Все публикацииПолитика

ТВ: Не будет выборов - в Украине будет Тунис?

Программа началась с напоминания об ультиматуме ФИФА, который истекает в ночь на субботу.

ТВ: Не будет выборов - в Украине будет Тунис?

В этой связи были показаны записи выступлений президента Леонида Кравчука и замглавы Администрации президента Анны Герман на прошлом телешоу. Напомним, первый президент очень активно выступал в защиту руководства Федерации футбола (из-за попыток смены которого и случился скандал), а Герман предложила ввести мораторий на смену руководства любой федерации. Далее показали ролик, в котором президент почти слово в слово повторил слова замглавы АП, только в более резкой форме.

Ведущий также сообщил, что из 38 писем от членов Федерации футбола, которые бы гарантировали сохранение президиума ФФУ, на момент начала программы получено только половину - 19.

Поскольку до истечения срока ультиматума было еще 5 часов, гостям предложили обсудить ситуацию в Тунисе и Египте. Почти все выступающие пытались так или иначе найти параллели с Украиной.

“Там, где есть легальный политический процесс, он дает возможность защищать свои права. А где его нет - там люди требуют отставки и смены власти”, - сказал один из Лидеров “Единого центра” (официальная должность в партии) Вадим Карасев.

“События в Египте - это следствие модернизации. Сменился человеческий материал - люди стали более образованными, зажиточными”, - сказал один из участников “круглого стола” в Институте Горшенина Игорь Семиволос, директор Центра ближневосточных исследований.

Глава оппозиционного правительства Сергей Соболев без излишних намеков попытался найти общее между Украиной и Египтом.

Его поправил, с учетом своей партийной идеологии, “свободовец” Андрей Ильенко.

“Правящая элита Египта не имеет ничего общего с британской колониальной администрацией. В Тунисе - с французской. А в Украине элита является прямым потомком колониальной администрации. Поэтому если в Египте - социальная революция, то в Украине будет социальная и национальная”, - сказал он.

“Почему, когда в Лондоне на улицы выходит 200 тыс. человек - мы не боимся. А в Каире столько же - то боимся?”, - спросил лидер “Братства” Дмитрий Корчинский. И тут же сам ответил. - “Потому что мы знаем, что если в Лондоне сожгут машины, то ничего не будет. Правительства понимают, что Конституция - это не единственный способ урегулирования отношений в обществе. И вы тоже должны понимать, что выписав свои правила, вы не обеспечите себе полную безопасность”.

Воспользовавшись тем, что гость студии упомянул слово “Конституция”, ведущий тут же перевел разговор к обсуждению темы принятия поправок к Основному закону. К микрофону вышел глава фракции ПР Александр Ефремов, который попытался сразу пояснить, что поправки, касающиеся увеличения срока полномочий депутата и президента, легитимны. И вообще даже ничего не увеличивают.

Оппоненты (оппозиция и непарламентские партии, которые были бы не против поскорее попытать счастье на выборах) сделали ставку именно на тезисах о незаконном увеличении срока полномочий.

“Выборы - это заменитель революции. Не будет выборов - будет Тунис”, - убеждал Ефремова Карасев.

“Чтобы не было тунисов и египтов, выборы должны быть прямыми”, - подхватила член Венецианской комиссии Марина Ставнийчук.

После паузы в студии появился спикер Владимир Литвин. Дослушав обмен репликами, он вышел к микрофону и в очень лиричной манере стал говорить о демократии.

Тут же всплыла тема с заявлением депутата Владимира Арьева о том, что его голос, якобы отданный "за" изменения к Конституции, сфальсифицирован, так как он находился в США. Спикер рассказал, как уже отреагировал на это заявление и создал группу, чтобы разобраться во всем. В том числе и в том, почему в США поехала депутатская делегация, которую Рада никуда не отправляла.

Далее последовал обмен колкостями: Соболев спросил, подписывал ли он командировку Ахметову, а спикер попросил оппозицию всегда находиться в зале.

Литвин не стал дожидаться других выступлений и лишил гостей студии удовольствия позадавать спикеру вопросы. То есть, уехал.

