Все публикацииПолитика

ТВ: Донецк недоволен властью

Ток-шоу в эту пятницу отличились выбором тем, способом их подачи и фамилиями приглашенных.

ТВ: Донецк недоволен властью

Избранные темы не всегда были в "топ" на протяжении недели, а среди гостей практически не было тех, кто причастен к принятию решений по поднимаемым вопросам. Т.е., слово получали либо "говорящие головы", либо "просящие".

Итак, “Шустер Live” начался с темы закрытия школ в Донецке. Информационным поводом стало намерение закрыть более двадцати школ города, среди которых оказались украиноязычные.

Сама тема уже обещала невероятный накал страстей в студии, но как оказалось позднее, если бы не включение из Донецка, программа получилась бы скучной. Ведь в студию пришли люди, которые достаточно много говорят о языковой и образовательной политике, но почти никак на нее не влияют. Это депутаты Олесь Доний, советник Тимошенко Олег Медведев, экс-глава Минобразования Станислав Николаенко, член правления “Фронта змин” Лилия Гриневич, один из лидеров ЕЦ Вадим Карасев. А за власть приходилось отдуваться представителю президента в Раде Юрию Мирошниченко.

Ситуацию спасли люди, собравшиеся на площади Ленина в Донецке, откуда велось прямое включение под чутким руководством Василисы Фроловой. Среди них преобладали противники закрытия школ. Они в основном говорили о давлении на учителей, родителей, о том, как власти целенаправленно закрывают именно украиноязычные школы, и что все это происходит из-за земельных участков на которых расположены учебные заведения.

В студии их поддерживала заместитель председателя Донецкой областной организации "Просвита" Мария Олийнык.

Она, в частности, апеллировала к тому, что школы не закрывались ни при Тимошенко, ни при фашистах.

“Если нет денег, то почему закрывают школы, а районо остаются? С 1990 года количество школьников в Донецке сократилось в два раза, а количество чиновников увеличилось в два раза", - сказала она.

Представитель президента в парламенте Юрий Мирошниченко тут же заверил, что административная реформа предусматривает и сокращение чиновников. При этом он, пытаясь успокоить Олийнык, сообщил, что школы закрываются не только на Донбассе, но и во Львовской области. Чем, вероятно, насторожил “Просвиту” львовскую.

Николаенко с сожалением говорил о закрытии школ.

“Это означает, что вымирает нация, и что нет денег”, - сетовал он. При этом, не упустил возможности пропиарить концепцию образования, разработанную возглавляемыми им общественной организацией и партией.

Лилия Гриневич тоже призывала принять законопроект, касающийся образовательной сферы, подготовленный ее шефом Арсением Яценюком.

На площади Ленина в это время звучали призывы а-ля “верните людям школы”.

Глава агентства по инновациям Владимир Семиноженко, который периодически размышлял на тему реформирования образования, вдруг заметил, что внутри самой власти нет единого взгляда на проблему. Мол, следствием этого и являются сразу два законопроекта по образованию, зарегистрированные от Партии регионов.

“А где Табачник?”, - поинтересовался Олег Медведев, который уже имел возможность поговорить с министром образования на “Интере” неделю назад. Далее он разразился критикой в адрес властей, в том числе и по тем пунктам, которые он упоминал в “Большой политике”.

“Мы будем инициировать обращение в Европарламент. Евро-2012 нам не надо, когда у нас забирают школы. Нам такое мероприятие на слезах наших детей не надо», - сказал молодой человек из толпы собравшихся на площе в Донецке.

«Египет уже не за горами», - добавил он.

В то же время в толпе присутствовала депутат Донецкого горсовета от Партии регионов Мира Крюковая. Она опровергла информацию о закрытии преимущественно украиноязычных школ. «Никаких решений Донецкиим горсоветом о закрытии дон школ не принималось. Это эмоции. Никакого решения о закрытии школ – нет», - сказала депутат под возмущенные крики толпы.

А в самом конце включения из Донецка одна из женщин прямым текстом обвинила власть в том, что школы отдают под “секс-клубы” для туристов, которые приедут на Евро-2012, и выкрикнула: “Геть владу! Геть оккупантов!”.

Этот случай может послужить для властей еще одним доказательством разгула свободы слова в стране: призыв к свержению президента и правительства звучит в эфире государственного телеканала.

Присутствующий в студии представитель президента в Верховной Раде Юрий Мирошниченко попросил не шантажировать Евро-2012. «Я бы хотел попросить не ставить Евро-2012 в зависимость от нашых проблем. Это путь шантажа, а он не прибавляет никому», - сказал он.

