Все публикацииПолитика

“Свобода слова”: Английские таможенники спасут Украину

Одним из главных пунктов избирательной кампании на местных выборах - был Налоговый кодекс, который готовятся принять до конца года.

“Свобода слова”: Английские таможенники спасут Украину
Одни его критиковали, другие им хвалились. Одни обещали принять его в ноябре-декабре, другие говорили, что его специально будут голосовать после выборов, чтобы не дразнить избирателей.Поэтому, вполне логично, что после того, как улеглись первые послевыборные страсти, телешоу вновь обратились к кодексу.

Вопрос, задаваемый в начале “Свободы слова” экспертам, звучал - “как принимать Налоговый кодекс?”. Сразу или частями. Мнения экспертов расходились, в основном, только касательно сроков и способов принятия кодекса.



Первым к микрофону вышел Николай Катеринчук, экс-замглавы налоговой, глава подкомитета по вопросам кодификации фискального законодательства, политик, который в свое время строил избирательную кампанию на основе собственного проекта Налогового кодекса.

“Дело не в кодексе”, - сразу разоткровенничался он. - “Все зависит от того, в каких условиях ведется бизнес. Ведь 80% поступлений в бюджет - это то, какие условия сопровождают предпринимательскую деятельность”.

“А сколько не поступает в бюджет из-за теневой экономики?”, - спросил ведущий.

“Спросите налоговиков... А о каком кодексе выспрашивали экспертов?”, - спросил Катеринчук.

“Точно не о вашем”, - иронично заметил Андрей Куликов.

“Это понятно...”, - слегка растерялся Катеринчук. - “Но его ведь еще нет. Реальные позиции по кодексу мы увидим только во втором чтении... А знаете, почему кодекс раньше не принимали? Он был не выгоден 19 лет назад, и сейчас не выгоден”.

“А это утверждение справедливо для последних 5 лет?”, - ведущий не давал забыть Катеринчуку о времени его присутствия во власти и в налоговых органах.

Депутат, кажется, не расслышал этой реплики.“То, как за кодекс взялась власть, очевидно, что он будет. Но каким?”, - риторически вопрошал Катеринчук.

Далее он прошелся по ряду недостатков кодекса. В частности, он обратил внимание на то, что документ допускает использование других актов для регулирования налоговой сферы, хотя ранее предполагалось, что он будет единым актом в свой отрасли права, как Уголовный кодекс.

Олег Устенко, исполнительный директор международного фонда Блейзера, обратил внимание, что Налоговый кодекс - не единственный фактор, который влияет на инвестклимат, а вот главным итогом его введения может быть сокращение поступлений в бюджет, как как кодекс сокращает базу налогообложения.



Но инвестор прежде, чем входить в страну, сначала смотрит на ставки налогообложения!”, - защищался Катеринчук, отметив, что предлагал вводить кодекс частями.

“Вы говорите неправду”, - традиционно начал свою реплику глава Госкомпредпринимательства Михаил Бродский. - “У государства нет возможности выполнять свои обязательства. Надо повышать пенсии, зарплаты, решать социальные проблемы, а где брать деньги, кроме как у бизнеса?”

Редактор отдела “Экспертиза” LB.ua Андрей Яницкий, бывший СПД-шник, поинтересовался, почему налоговым законодательством занимался Кучма, занимается Янукович, но не занимался Ющенко.

“Я начал писать кодекс в 2005-м году. Но он не нужен был ни Ющенко, ни Тимошенко, ни Януковичу в его премьерство. Да и сейчас с таким подходом в правительстве - лучше бы его не делали. Будет хуже. Они же хотят три миллиона рабочих мест по сути закрыть..”

“Я был “упрощенцем” и закрыл его не из-за Януковича. А из-за Тимошенко, которая повысила отчисления...”, - заметил Андрей Яницкий.

“Но она постановление потом и отменила”, - парировал Катеринчук.

"Но не сразу ведь”, - послышался голос депутата Ксении Ляпиной.

“Давайте не будем приплетать политику”, - поморщился Катеринчук.



Следующим вышел глава комитета по вопросам налоговой и таможенной политике Виталий Хомутынник.

Ведущий процитировал депутата, который обещал принять кодекс в ноябре, и спросил, почему не прислушиваются к тем, кто предлагает не спешить?

“Если отложим - заболтаем...”, - начал депутат. - “На моей памяти налоговое поле мы меняли около 500 раз. О какой стабильности можно говорить?”.

