Все публикацииПолитика

ТВ: Новые обвинения в адрес Тимошенко, которые могут ее спасти

В самом начале "Шустер Live" ведущий с тревогой в голосе сообщил о взрывах в Кировограде, которые произошли утром у облпрокураторы, облсуда и горотдела милиции в то время, когда в городе находился президент. Савик Шустер пообещал следить за этим и даже вернуться к этой теме... через неделю.

ТВ: Новые обвинения в адрес Тимошенко, которые могут ее спасти
Первой темой передачи стали злоупотребления правительства Тимошенко. Если на прошлой неделе информационным поводом для этого были итоги аудита, который провели иностранные компании, то на этот раз - отчет Контрольно-ревизионного управления о том, что предыдущий Кабмин растратил 53 млрд грн и часть денег пошла на финансирование избирательной кампании Тимошенко.

Первой дали слово замглаве КРУ Наталье Рубан, потому что ее начальник, глава управления готовился к участию в "Большой политике" на "Интере".

В самом начале Наталья Рубан попыталась в кратце описать функции КРУ, чтобы доказать, что проверка деятельности Кабмина является не политическим заказом, а плановой деятельностью."Мы всегла делали проверки, и всегда были нарушения... Но 53 млрд - это очень много. Больше, чем было ранее", - сказала она.



Рубан также похвасталась, что в ходе проверки было принято почти 10 тыс. предписаний, которые должны исключить в дальнейшем повторение подобных нарушений. Правда, она не уточнила, сколько нарушений состоится, пока все 10 тысяч указов будут доведены до ознакомления и прочитаны.

Защита чести бывшего правительства и экс-премьера была поручена на этот раз соратнику Тимошенко Александру Турчинову. В отличие от высутпления Тимошенко в прошлую пятницу, ее соратник в этот раз вел себя очень жестко и в меру агрессивно.

"На самом деле в отчете было очень много обвинений и я бы хотел пройтись по всем пунктах", - вызвался Турчинов, но, к счастью зрителей и ведущего, не сделал этого.

"Посмотрите, что происходит. Клоуны, которые назвались аудиторами, проверили деятельность правительства", - экс-вице-премьер употребил самую жесткую характеристку в отношении иностранных аудиторов. - "Все, что происходит, преследует одну цель - отвлечь внимание людей", - Турчинов развивал тезис о политтехнологической составляющей аудита.



"Вы представляете, что такое 53 млрд? Это же всю студию можно завалить банкнотами", - Турчинов, который писал докторскую по "теневой экономике", пытался убедить аудиторию в том, что столько много денег просто невозможно украсть.

"Вот вы говорите, что средства пошли на финансирование выборов. Но на допросах в СБУ меня ни разу об этом не спрашивали. Если бы была зацепка, я бы здесь не стоял", - тут Турчинов перефразировал свою начальницу, которая любит повторят, что если бы у Кучмы были доказательства ее вины (коррупция, вороство газа, бюджетных средств и т.п.), то она бы никогда не вышла из тюрьмы.

Далее Турчинов прибег к еще одному приему, который последнее время использует БЮТ - в тех вопросах, где отрицать обвинение бессмысленно, оправдывать их форс-мажорными обстоятельствами.

"Говорят, мы дали деньги Пенсионному фонду? Это все, чтобы в кризис продолжать платить пенсии. Увеличили уставный фонд "Нафтогаза"? Все ради того, чтобы вам не повышать цены на газ. Бесплатно выдавали акты на землю? Но это же правильно! Я считаю все это правильными решениями", - рассказывал экс-вице-премьер.

Потом он обрушился на Наталью Рубан. Турчинов заявил, что госслужащий не должен принимать участие в политической расправе.

"Говорят, что правительство украло 53 млрд, а вы сидите и киваете головой. Вы лжете и мне стыдно за вас!", - клеймил он замглавы КРУ.



Рубан держала себя в руках. "Но ведь средства от продажи квот по Киотскому протоколу все же были растрачены. Она должна была на конец года остаться, а по сути была списана", - стояла на своем Рубан.

"Это вы их украли. Когда мы уходили из власти, то деньги были на счету", - Турчинов бил все рекорды по жесткости выражений.

"Вы говорите о других деньгах. А "киотские" деньги - были списаны", - настаивала Рубан.

