Все публикацииПолитика

ТВ: Как БЮТ перехватил у ПР инициативу в эфире

"Шустер Live" впервые за год начался с того, что в роли "догоняющих" оказались члены Партии регионов.

ТВ: Как БЮТ перехватил у ПР инициативу в эфире

Ее представители, а также пресс-секретарь главы СБУ Марина Остапенко убеждали оппозиционеров, что спецслужбы не пытались захватить офис БЮТ в пятницу утром.

При чем они были настолько шокированы тем, что их заставили оправдываться, что были вынуждены заявить в эфире о том, что история с захватом - пиар и манипуляции БЮТ. Проще говоря - ложь с целью привлечь внимание общественности.

"При чем партия к СБУ?", - возмущался "регионал" Владимир Олийнык.

"Нам уже надоело опровергать ложь со стороны БЮТ. Мы расцениваем это как пиар. Мне известно, что сегодняшней пиар был спланирован еще вчера. Пан Кожемякин называл фамилию сотрудника.Такой сотрудник действительно у нас работает. Я лично с ним общалась. Он не подходил к офису БЮТ", - убеждала Марина Остапенко.

Правда, тут всплыл факт, что этот неизвестный сотрудник СБУ днем ранее звонил супруге депутата от БЮТ Руслана Лукьянчука по поручению Генпрокуратуры.

"Есть все основания для полицейского государства в Украине", - сказал экс-глава СБУ Валентин Наливайченко.

"А при вас такое было"? - спросил ведущий.

"Нет!", - категорически ответил Наливайченко.

"Поддержите тех честных людей, которые еще работают в СБУ и милиции", - возразила ему депутат от ПР Елена Бондаренко.

Аргументы обеих сторон закончились довольно быстро: у БЮТ не было прямых доказательств нападения на офис, а Службе оппозиция не хотела верить. Потому гости вскоре перешли на личности. В частности,депутат Елена Бондаренко и экс-министр обороны Анатолий Гриценко стали спорить о том, хотел последний выводить в 2007-м году танки на улицы или нет.

Тут на экране показали уже нашумевшую запись с планерки в ГАИ города Бердянска, в ходе которой начальство давало четкие указания инспекторам, сколько каких протоколов нужно составить задень. Разговор плавно перешел в абстрактную тему ответственности правоохранителей. И только депутат Елена Бондаренкопостоянно пыталась вернуть беседу к первой теме и повторить тезис о том, что "БЮТлжет в который раз".

Второй час программы посвятили министру иностранных дел Константину Грищенко, который днем выступил в парламенте, а также появился в СМИ в связи с докладом президенту по итогам поездки вСША. Поэтому его выступление у микрофона было своеобразным резюме для телезрителей.

Больше всего вопросам его "доставали" оппозиционеры. Тем более, что отношения Украины с Западом сейчас - это "мозоль" для власти и конек оппозиции.

Министр, будучи дипломатом, обладает ограниченными возможностями для защиты своей позиции по сравнению с политиками-оппозиционерами, а потом все его выступление было крайне сдержанным даже поострым вопросам.

"Когда кто-то пытается унижать мое государство, мой прямой долг - его защитить и донести основанную на фактах позицию, которая бы способствовала формированию позитивного имиджа нашей Украины.Украинская власть готова к диалогу с оппозицией, но я рассчитываю на то, что за границей мы будем вместе - и власть и оппозиция - продвигать национальные интересы Украины", - сказал он, касательносвоей публикации в Moscow Times.

Третий час начался с Сергея Тигипко. Вице-премьер основательно взялся за пенсионную реформу. Похоже, что он решил учесть все недостатки кампании по принятию Налогового кодекса. Несколькимичасами ранее на "Украинской правде" вышел его программный текст на эту же тему.

Главный меседж выступления свелся к уже известным тезисам: солидарная система не работает; при нынешней схеме деньги Пенсионного фонда не работают на экономику; при новой схеме государство получит новый источник инвестиций и рабочие места за счет их вложения обратно в экономику; минимальную пенсию можно будет уже получать через 5 лет после отчислений в фонд.

"В марте мы предложим свой подход и будем пробовать что-то делать. Говорить, что ничего не выйдет – не выход. Мы должны любыми путями увеличить количество тех людей, которые платят отчисления в Пенсионный фонд", - сказал он.

Журналист Виталий Портников и депутат Ксения Ляпина первыми озвучили предложение поискать другие способы наполнения ПФ, кроме как выведение из "тени" зарплат и т.п. Присутствующим в студии оппонентам реформы тезис понравился, и к концу выступления Тигипко он превратился в лозунг "пусть олигархи за все заплатят и поделятся". В частности, уплатят налои на недвижимость и т.п.