“А в чем реформа?” - взяла слово Ляпина. - “Налог на недвидимость откладывают на несколько лет, остается то, что и так есть. В чем тогда состоит реформа, если в действие введут те положения, которые уже действуют?”

“Мы решили перенести введение налога на недвижимость на год - с 2012 года”, - ответил Хомутынник. - “Дело в том, что администрирование налога мы выписали, а вот реестра недвижимости нет”.

Далее слово взяла Анна Деревянко, представительница крупнейшего объединения иностранного бизнеса в Украине - "Европейской бизнес-ассоциации". Она отметила, что члены ассоциации принимают участие в работе над документом, но пока его не видели, а потому считают, что вводить кодекс в действие следует через год (подробнее о позиции ЕБА читайте в интервью Анны Деревянко сайту LB.ua). Она также поинтересовалась, почему комитет не учитывает эту позицию.

"Мы тесно работаем с представителями бизнеса. Еще есть время - мы в среду утверждаем окончательную версию. Официально вы сможете посмотреть в четверг на сайте Верховной Рады всю версию этого документа. Он будет готов для публичной дискуссии", - проанонсировал презентацию документа Хомутынник. - "Самые дискуссионные вопросы решены. Среди них - это налогообложение малого и среднего бизнеса", - говорил депутат представителю ассоциации крупного бизнеса.

"Но ведь отсрочка на год - тоже дискуссионный вопрос", - заметил ведущий.

"Ведь контролирующим органам тоже нужно время, чтобы подготовиться", - добавила Анна Деревянко.

"Все органы, которых это касается, все в курсе того, что готовится", - попытался успокоить ее депутат.- "А что касается даты вступления в силу - этот вопрос будет решать парламент",



“16 числа к Раде снова придут люди, которые уже митинговали у ее стен, и передавали в комитет свои претензии и предложения. Мы, комитет, готовы им ответить?”, - спросил Катеринчук своего шефа по комитету.

“Вы тут выездное заседание проводите?”, - пошутил ведущий.

“Неоднократно встречался с предпринимтелями. Первый вопрос, который они поднимают - уровень оборота для “упрощенцев”. Первая редакция предусматривала 300 тыс. Мы предложили поднять до 600 тыс. при условии - наличие кассового аппарата, который госудаство покупает за свой счет”, - невозмутимо отвечал на вопросы Хомутынник.

“А кто получит контракт на аппараты?”, - снова задал вопрос ведущий.

“Будет открытая процедура. Но это не важно. Второй вопрос - сколько наемных работников разрешается нанимать "упрощенцам"? Мы предлагали 2. Предприниматели 10. Пока сошлись на 4-х. И какая будет ставка? Мы решили сделать плавающую ставку в зависимости от размера населенного пунтка, в котором они работают”, - рассказал депутат.

На вопрос, как депутаты будут решать вопрос с внесением поправок в кодекс в условиях моратория на внесения изменений в налоговое законодательства, депутат внятно не ответил.

“Раз в год мы получаем право вносить изменения - в первом полугодии”, - сказал он.

В конце выступления ведущий поинтересовался судьбой Таможенного кодекса - будет ли она такая же трудная, как у Налогового?

“В чем проблема с Налоговым кодексом? Минфин сам разработал кодекс, зареистрировал его и потребовал принять, так как надо на его основе принимать бюджет. В итоге получили сырой документ. Вторая редакция была лучше... Что касается Таможенного кодекса, мы его еще не видели. Рассматривать его будем уже на следующей сессии, в феврале. Потому что сейчас надо сосредоточиться на Налоговом и на бюджете”, - обозначил хронологические рамки депутат.



Вполне логично, Виталия Хомутынника тут же сменил замглавы Гостаможни Сергей Сёмка. Ведущего интересовало - является ли повышение поступлений в бюджет пиар-акцией к первому году новой власти? Но замглавы таможни пояснил, что речь идет о "скрытых резервах" - контрабанде и "сером импорте".

Отвечая на вопрос о проблеме оценке таможенной стоимости, Сергей Сёмка признал, что в этом процессе могли быть перегибы, он посоветовал жаловаться в таких случаях, но подчеркивал положительные последствия таких действий: “Более 5 млрд грн были направлены в бюджет в результате уточнения таможенной стоимости”.



“Вы видели проект Таможенного кодекса?”, - спросили эксперты.

“Два года назад. После этого нас приглашал только комитет Хомутынника”, - сказал Сёмка.

“Где вы поделились друг с другом тем, что не видели проектов Таможенного кодекса”, - съязвил ведущий.