"Вот у меня в руках выводы вашей же комиссии. Все на счету есть", - Турчинов прошелся через студию и вручил какие-то бумаги Шустеру. - "Читайте выделенное желтым", - приказал Турчинов.

Из того, что ведущий прочел на ломанном украинском получалось, что действительно на счету было более 3 млрд грн "киотских" средств.

"Это другой акт...", - уже неуверенно сказала Рубан и попросиал посмотреть на документ. Шустер передал ей бумаги.



Пока Рубан изучала акт, роль прокурора взял на себя "регионал" Владимир Олийнык.

"Вы говорите - сейчас клоунада? А Тимошенко в 2007-м заявила, что Янукович воровал со скоростью 500 долларов в минуту. И где уголовные дела? А Губский рассказывал, как он к вам приходил и говорил о воровстве из Госрезерва. И вы знали об этом", - Олийнык напомнил об одном из последних крупных "беженцев" из фракции БЮТ Богдане Губском.

При упоминании имени Губского, Турчинов каждый раз картинно смеялся, чтобы его реакцию было не только видно, но и слышно, когда камера его не показывала.

"Есть синдром полицая: самые жестокие карательные акции проводили предатели. Вот Губский - предатель. И Олийнык тоже предатель. Когда в 2006-м "регионалы" покупали Мороза, других - вот он тогда и продался. И до сих пор отрабатывает", - красиво обобщил Турчинов.

Согласно этой концепции Турчинова, глава КРУ Андреев - тоже страдает синдромом полицая, так как его в свое время уволили из КРУ Тимошенко с Турчиновым.

"Он там деньги тратил. Конкурс "Мисс КРУ" проводили, чтобы победила протеже Андреева. Вы в нем участия не принимали?", - фамильярно обратился к Рубан Турчинов.

ушел из БЮТ открыто! И вы сами можете это подтвердить", - не сдавался Олийнык.

Тут взяла слово Инна Богословская - юрист и аудит, как она о себе сказала.

"Люди, которые начинают карьеру с Лазаренко, врут всегда! Голубой воришка!", - в лице Инны Германовны Турчинов нашел достойного оппонента. - "Вы посмотрите, что в этих документах", - Богословская сидела рядом с Рубан и потому тоже успела изучить бумаги, которые принес Турчинов. - "Да, на одном счету - три миллиарда, но на другом - миллиард. То есть, два миллиарда все-таки пропало!".

"Ну да... Такое бывает. Это же казначество - сейчас деньги есть, потом они моментально ушли, пришли другие суммы. Так же всегда. А делать из этог овыводы... Это же манипуляция", - Турчинов стал вести себя неувереннее.

"Вы спрашиваете, как можно было потратить бюджетные деньги на избирательную кампанию? В прошлом году- я говорила - 14 млн грн потратили на совещание с сельскими главами. И это в разгар кампании. А тысячу авто для больниц, в которых даже больного не положишь? Вот они сейчас и стоят, потому что нет топлива и водителей. А на них написали - "программа уряду Юлії Тимошенко". А компания "Бабусині рецепти", которую выбрали для хранения средств резерва. Ей перевели 480 млн грн и компания закрылась через неделю. Точно также купили на 70 млн мяса для тюрем, что в итоге ни мяса, ни денег", - Богословская методично расстреливала Турчинова.



ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У КИСЕЛЕВА...

"Большая политика" тоже начиналась темой новых обвинений в адрес Тимошенко. Но на этот раз слово дали не обвиняемой, а обвинителю - главе КРУ Петру Андрееву.

Но вначале прошел сюжет, в котором говорилось об итогах визита президента Венесуэлы Уго Чавеса в Киев. Правда, в передаче об этом больше не было ни слова, зато было обещано, что к этому вопросу тоже... вернутся в следующей передаче через неделю.

Выступление Андреева было менее ярким, чем аналогичное обсуждение у Шустера. Во-первых, формат передачи не предусматривает участие оппонентов; во-вторых, его задача состояла в том, чтобы рассказать, что проверка КРУ не носила заказного политического характера.



Поэтому Андреев с радостью ухватился за возможность пожаловаться на то, что работе проверяющих из КРУ мешают... представители действующей власти.