На этой яркой ноте произошла смена темы. При чем произошло это по-новому: если раньше гости уходили и заходили во время паузы, то теперь ведущий попросил одних уйти, а новых зайти - в прямом эфире.

Следующие два-три часа были посвящены росту цен на продовольствие, в частности на гречку. Но начали обсуждать с главной зарубежной новости - отставки президента Египта Хосни Мубарака.

Первым слово дали Петру Порошенко, как экс-главе МИД Украины.

А затем высказались все по очереди. Все это представляло собой забаву - найди как можно больше параллелей с Украиной.

Непосредственно по гречке первым вышел высказываться к микрофону министр агропрома Николай Присяжнюк. Его спич выражал, понятно, позицию государства: рост цен в Украине вызван не в последнюю очередь общим ростом цен на продовольствие в мире; государство должно пытаться регулировать ценовую политику, так как рынок самостоятельно не может решить возникающие проблемы; нынешние трудности на продрынке Украины вызваны в т.ч. и политикой предыдущих правительств.

Ему оппонировали две точки зрения: депутату от БЮТ Натальи Королевской и Петра Порошенко. Первая содержала, прежде всего, критику политическую. А глава Совета Нацбанка всячески избегал прямой критики власти, но зато настаивал на том, что государство не должно вмешиваться в рынок.

Это монотонное и бессодержательное зрелище лишь изредка прерывалось забавными моментами. Например, репликой конспирологического характера от "литвиновца" Олега Зарубинского (который сбрил усы), считающего, что дефицита гречки нет, а есть сговор. И последовавшая реакция экономиста Александра Пасхавера.

А также напоминание Виталия Портникова о том, что про гречки не было в свое время при СССР и об этом шутил Жванецкий.

Последней, третьей темой программы стало обсуждение действий депутата от КПУ Евгения Царькова, который потребовал от премьера убрать из эфира Первого национального "Шустер Live". То есть, около часа в эфире "Шустер Live" говорили о самой "Шустер Live".

В самом начале слово дали депутату, который находился в одесской студии, который рассказал, чем ему не нравится передача, в эфире которой он неоднократно появлялся.

"Национальный канал должен отражать государственную политику, показывать консолидацию общества, чего я и те люди, которые ко мне обращаются, этого не видят. Когда вы выступали на телеканалах других олигархов – нет проблем. Первый канал не имел права отдавать эфир шоумену. У меня нет никаких претензий к Савелию Шустеру. Претензия к Бенкендорфу, который дает вещание на единственном национальном канале не гражданину Украины", - сказал он.

Шустер попросил не называть его Савелием, так как он Савик по паспорту. Депутат извинился, но далее снова назвал его Савелием.

"Я тогда буду называть вас Юджином", - обиделся Шустер.

Ну а потом присутствовавшие в студии журналисты, среди которых не нашлось ни одного сторонника Царева, высказались в защиту программы.

Кстати, "Шустер Live" в эту пятницу завершилась после полуночи, а зрителям не дали возможности высказаться у микрофонов, как это было в предыдущие разы.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У КИСЕЛЕВА...

Гостем "Большой политики" стал министр обороны Михаил Ежель. Только в отличие от других членов правительства, он пробыл в эфире 10-15 минут и общался только с ведущим - других журналистов в студии не было. Стоит напомнить, что честь общаться в пятницу в прямом эфире один на один с ведущим выпадала лишь Виктору Януковичу в "Шустер Live".

Все выступление Ежеля было посвящено рассказу о том, что в армии в ближайшее время все будет хорошо. А заодно опроверг ряд слухов, касавшиеся обеспечения армии.

"Это был дебют министра на телевидении", - сказал в конце Евгений Киселев.

К 22.00 министра в студии уже не было.

Впрочем, тут программу можно было бы и заканчивать, но следующие 2,5 часа на "Интере" решили поговорить о ситуации в Египте, вспомнить Украину в 1991 году и обсудить инициативу пересадить чиновников на автомобили эконом-класса.

Обсуждение отставки Мубарака получилось несколько содержательнее, чем на "Интере", так как в студию пригласил, в частности, бывших дипоматов, работавших в Египте.

Ностальгическая часть - по 1991-му году - как оказалась, является частью мини-проекта, в ходе которого до августа в эфире "Большой политики" будут подводиться итоги 20-летия независимой Украины.

Завершалась передача тем, что депутаты, эксперты и граждане, которые ездят на "Лексусах" и "Тойотах" с дорогущим тюнингом пытались понять, что же мешает нашим чиновникам быть скромнее в выборе средств передвижения.