Все публикацииПолитика

ТВ: В стране есть честные милиционеры

Первой темой "Шустер Live" стало уголовное дело против экс-главы МВД Юрия Луценко.

ТВ: В стране есть честные милиционеры
"Речь ни о чем таком не идет. Просто я будучи министром подписал ходатайство в Кабмин, по которому ему вкачестве стажа записали другой вид деятельности. Это законно, милиционеры знают, что это может быть", - начал оправдываться Юрий Луценко.



"Все было четко. Тут сидят люди, которые полковника получили, не прослужив ни дня...", - Луценко пытался прибегнуть к принципу "сам дурак".


"Все не правда", - прозвучал голос советника министра внутренних дел Константина Стогния.

"Я могу показать, как Стогний за год был несколько раз повышен в звании", - укорял журналиста экс-министр.

"Покажите...", - предложил Стогний.

"Покажи", - приказал Луценко Москалю, который стал рыться в кипе бумаг.

Но ничего так и не показал. Стогний улыбался.

Луценко продолжал.

"Представляете - я, будучи начальником ведомства с 300 тыс. подчиненными и бюджетом в 8 млрд грн, вступил с водителем в сговор, чтобы украсть 40 тысяч", - Луценко пытался убедить, что он не мог украсть 40 тысяч, так как мог украсть больше.

"Чтобы признать мои действия преступлением - должен быть корыстный мотив. В чем?", - разводил руками экс-министр.

К микрофону вышел начальник следственного управления ГПУ Александр Калифицкий.

"Да, министр мог принять своего односельчанина без милицейского стажа и образования. Но у него диплом фальшивый... К тому же принят не на должность водителя - прапорщика по званию, а на офицерскую должность, должность старшео оперативника секретноо подразделения. Там зарплата выше, год за полтора... А потом он захотел квартиру. Дали квартиру - район не подошел. Дали в центре. В ней кстати пописан и сам Луценко", - рассказывал Калифицкий.



Далее Луценко вернулся к микрофону. "Это вселяет оптимизм, раз не могли ничего другого", - бодрился Луценко. - "Но если взялись так серьезно по незначительной статье, значит будут сажать".

Он также рассказал свою версию произошедшего - его преследуют за то, что он поддерживает Тимошенко, а также из-за того, что он жестко критикует группу Фирташа-Левочкина.

Начинался второй час. Динамика передачи постепенно спадала. Тогда к микрофону вышел депутат Лукьянов и напомнил об аварии, в которую попал тот самый водитель Луценко. Он несколько сместил акценты, из-за чего уже сказанные тезисы проибрели новое звучание. "Почему человек, с которым вы живете, близкий вам человек (депутат напоминал о том, что они вместе прописаны в одной квартире - lb.ua), почему он начинает продвигаться по службе, получать деньги?", - вопрошал "регионал".

"Почему прописан у водителя? Потому что у меня двое детей. У милиции много врагов. Если бы я указал место проживания моей семьи - то все были бы под дверями. Мне Москаль посоветовал - пропишись у того, кто возле тебя. Это водитель. К тому же у него нет семьи", - расскрыл профессиональный шпионский секрет Юрий Луценко.

Слово дали полковнику запаса Михаилу Гуцалюку, с которого и началась история с квартирой водителя - именно его цитировали СМИ в самом начале информационной кампании против Луценко. Сам экс-лава МВД попытался выразить нечто вроде сожаления по поводу, что в Украине милиционеры стоят в очереди на жилье.

Видимо, чтобы не вызвать обвинения в свой адрес в том, что в студии гости подобраны так, чтобы создать видимость виновности Луценко, слово на минуту дали еще одному отставному милиционеру, которому удалось получить жилье.

Геннадий Москаль, получив слово, попытался затронуть все прозвучавшие темы. Больше всего досталось прокурору:"Почему ГПУ ведет это дело? Вы же недавно на мой запрос по делу об исчезновении харьковского журналиста ответили, что у вас не хватает следователей!".

"Случай с журналистом - это не наша подследственность", - ответил Калифицкий.

К микрофону вышел экс-генпрокурор Святослав Пискун. "Я почему попросился к микрофону?", - начал он в стиле почтальона Печкина. - "Потому что это все началось давно.
В 2005 году был клич - бандиты должны сидеть в тюрьме - и стали в покуратуру приносить дела, которые не отвечали законам. И я 9 месяцев бился с Юрием Луценко, говорил, что садить можно только когда доказана вина. А ведь был список из 120 человек, которых предлагалось посадить".

"Кто составил?", - ухмыльнулся Луценко.



"Вы прекрасно знаете. Это при вас вносили его на заседание... Там были фамилии всех руководителей Партии регионов", - казалось, с каждым новым выступающим обвинения в адрес Луценко будет расти и они будут все страшнее".

"Все что я понял - это то, что в стране есть честные милиционеры", - сказал Виталий Портников. Все в зале удивленно на него посмотрели. - "Оказывается у нас в стране есть милиционеры, которые не имеют жилья и стоят в очереди на него. А то обычно в городах строят большой дом - и все знают: начальника милиции или прокурора".



ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У КИСЕЛЕВА...

Начиналась передача с участием министра образования Дмитрия Табачника. Он - одна из тех персон, к которой всегда найдутся вопросы у журналистов. Начали с самого свежего информационного повода - министр писал диктант по украинскому языку и допустил ошибку: слитно написал "до речі".

"Я сначала написал правильно, а потом, когда проверял, исправил. Но дома посмотрел в словарь и оказалось, что допускается авторское написание слитно. А вот правописание требует - раздельно. Хотя 1 ошибка - это 10-11 баллов, что достаточно для аттестата", - оправдывался как школьник министр.

"Вас недавно чуть не уволили в очередной раз", - Киселев напомнил о попытке оппозиции отправить Табачника в отставку.

"Это нормально. Вот Клемансo увольняли 17 раз, а безуспешно пытались - 100 раз", - козырнул знанием истории министр.

"Вы не Клемансо...", - заметил Киселев и Табачник с этим согласился.


Правда, министр не остановился, а попытался провести аналогии между собой и министром образования Российской империи Дмитрием Толстым и Бернардом Шоу.

Первая аналогия прозвучала, когда Киселев спросил, не прожигает ли он свой политический капитал на этой должности. Тут Табачник вспомнил, как неблагодарно вела себя пресса с министром Толстым.

Вторая прозвучала в ответ на предложение извиниться перед галичанами. Он отказался и напомнил, что Шоу, будучи ирландцем, однажды заявил, что их ненавидит, потому что те предпринимали действия, противные ему.

не хотите извиниться? нет каждый человек имеет право отстаивать свои позиции - я прав.и сравнил себя с Шоу




Ведущий передал слово корреспонденту "Сегодня" Чаленко и тот стал рассказывать, как однажды газета предложила высокопоставленным историкам пройти школьные тесты по истории. Все отказались, а Табачник прошел и даже нашел 2 ошибки.

"Это панегирик. А вопрос?", - спросил Киселев.

В вопросе журналист интересовался судьбой учебника, в котором говорилось о генетической разнице между украинцами и русскими.

"Это был учебник по истории права под редакцией профессора Ивана Гриценко. Мы всего лишь отозвали министерский гриф, но запрещать не стали. Я считаю, что каждый преподаватель имеет право на свои взгляды", - поведал Табачник почти что притчу о том, что поступать надо так, как хочешь, чтобы поступали с тобой.

Ему также напомнили об учебнике, из которого по указке министерства якобы изъяли параграфы про УПА.

"Это не правда. Конкурс провел мой предшественник и назначенная им конкурсная комиссия. Ни одно из решений конкурсной комиссии предшественника, ни один из учебников по десятому классу мы не пересматривали", - ответил Табачник.

"Вы хотите войти в историю", - четко уловили журналисты настрой министра. - "Как реформатор. Но вы пока только затрагиваете такие темы, как украинский язык", - требовали журналисты пояснений, касательно нововведений в использовании языков при тестировании и сдаче экзаменов.

Табачник лишь в очередной раз проговорил аргументы Минобразования в пользу разрешения проведения тестирования на русском языке и отмены госэкзаменов по украинскому языку для неспециальных факультетов.

Дошла речь и до совместных с Россией учебниках и пособиях.



"Не будет ли в согласованных учебниках доминировать российская позиция?", - обеспокоился Киселев.



По этому поводу ведущий предложил высказаться гостю из Москвы - экс-первому секретарю ЦК ВЛКСМ Виктору
Мироненко, а ныне руководителю Центра украинских исследований Института Европы Российской академии наук.

Увидев его, министр заулыбался. "До работы в Москве он был первым секретарем ЦК ЛКСМ Украины", - пояснил Табачник.

"Вы работали в комсомоле?", - спросил Киселев.

"11 месяцев. И считаю этот опыт работы очень полезным", - гордо сказал министр.




В конце слово взял Александр Дубинский. Отзываясь об инициативах Министерства, он выразил мнение, перефразировав Ленина, что Табачник - далек от народа. Он также поинтересовался, не является ли его клоунская модель поведения навязанной ему властью с тем, чтобы отвлекать внимание молодежи от более серьезных проблем.


"Знаете, я мог бы отвечать вам в том же ключе. Я думаю, что власть ближе к народу, чем ваше издание "Экономические известия". В вашем высказывании звучит такое высокомерие, что спорить нет смысла", - не на шутку обиделся Табачник.




"Извините - других украинских журналистов у меня нет", - Киселев извинился перед Табачников и оскорбил присутствующих журналистов, так как оригинальная фраза Сталина, согласно легенде, была сказана им в защиту писателей-пьяниц.


ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У ШУСТЕРА...

Перешли к теме Налогового кодекса, который в четверг вечером наконец выложили на сайте Верховной Рады.

Уже в который раз за последние три месяца собрались поговорить об одном и том же одни и те же лица.

Первым к микрофону вышел глава Госкомпредпринимательства и один из главных публичных защитников кодекса Михаил Бродский.