"На пресс-конференции вы сказали, что глава Минтранса сидит с ними на одних схемах. Вы имели в виду, что он за одно с руководителями портов, которые вы пытались проверить?", - спросил Киселев. - "А нету здесь политики? Глава Минтранса - это квота Блока Литвина".

"Нету здесь никакой политики. А я говорил о том, что нам должны были обеспечить доступ к документам. Но как получается - только мы стали находить нарушения, как нас сразу перестали пускать. То же самое и в Минуглепроме", - своим откровением глава КРУ подтвердил тезис о том, что нарушения присутствуют в работе любой власти. И чуть позже попытался от него откреститься.

"На основании цифр КРУ можно сделать вывод, что нарушений в расходовании бюджетных средств при правительстве Азарова больше, чем при Тимошенко", - заявил журналист Александр Дубинский.
"Откуда эти данные?", - удивился Андреев.



"Это ваш ответ на наш запрос", - сказал Дубинский, но Андреев то ли не расслышал, то ли сделал вид.

"Мы ничего не проверяли...", - сказал глава КРУ.

"А есть документы, на которых стоит прямое указание Тимошенко, мол, сделать то-то и то-то", - спросил Киселев.

У главы КРУ такой документ оказался при себе.

"Вот, поручение обменять деньги МВФ на гривни и пустить на бюджетные расходы", - прочитал глава Андреев.

"Покажите на камеру", - попросил Киселев. На экране телевизоров появилась, как показалось, ксерокопия документа с буквами и закарлючками подписей.

"А вот резолюция Турчинова - "згоден", - доставал документы глава КРУ.

В конце на экран вывели итоги голосования. Оказалось, что 71% дозвонившихся доверят итогам проверки КРУ.

"Это больше, чем уровень доверия к итогам аудита иностранных компаний", - Киселев напомнил результаты голосования в прошлую пятницу, которые поставила под сомнение Юлия Тимошенко. - "Интересно, почему?".


ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У ШУСТЕРА...

"Есть бредовая информация, очень бредовая и информация от Инны Богословской", - начал отвечать Турчинов после рекламной паузы.

"Это не моя информация. Это КРУ", - попыталась рассмеяться Богословская.

Далее Турчинов прошелся по каждому из пунктов обвинений Инны Германовны, но теперь экс-вице-премьер был не такой задорный, как в начале программы.

"Авто вам не нравится? Да дешевле уже нет! На этих машинах спасли жизни многим людям. Говорите, Госрезерв разворовывали? А кто его возглавлял? Член Блок Литвина, который сейчас во власти. С них спрашивайте".



Как оказалось, реплика Богословской о "голубом воришке", зацепила Турчинова.

"Говорите, голубой воришка? Давайте поговорим о нем", - и тут он рассказал об уже забытом скандале с выселением Богословской из арендуемого ею дома, когда собственник жилья обвинил ее в порче имущества и воровстве.

Теперь уже Инне Боголовской пришлось жаловаться на пиар-технологии, назвав всю эту историю провокацией.Общение постепенно переходило на личности, и вскоре после рекламной паузы ведущий сменил тему.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У КИСЕЛЕВА...

Тоже сменили тему - реформа здравоохранения.

"Мы в редакции давно решили отметить годовщину эпидемии свиного гриппа", - пояснил причину выбора такой темы Евгений Киселев. По словам ведущего, прошлогодня истерия продемонстрировала проблемы в управлении здравоохранением Украины, а потому обсудить предлагается вопросы ее реформирования.

Первому слово дали доктору Евгению Комаровскому, который прославился в разгар эпидемии тем, что призвал граждан не преувеличивать угрозу и привел простые и трезвые аргументы своей правоты. После этого он стал одним из главных медийных врачей страны и до сих пор мелькает на телеэкранаха и в радиоэфире. Впрочем, умение вовремя окрикнуть сограждан не означает, что человек может принимать участие в дискуссии на некие абстрактные темы. Поэтому после того, как Комаровский снова повторил все те же собственные тезисы годичной давности, присутствующий в студии врачи и депутат Вячеслав Передерий в грубоватой форме оборвал медиа-доктора: "Я не понимаю, о чем вы говорите. Нас пригласили говорить о реформе...".



Передерий достал книжечки, в которых была изложена его концепция реформирования. "Но вы же наверняка это не читали...", - скривился он.



Было очевидно, что он недолюбливает Комаровского, потому что постоянно ему грубил и ворчал.