Четвертый час программы отвели обсуждению темы двухнедельной давности - отмену квот на украинскую музыку в эфирах радиостанций. Люди, которые 4 февраля обсуждали это у Киселева, почти в том же составе обсуждали это у Шустера. Только в отличие от эфира от "Интера", объектом коллективной ненависти стала соавтор законопроекта об отмене Елена Бондаренко. Этому способствовал и "фен-шуй" студии - у Киселева все сидели за круглым столом, а у Шустера - она стояла одна у микрофона. Поэтому все претензии адресовались именно ей.

Единственным отличием стало присутствие в студии певцов - Русланы, Ирины Билык, Александра Пономарева, Каши Сальцовой.

В начале обсуждения в студии спела группа "С.К.А.Й". Как оказалось, песня так растрогала Елену Бондаренко, что та начала свой спич в защиту законопроекта ...песней "Рідна мати моя".

В целом, против законопроекта выступили продюсеры - Эдуард Клим и Юрий Никитин. Первый много говорил о деньгах, кто позволило Бондаренко обвинить его в меркантильности.

"Разве Саша и Руслана на Майдане за деньги стояли?", - возразила депутат. Это прозвучало как месть.

Певцы разделились в своем отношении к законопроекту не по языку, а по... возрасту. Каша Сальцова сообщила, что квоты никак не помогали молодым исполнителям.

После этого защитники квот стали похожи на старых ворчливых скряг.

Фееричной концовкой обсуждения стало выступление Ирины Билык. Она исполнила одну из своих свежих... русскоязычных песен.

TЕМ ВРЕМЕНЕМ У КИСЕЛЕВА...

Передача впервые началась в 22:33 - на полчаса позже обычного. Теперь так будет постоянно. Изменения вызваны реформированием всей "сетки" телепрограмм.

"Большая политика" тоже началась с темы нападения на офис БЮТ. Ведущий поинтересовался у министра внутренних дел Анатолия Могилева, известно ли ему что-нибудь об этом.

"Если на офис нападают - что делают? Правильно - звонят в милицию. Нам никто не звонил", - сказал он.

Кстати, разговор с высокопоставленным гостем снова проходил без журналистов в студии.

Далее Евгений Киселев прошелся по всем историям, в которых за последнее время фигурировала милиция. А таких оказалось немало.

Министра спросили о двух известных случаях - задержание подозреваемых в организации взрывов в Макеевке и нападения на замгубернатора Киевщины. По первому случаю он повторил официальную информацию, по второму - озвучил "бытовую" версию нападения, хотя не так подробно, как СМИ.

Далее министру пришлось оправдываться за поведение инспектора ГАИ, который не любил украинский язык, и за идею с пересдачей водительских прав. Инспектора он осуждает, а вот инициативу по правам просто неправильно поняли. По его словам, речь шла об их приведении в соответствие с европейской конвенцией.

"С 29 марта текущего года все наши удостоверения должны иметь вот эту вот строку окончания действия их срока. Мы вынуждены в Кабмин вносить ограничения о внесении срока действия, иначе удостоверение, выданное после 30 марта, не будет вне страны действительно", - заявил министр.

Тут же вспомнили о знаменитом совещании в бердянском ГАИ. Могилев заверил, что всех уволили.

"Руководитель подразделения ГАИ, проводивший инструктаж, уволен, а начальник ГАИ Бердянска, учитывая, что он всего месяц проработал до этого события, получил замечание. Начальник областной Госавтоинспекции тоже уволен. А если бы совещание проводил начальник областного ГАИ - то уволили бы начальника Департамента ГАИ", - сурово сказал Могилев.

Общение было максимально благоприятным для министра. Идиллию нарушил штатный трикстер программы - художник Сергей Поярков, который в свойственной ему экспрессивной манере и в голосах выразил недовольство отдельными моментами в работе милиции.

Второй темой программы, по традиции, стал вопрос изначально предусматривающий "раскол" аудитории. В этот раз обсуждали вопрос установки памятника гетьману Ивану Мазепе в Полтаве. Ради этого от Шустера сбежал Валентин Наливайченко, а в качестве оппонента ему выбрали регионала Юрия Болдырева. Учитывая квалификацию и уровень подготовки "докладчиков", не стоило было ждать строгой ученой дискуссии. Что вскоре и подтвердилось.

"Вольтер признал Мазепу, Гюго признал Мазепу", - филолог по образованию Наливайченко решил сделать ставку на литературные произведения.

"Пушкин...", - с издевкой произнес Болдырев, не ожидая, что Наливайченко подхватит это имя.

"Пушкин признал Мазепу", - повторил Наливайченко, не ощущая подвоха. Впрочем, ему хватило сил не добавить "Чайковский признал Мазепу".

Завершалась передача обсуждением демографического кризиса в стране.