Было заметно, что ем уже изрядно поднадоели разговоры на эту тему - он выглядел усталым, глубоко вздыхал, говорил медленно.

Правда, он оживился и стал вести себя агрессивно, когда ему приходилось общаться с предпринимателями, которых выводили в эфир из студий во Львове и Днепропетровске. Он перебивал их так, что ведущему приходилось вмешиваться.





Так же устало выглядели другие участники многомесячной дискуссии - депутаты Николай Катеринчук, Виталий Хомутынник,



Ксения Ляпина, Олег Ляшко, глава Совета Нацбанка Петр Порошенко



и экс-глава Госкомпредпринимательства Александра Кужель.




ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У КИСЕЛЕВА...

Тему образования сменила проблема реформирования здравоохранения. Снова.

Ведущий поинтересовался первого замглавы Администрации президента Ирины Акимовой, что является главной проблемой украинской медицины. Акимова ответила с подобающей экономисту практичностью: "Отсутствие стимула и отсутствие ответственности. Кто здесь виноват – найти тяжело".



Она отметила, что в Украине медицина система здравоохранения потребляет значительные ресурсы, по некоторым параметрам - на уровне стран Европы и выше, а показатели - хуже.

"Когда мы говорим о бесплатной медицине, это означает бесплатный медицинский набор услуг, который человек может получить: консультация у семейного врача, вызов скорой помощи, плановая помощь. Например, если вы что-то хотите получить, но быстрее. Сейчас вы по прописке привязаны к врачу. Новая система говорит: если врач вам нравится, вы остаетесь с ним. У врача появляется мотивация не отфутболить вас, а лечить", - Ирина Акимова обрисовывала ключевые положения реформы здравоохранения, когда деньги будут перечисляться больницам за конкретных больных, которых они привлекли.

Ведущий отметил, что бесплатная медицина предусмотрена 49-й статьей Конституции и пока ее не решаются отменять.

Акимова повторила уже ставший расхожим тезис, что бесплатного ничего не бывает - все равно кто-то должен платить.

"А вы не отменяйте 49-ю статью, а соедините ее с 95-й, где говорится про бюджет. Вот за его счет и оплачивать надо", - предложил экс-министр здравоохранения Николай Полищук.



ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У КИСЕЛЕВА...

Одних врачей сменил другой - врач по образованию Олег Тянибок.



"Опасность гражданской войны остается. Все узурпировано одной силой", - начала вещать лидер оппозиционной партии "Свобода", которая взяла под контроль местные советы в нескольких регионах.

"Вы не довольны своим результатом? Вы думаете, у вас могло быть больше?", - спросил ведущий, выслушав спич Тягнибока.

"Конечно!", - ответил он.

Киселев рассмеялся.


"Смейтесь!", - Тягнибок привел в пример экзит-полы, которые давали его силе бОльшее количество мест в советах, чем это показали протоколы. - "У нас украли голоса".

"А на Восток двигаться будете?", - спросил Киселев.

"Да", - кивнул Тягнибок.

"А придется ли вам для этого отказаться от национальной риторики?", - предположил Киселев.

"Нет. Мы не будем менять свои позиции. Мы не те политики, которые на Западе говорили одно, а на Востоке другое. Людям наше постоянство нравится. Однажды женщина поймала меня за рукав и по-русски сказала, что голосует за нас, потому что мы предсказуемые и она знает, что мы будем делать", - похвастался лидер "Свободы".

"Вы сказали об угрозе государственности Украины. Откуда она исходит?", - поинтересовался Мироненко.

"Из России", - выдал Тягнибок.

"Вы когда были в последний раз в Москве?", - спросил Мироненко.


"4 года назад", - признался Тягнибок.

"Так вот, последние два года на Украину мало кто обращает внимание. Если бы об Украине думали столько, как вы предполагаете, я был бы только рад! Но это не так. Вы говорите о Путине... Да у него гораздо более серьезные проблемы есть - та же проблема 2012 года", - бывший лидер комсомола пытался переубедить Тягнибока.

Вместо журналистов вопросы задавали политологи, многие из которых сотрудничают с партиями-конкурентами "Свободы". Например, Олег Медведев, который является советником Тимошенко, и Вадим Карасев, один из лидеров "Единого центра".



Медведев уже по привычке обвинил Киселева в пособничестве властям. "Вы летом дали интервью, в котором предположили, что Партия регионов будет подыгрывать Тягнибоку, а потом он вдруг стал появляться в эфире вашего канала".



Киселев даже предложил Тягнибоку рассказать, что он не принимает помощь от Партии регионов. "Да не буду я этого делать. Нам столько приписывают..." , - отмахнулся он.

Карасев и Михаил Погребинский открыто "наезжали" на Тягнибока, ставя под сомнение будущее его политической силы. Дискуссия к концу настолько захватила присутствующих в студии, что они не реагировали на замечания ведущего об окончании эфира. Аккорды финальной музыкальной заставки раздались прямо посреди ожесточенного спора.