"А почему вы все высказывания Комаровского на свой счет принимаете?", - обратилвнимание на обозленность Передия ведущий.

"Потому что сколько можно говорить о том, как все плохо? Мы все знаем,что все плохо. Давайте говорить о том, что делать дальше!", - пояснил Передерий.



Смягчить перепалку врачей попытались Евгений Червоненко и Валерий Коновалюк. Первый знаком со здравоохранением по работе губрнетором Запорожья и отравлению Ющенко, а второй был членом профильного парламентского комитета. ПОэтому все их реплики носили околополитический характер.

Но несмотря на то, что выступление Комаровского понравилось зрителям в студии, о реформировании здравоохранения так предметно и не поговорили.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У ШУСТЕРА...

Перешли к обсуждению последней темы, связанной с экономическим потенциалом вообще и развитием украинского легпрома в частности.

Еще в самом начале зрителям представили результаты последнего рейтинга свободы слова, в котором Украина опустилась на 42 позиции, а также отчет Credit Swiss, согласно которому, Украина самая бедная страна Европы после Молдовы. Тогда же Шустер предположил, что между уровнем свободы слова и экономическим потенциалом есть связь: "Чем больше свободы слова, тем богаче страна".

Но дискуссии не получилось. Через некоторое время всеплавно перешли к двум основным темам любого обсуждения экономических проблем - недостатки Налогового кодекса и действия предыдущего правительства.

Венцом обсуждения стала реплика депутата Ксении Ляпиной, которая бросила Владимыру Олийныку: "Да сколько можно говорить уже о предыдущем правительстве! Они за свои поступки поплатились. Говорите о чем-то своем!".

Позднее в студии появились представители легкой промышленности, Гостаможни, а с экрана вещал анонимный контрабандист. Все вместе они пытались обсудить целесообразность предоставления господдержки этой отрасли.

Присутствующие разделились на 4 условные группы:

- представители легпрома и дизайнеры;

- импортеры;

- президент Центра экономического развития Александр Пасховер;

- парламентарии.

Первые однозначно рады идее ограничить импорт, запретить сэконд-хэнд и получить налоговые льготы. Эту позицию защищала президент Ассоциации легкой промышленности «Укрлегпром» Валентина Изовит. Она ностальгировала по временам, когда только один лен производили 36 фабрик, а в легпроме работали 750 тыс. человек. А сейчас, по ее словам, фабрики ориентированы на производство вещей для мировых брендов.

"То есть, мы производим добротные дорогие вещи, экспортируем их,а ввозим дешевый ширпотреб? Что ж здесь плохого?", - Александр Пасхавер пытался подвестиприсутствующих к мысли, что специализация на дорогой одежде вполне неплохо.

"Дело в том, что импортеры часто завышают цены", - почему ответила Валентина Изовит. - "Надо иметь свой рынок!".

"А почему вам льготы дают, а другим отраслям нет?", - Пасхавер защищал равенство всех отраслей перед льготами.

"Потому что большинство занятых в легпроме - женщины, они кормят семьи...", - аргументация легпромовцев приобретала удивительные формы.

Присутствовавшие в студии представители украинского мира моды в своем стремлении к господдержке были менее наглые и озвучивали приблизительно те же ожидания, но в более мягкой форме.

Вторая группа - импортеры - больше всего возмущались действиями таможников, а также идеей запрета сэконд-хэнда.

Третья группа, депутаты, были готовы занять любую позицию, лишь бы заручиться поддержкой зала. Но больше всего говорили о том, что нужно "поднимать достаток населения вообще, а не только легкой промышленности".

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У КИСЕЛЕВА...

Последней темой стало обсуждение первой научной биографии Юлии Тимошенко, которая вышла в Российском институте стратегических исследований. Для этого в
студию пригласили автора книги - историка Тамару Гузенкову, а также политологов Владимира Фесенко, Олега Медведева, Дмитрия Выдрина и журналиста Сергея Руденко, автора двух книг о Тимошенко.

"Руководитель вашего института в свое время работал в Службе внешней разведки. Многие ваши сотрудники в прошлом тоже работали в спецслужбах. Вы не боитесь,что скажут, будто ваша книга - это часть какой-то операции?", - спросил автора Киселев.