“Нас пригласили дать оценку по тем статьям, которые есть в комитете, и сказали что кодекс будет результатом коллективного обсуждения”, - ответил Сёмка.

“Я видел новеллы изменений к Таможенному кодексу, которые вы предлагали”, - вмешался Катеринчук. - “В них заметно, что вы взяли европейский опыт, но вы в них расширяете свои полномочия... Они были в Европе только в эпоху тотальной контрабанды”.

“А у нас нет сейчас контрабанды”, - спросил ведущий.

“Есть, но она сокращается”, - сказал Катеричук и обратился к замглаве Гостаможни. - “Может вы оставите работу над кодексом комитету?”.

“Все-таки без нас вы не обойдетесь”, - заметил Сёмка.

Тут слово дали Бродскому.“Я бы хотел разбудить аудиторию”, - начал он. - “Таможню будем реформировать. Реформировать будет правительство. Знаете, как Болгария реформировала таможню? Заменила всех таможенников на англичан”.



Аудитория не реагировала. Зато проснулись гости в студии.

“У нас другая ситуация. У нас 18 тыс. людей, 200 пунктов пропуска”, - отметил Сёмка.

Продолжала будить студию Ксения Ляпина. У микрофона она стала перечислять ключевые недостатки кодекса.Во-первых, по ее мнению, из-за кодекса бюджет теряет поступления. Во-вторых, он не удовлетворяет предпринимателей, а устраивает только крупные компании. И для образности рассказала историю об атлете и инвалиде на беговой дорожке.



“Из-за такого кодекса 4 млн граждан будут вынуждены выбирать - или на биржу, или в тень. Конечно они уйдут в тень!”, - резюмировала она.

“Но ведь налог упрощенцам не повышали 12 лет! Как пенсию платить? 700 грн - это прилично? Прилично для любой власти? А оппозиция хочет, чтобы мы ничего не делали. Да, это неприятно, но надо давать денег”, - вступил Бродский.

”Нет корреляции между Налоговым кодексом и пенсиями! Пенсии платят из Пенсионного фонда. В него предприниматели уже платят взнос, который по сути является налогом. И потому повышение других налогов на пенсиях не отразится. Наша солидарная пенсионная система потерпела крах. Пенсионную реформ надо делать, а не налоговую”, - высказалась Ляпина.

“Вот глядел на Ксению Ляпину и думал - пять лет эти люди красиво говорили, и ничего не делали, а мы уже столько сделали!”, - стал хвастаться Бродский. - “Зарплаты и пенсии не берутся из тумбочек. У нас 13 млн пенсионеров. А есть 5 млн недобросовестных граждан, которые официально не устроены. И будем их проверять. У нас 1 млн иностранцев работает. 15 тыс. и них - “единщики”...

Экспертам не давал покоя налог на недвижимость. Мол, когда речь идет о простых гражданах, то кодекс принимают вовремя, а когда касается крупной недвижимости - то откладывают.

“Объясняю... Я согласен, что надо вводить сразу. Но, к сожалению, в Раде депутаты не готовы голосовать за такой вариант. Но много других норм, касающихся малого бизнеса отсрочили”, - пояснял Бродский.

“Касательно малого бизнеса. Никто не отменил упрощенную систему... Хочешь - бери кассовый аппарат. Не хочешь - бери 300 тысяч (уровень оборота - lb.ua). Чего тебе бояться, если ты честный человек? А у нас ведь супермаркеты поделены на СПД-шников. Приходишь, а тебе выбивают чек - предприниматель такой-то. И платят они по 200 грн. Вот назначьте меня главой Налоговой - я бы это решил”, - продолжал Бродский.

“Общая деятельность упрощенцев уже запрещена. Любой налоговик может закрыть такие маркеты. Я уже говорила: хотите решить проблему - меня поставьте во главе Налоговой, я за 5 минут решу проблему”, - неожиданно сказала Ляпина.

“Столько претендентов на налоговую...”, - заметил ведущий.



"Иностранцев наберите в налоговую... Лучше работать будет", - пошутила Ляпина.

Через некоторое время Бродский снова вернулся к теме замены таможенников на англичан.

"И Верховную Раду с правительством давайте поменяем", - сказал ведущий и сорвал бурю аплодисментов.

"Вот станете президентом - меняйте", - обиделся на реакцию публики Бродский. - "Но я бы - будь моя воля - собрал бы всех и увел, чтобы на наше место пришли новые люди".



Завершили передачу традиционные финальные реплики экспертов.