Следующий час у микрофона выступали глава Нацкомиссии по утверждению демократии и верховенства права Серей Головатый...

а также Сергей Соболев.

По итогу обсуждения могло показаться, что началась глобальная информационная кампания по лоббированию мажоритарной избирательной системы.

Последний час программы был отведен для знакомства со съемками фильма "Белая гвардия", который продюссирует Александр Роднянский. Экс-совладелец "Студии 1+1" рассказал, в частности, чем будущий фильм будет отличаться от телефильма Владимира Басова.

Поскольку в студии остались Корчинский и Ильенко, то, учитывая исторический фон произведения, рано или поздно должна была состояться, как минимум, словесная перепалка. И она случилась.

Еще одним интересным моментом был вопрос, присланный зрителем, о том, как приходится снимать фильм о Киеве 1918-19 годов между новостроек и высоток в центре. Роднянский посетовал, мол, Киев действительно активно застраивается последние годы. Напомним, сам продюсер является совладельцем гостиницы "Хилтон", которая активно строится напротив киевского Ботсада.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У КИСЕЛЕВА...

Гостем "Большой политики" второй раз за три месяца снова стал министр образования Дмитрий Табачник. Информационный повод - готовящийся новый закон о высшем образовании, который, как было показано во вступительном сюжете, может сократить количество вузов, а многих к тому же - понизить в статусе.

"Действительности отвечает лишь мое имя, фамилия и отчество", - сказал министр, и стал пояснять, как же все на самом деле.

Далее слово дали лидеру "За Украину!" Вячеславу Кириленко и ректору Киевского национального университета Леониду Губерскому (на этот раз журналистов в студии почти не было).

Кириленко сформулировал, по сути, список главных обвинений в адрес министра.

Ректор был очень мягок и обтекаем в высказываниях. Мол, никакого давления со стороны министерства в ходе работы над законом о высшем образовании, отсутствует.

Слова ректора министр почти не заметил, а вот слова Кириленко Табачник попытался опровергнуть.

Затем случилась перепалка с представителем Киево-Могилянской академии Алексеем Гаранем. Напомним, что в случае принятия наиболее радикальной версии закона, Могилянка "не дотянет" до статуса университета по количеству студентов. В таком случае, она должна будет либо объединяться с другими вузами, либо соглашаться на понижение статуса. Табачник попытался успокоить Гараня, что Могилянку никто не тронет. И вообще, мол, этот закон предложили депутаты, а министерство свою позицию еще не выработало.

Заканчивалась первая часть - острым спором Табачника с Кириленко. Они обвиняли друг друга в некомпетентности.

Второй темой стало обсуждение роли Бориса Ельцина в становлении независимости Украины. По случаю 80-летия со дня его рождения. При помощи спутника в студию вывели Михаила Касьянова из Москвы, а также Леонида Грача из Крыма. Их оценки роли личности Ельцина разошлись.

Присутствовавший в студии первый президент Леонид Кравчук не мог прямо говорить о своей роли, а потому пошел от обратного - стал говорить о роли украинского народа, как о творце государства.

Политолог Владимир Корнилов и коммунист Олег Царьков всячески пытались зацепить Кравчука. Пока последний выступал, они переговаривались и смеялись. А в конце депутат так разошелся, что заявил Кравчуку, что того побьют в Одессе, если тот вздумает появиться на Привозе.

Завершала программу тема отмены квоты на украинскую музыку в эфире. Соответствующий законопроект за основу приняла во вторник Рада. Защищала его депутат от ПР Елена Бондаренко.

Эмоциональную ответку ей подготовил депутат от НУ-НС Юрий Кармазин, который подсчитывал количество букв в законе.

Но настоящая схватка произошла, когда в разговор вступили певцы - Маричка Бурмака и Александр Пономарев. Кстати, оба исполнителя на предыдущих выборах поддерживали оппонентов Партии регионов. Впрочем, Елена Бондаренко и певцы тоже пытались доказать друг другу, что они ничего не понимают.

Стоит отметить, что дискуссия в таком щепетильном вопросе, как квотирование украинской музыке, едва ли не впервые держалась преимущественно в профессиональных рамках. Хоть иногда и слишком эмоционально.