"Боюсь ли я? Боятся нечего. Когда книга только вышла, что сразу появились комментарии, где все это высказывалось", - ответила Гузенкова. - "А писать я начала книгу давно. Еще до прихода нашего нового директора. Несколько лет собирала информацию, а писала последний год".

"Вы встречались лично с Тимошенко?", - спросил ведущий.

"Нет, чтобы не попадать по ее обаяние", - ответила историк.

И с самого начала Гузенкова случайно или сознательно обронила фразу, вокруг которой вертелось все подальшее обсуждение.

"Юлия Тимошенко - политик, который все преследования конвертирует в свою пользу и становится все более популярная. Она харизматический политик, но свой пик уже преодолела", - сказала она.

"Вы согласны?", - обратился Киселев к политологу и советнику Тимошенко Олегу Медведеву.

Медведев первым делом сообщил, то уже успел прочитать половину книги, хотя она еще не поступила в продажу. "Этот Институт был создан указом президента Ельцина, задачи поставлены президентом Медведевым и глава назначен тоже им. Поэтому, если в нем выходят такие критические работы, это значит, что Тимошенко делает все правильно", - начал он.

Далее Медведев перешел к самой книге, назвав ее дайджестом негативных оценок. "Там только высказывания ее противников и оппонентов", - сказал он.

"А что касается пика карьеры... Нынешняя власть пытается похоронить Тимошенко. Потому ваше появление здесь может быть частью этого плана", - Олег Медведев по сути обвинил гостью в заказном характере книги, о чем в начале и говорил Киселев.

Ведущий раздраженно отреагировал на реплику политолога. "Вы еще под стол загляните, может там собственник канала сидит", - сказал он.

"Ваш собственник сидит в кабинете главы СБУ...", - говорил в прямом эфире телеканала "Интер" Медведев.



"Мы пригласили автора, потому что посчитали это интересным", - заявил Киселев.

"Вы достойно защищаете Юлию Тимошенко. Она должна вами гордиться", - ответила Медведеву Гузенкова.

"А по поводу негативных оценок что скажете", - спросил Киселев.

"Вероятно, он прочел вторую часть, а в первой есть и положительнын отзывы о Тимошенко", - предположила автор.

Далее слово взял экс-соратник Тимошенко, а ныне замсекретаря СНБО Дмитрий Выдрин.

"Я не такой объективный как вы. Мой недостаток - мне до сих пор иногда кажется, что Тимошенко права. Пользуясь моментом, я хочу поправить кое-какие неточности, которые я встретил в ваших интервью", - как оказалось Выдрин на самом деле очень тонко шутил. - "Вы говорили, что Тимошенко наживает себе врагов, оскорбляя людей. Это не так".

Гузенкова удивилась: "Я же вас цитировала..."

"Меня?", - настала очередь удивляться Выдрина. - "Значит я ошибался. Она наживает врагов не оскорбляя, а унижая людей. А еще вы пишете, что она склонна к утопиям. Не к утопиям, а к химерам".

Директор Института Горшенина Владимир Фесенко был более серьезен.
"Тимошенко - это политик, бизнесмен и революционер, и расплачивается за привлечение бизнесменов в ряды своей политсилы. Они не хотят быть в конфликте с властью. Что касатеся вопроса, прошла ли она пик карьеры - покажет время. Согласен с тем, что запоследние два года премьерства произошла демифологизация ее образа", - сказал политолог.

"А что посоветуете для озрождения ее образа?", - спросил ведущий.

"У нее была чуйка, которая позволяла ей улавливать настроения и формулировать их в своих целях. Теперь она потеряла эту чувствительность", - предположил Фесенко.



"Конфликт серьезнее", - Гузенкова говорила книжными схемами. - "Нужно понимать, кем она хотела стать, и кем стала. Мне кажется, она хотела войти в историю как преобразователь, а стала феноменом масс-культуры. ДУмаю, она не этого хотела".

"Она стала Эвитой Перон?", - поинтересовался Киселев.

"В том числе", - ответила Гузенкова.

"А мне кажется, что она не прошла пик", - сказал Сергей Руденко, подчеркнув, что сам не является сторонником Тимошенко. - "Она политик, которая двигается по синусоиде. Посмотрите, через полгода эта же власть сама поднимет ее".



Выдрин почти согласился с Руденко. "Если власть будет потакать и ничего не предпринимать, таки будет", - сказал он.