украине – с точностью до наоборот. Всего через неделю после начала «спецоперации», технологи, рекомендовавшие ее проведение Виктору Федоровичу, радостно докладывают гаранту о пока незначительном, но несомненном росте его пошатнувшегося рейтинга (насколько они правдивы, и как вообще за неделю можно достоверно подобное высчитать, – вопрос риторический). Вам это ничего не напоминает? Мне – весну 2007-го, когда мягкотелый, слабовольный (коим его многие считали) Виктор Андреевич взял, да распустил парламент. Причем не просто указ подписал – добился роспуска. После чего Балога с полгода рассказывал ему о росте симпатий «маленьких українців».

Когда-то Юрий Шевчук пел про последнюю осень. Для Виктора Андреевича последней стала та весна. Чуть приободрившись – как всегда бывает перед кончиной, с тех пор его рейтинг агонизировал. Не исключено, история Виктора Федоровича движется по той же спирали…

П.С. Отныне с "жертвами режима" Кучму объединяет еще и наличие общего адвоката - Игоря Фомина. Отстаивающего, как известно, права Корнийчука, Данилишина и Луценко. Забавное совпадение.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua