Все публикацииПолитика

Юлия возвращается

На первый откровенный – после проигрыша на позапрошлых президентских – разговор, Янукович позвал соратников 5-го марта 2005-го. Тогда в «Звездном» собралось чуть больше четырех сотен делегатов. Съезд, что показательно, проходил в один день с учредительным собранием «Народного союза» Виктора Ющенко. А несколькими днями ранее об уходе в оппозицию заявили «Трудовая Украина» (еще тигипковская) и СДПУ(о) (еще медведчуковская).

У Тимошенко первый, после президентского фиаско, партфорум состоялся через восемь месяцев. И, если б не канун 31-го октября, не факт, что состоялся бы.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Юлия возвращается
Макс Левин

Задача – продемонстрировать: ЮВТ – живее всех живых, партия – боеспособна. Продемонстрировать, прежде всего, «сердечным» активистам.

Ибо наблюдать ЮВТ по цветному телевизору – одно. Лично атаковать ее на съезде с просьбой сфотографироваться и дать автограф – другое. Пожалуй, то же, что для кубинцев - ожидать бенефиса Фиделя Кастро.

«Тут вам не шутки на самом деле, а свежий проект национальной идеи»

Специально для форума (транслировавшего в прямом эфире, разумеется) зарезервировали самый вместительный зал столицы – МВЦ на Броварском проспекте. Из-за чего, собственно, собираться пришлось в воскресенье. МВЦ – площадка востребованная, всю неделю тут проходили выставки.

Все фото: Макс Левин

Полуторачасовой монолог лидер Батькивщины начала с парадоксального признания. Признания ошибочной собственного курса. В том числе – кадрового. Причем еще в 2005-м. Мол, после отставки ее Кабинета надо было не точки соприкосновения с Ющенко искать, а в оппозицию уходить - категорично и безапелляционно.

- Если б мы второй раз не поверили и не вернулись бы снова к возможной общей власти, сегодня не было бы такого бесчестья и бесправья.

Зал насторожился.

- Мы обязаны признать: наша кадровая политика была недостаточно сильной.... Она должна стать совсем другой. В ряды нашей партии попали люди, для которых партия стала способом достижения их мелочных материальных интересов.

Я осмотрела зал. «Тени» Богдана Губского – Сергея Осыки, видно не было. Евгения Корнийчука, как и кого-либо другого от УСДП – формального партнера «Батькивщины» - тоже. Василий Онопенко не пришел даже в качестве «гостя». «Ситуация такая: партию на местах они давно слили под ПР. Не де-юре, конечно, де-факто. А вот их депутаты в парламенте остались с нами. Поэтому такой диссонанс», - поясняли коллеги ЮВТ, добавляя: «Посмотри, кого УСДП подало в ТИКи по своей квоте, все сразу понятно станет».

Ни Луценко, ни Мартыненко, ни Наливайченко, ни Гриценко, ни иже с ними (прочая оппозиционная братия) «гостевой» формат также не соблюли. И телеграмм не прислали. Что вовсе дурным тоном считается.

При том, что тот же Луценко ранее во всеуслышание заявлял: они с Юлией Владимировной неразлучны. Пару дней назад, правда – в узком кругу – поправился: Юля, де, кинула, с формированием местных списков, у меня теперь своя песочница, с нею дружить смысла нет.

Экс-глава МВД и прав и неправ. С одной стороны, сообразно новопринятому закону, местные списки формируют сами низовые организации. Члены которых чудесно понимают: рейтинг упал, значит – проходных мест стало вдвое меньше и за эти самые места держатся крепко, «инородцы» им не нужны. С другой, центр в эту ситуацию вмешаться, конечно, может, но – ценой раскола, практически гарантированного, организации. Вопрос в том, что важнее: Луценко или собственные партийцы? То-то же.

Тимошенко, те временем, нахваливала идею внутрипартийных праймериз. Которую сама же, позже на пресс-конференции, нивелировала заявлением: «Я еще двадцать лет могу ходить на праймериз и ничего не бояться».

Вот и вся самокритика.

Главный мэссиддж – презентация проекта «Украина третьего тысячелетия». До безобразия созвучной «Украина 3000» Катерины Ющенко. У Тимошенко проект, правда, виртуальный: заходите на специальный сайт, оставляйте идеи, пожелания и т.д. Основное отличие от «Идеальной страны» - новая площадка призвана аккумулировать наработки для новой Конституции. Которую, как не сложно догадаться, Тимошенко предлагает писать параллельно с Януковичем.

Как там у Алексея Кортнева: «тут вам не шутки на самом деле, а свежий проект национальной идеи».

«Нет, никакого бойкота не будет»

Особое внимание – вопросу о местных выборах. «Героев дня» - «истинных сердечных» Киевщины, Львовщины, Луганщины, приветствовали овацией. Отдельная овация – для голодовавших.

- Нам говорили о бойкоте выборов. Нет, это – слабость! Значит, по сути, уступить им дорогу? Нет, никакого бойкота не будет. Мы до последнего станем бороться за каждый протокол...

Сейчас власть захватила наши ячейки и выдвинула своих кандидатов от наших ячеек. Это – их слабость, беспомощность и страх! - запальчиво заявила ЮВТ. Поэтому мы с вами должны ориентироваться на парламентские выборы. Кстати, вы знаете, когда у нас парламентские выборы?

Зал весело загалдел. Точного ответа многотысячная аудитория не знала. Тимошенко – тоже.

- Да, я тоже не знаю. Если мы живем по Конституции 2004-го года, то выборы должны состояться в 2012-м. Но Янукович доказывает, что мы живем по Конституции 1996-го года, значит они должны состоятся 27-го марта 2011-го.

Однозначного мэссиджа: «Батькивщина» настаивает на марте 2011-го, ЮВТ не посылала (оно и понятно, зачем - с таким-то рейтингом), но заверила: по результатам кампании – когда б она не состоялась – есть все шансы сформировать большинство, причем конституционное – аккурат для свержения Януковича.

- Выборы будут тогда, когда мы с вами сможем предложить реальную альтернативу, - завершила мысль Тимошенко.

С этого момента, ее пламенный спич пошел на смарку. Во-первых, длился он уже добрых 45 минут – публика откровенно утомилась. Во-вторых, после тезиса про триста голосов предугадать дальнейший ход мыслей Юлии Владимировны было вовсе несложно. Оттого – неинтересно.

Сразу после выступления Тимошенко – приветствие (в записи) от Президента Европейской народной партии Вилфреда Мартенса, «осуждающего преследования политических лидеров в Украине». «Я также осуждают сворачивание свободы прессы». «Хотел бы выразить особую признательность и поддержку вашему лидеру и моему хорошему другу Юлии Владимировне Тимошенко», - патетично провозгласил громкоговоритель в унисон с шевелением губ Мартенса. Обращение транслировалось уже с переводом, так что понять, что на самом деле сказал глава ЕНП, было невозможно. В любом случае, для европейских лидеров формулировки типа «я осуждаю» - нечто из ряда вон выходящее.

- Слова, которые вы сейчас услышали – мнение всех лидеров ЕНП: и партии Меркель, и Саркози, и... – разъясняла Тимошенко всем, кто не понял, пока к микрофону шел Турчинов.

Ближайший соратник ЮВТ был более прагматичен – говорил о переформатировании партийных структур.

«Первичные ячейки мы теперь закрепляем за каждым избирательным участком. Не округом – так как они нарезаются на каждые выборы по непонятному принципу, а именно участками, которые относительно статичны», - разъяснили Lb.ua в зале.

Еще одна важная новация – изменение юридического адреса «Батькивщины»: с площади Леси Украинки на Туровскую, 15. Приметно: именно 15, не 13. В 13-м номере – основной корпус штаба «Батькивщины», в 15-м - новые помещения, в которые недавно заехал Турчинов. После чего, собственно, интенсифицировались разговоры о его множащихся противоречиях с Тимошенко.

Комментируя (офф-рекордз, разумеется) скандал с Губским, нерядовые партийцы признавали: с 2006-го, некая конкуренция за доступ к телу лидера имела место быть, но ни у кого не возникало сомнений «Турчинов – второй номер». И вообще: куда они, де, с Тимошенко, друг от друга денутся.

После Турчинова выступали еще Соболев, Аваков («танков на улицах еще нет, а вот черные воронки становятся реальностью. Мы – оппозиция не при демократии, а при диктатуре. Это – две большие разницы), Тарасюк («когда во Львове «Батькивщину» сняли и не стали регистрировать, мы, руховцы, открыли свои списки – предложили коллегам баллотироваться по нашим спискам).

Отдельного упоминания заслуживает еще такая вот цитата из Бориса Ивановича:

- Самое большее, что сделал Ющненко – разрушил демократическую команду. За это мы должны ему сказать: «Ганьба!».

- Ганьба! – шумно согласился зал.

Какой смысл был добивать павшего, никакого влияния на политикум практически не имеющего экс-гаранта, непонятно. Видимо, Тарасюк действовал по инерции. Получилось и бестолково, и не очень корректно.

Шел четвертый час собрания. После спича Тимошенко зал опустел на четверть – публика потянулась в буфет, но теперь уже все вернулись на свои места, томились в ожидании принятия резолюции. Дождались – делегатку из Чернигова, читавшую стихи про «милу, ніжну, лагідну Юлю» - «в кого совісті і духу не порвалась нитка, віддасть голос за вас».

- У нас есть приветствие из Индии, - провозгласили со сцены.

Зал тихо охнул. Происходящее все больше напоминало сюр. Меня не покидало дежа вю. «Оппозиции — быть. Какой именно — дело... второстепенное. Таков главный посыл первого этапа седьмого съезда Партии регионов...», - «гугл» быстро отыскал репортаж от 10 марта 2005-го в газете «День». Прошло пять лет, главные игроки поменялись местами. Суть осталась та же. «Хоть реплики выступавших подчас были настолько радикальными, что зал, скандируя «Ганьба!», недовольно гудел, права высказаться не лишили никого. Внимательнее всех, развернувшись в пол-оборота в сторону трибуны, делегатов слушал Янукович. В том числе и чудаковатого товарища в желто-оранжевом свитере и бело-голубом шарфике, жаловавшегося, что их «троещинскую ячейку сколачивали за кило гречки и кулек сахара». Отличались, пожалуй, лишь тем, что в 2010-м Тимошенко критиковала себя сама и то недолго; в 2005-м Янукович себя почти не критиковал («происходившее после второго тура, было заранее и четко спланировано. Мы готовились к выборам, они — к захвату власти… Мы не проиграли, а просто не сумели отстоять свой выбор»), зато позволял это делать другим.

- Ви така добра й мила, хай вам Бог помагає, - провозгласила посланница Черниговщины.

Я подумала, что, возможно, после таких вот потрясений, подобные публичные эмоциональные всплески даже необходимы. Тимошенко необходимо почувствовать неугасимую любовь своих сторонников (по сути – фанатов). Сторонникам (по сути – фанатам): почувствовать: им еще есть кого любить.

Ибо на любом другом рабочем съезде подобное «народотворчество» было б немыслимым.

К микрофону подходили еще Немыря, Суслов, Бондарев... К началу четвертого дело дошло и до резолюции. Но, и тут Юлия Владимировна приготовила «маленький сюрприз».

- За последние месяцы, на фоне всего происходящего, ряды нашей партии пополнились 37 тысячами новых членов! Люди сами пришли – попросили, как они говорили, билет на войну. Скажите, разве может такую мощь перебить несколько тушек – общипанных и уже де-факто выброшенных на помойку, - радостно сообщила ЮВТ, вручая новобранцам партийные билеты.

Сообщила:

- У меня есть тайное желание: принимать в партию только тогда, когда мы будем в оппозиции.

Суть резолюции – призыв активно участвовать в выборах. «Да, риски велики, но если их вовсе проигнорировать, риск еще больший – потерять оставшихся сторонников», - поясняли, в частным беседах, высокопоставленные «серденчные».

«Каждый голос, отданный за ПР, Блок Литвина, КПУ и партию Тигипко, означает личное согласие избирателя с дальнейшим ростом цен на газ, увеличением пенсионного возраста, сворачивание демократии и прав человека», - вторила им резолюция.

Кроме нее, на съезде утвердили правки к статуту (которые еще должен зарегистрировать Минюст) и специальное постановление-призыв региональным организациям внимательнее относиться к кадровой политике.

***

Торжественное собрание закрывал Александр Пономарев. Ни Нины Матвиенко, ни даже Тараса Петриненко возле Юлии Владимировны уже не наблюдалось. Через минуту после того, как отгремели фанфары, волна делегатов нахлынула на белоснежную сцену – фотографироваться с Турчиновым, не успевшим вовремя ретироваться (в отличие от Тимошенко, выскользнувшей на пресс-конференцию). Еще через минуту белоснежный глянец подиума пестрил пятнами следов. Праздник закончился.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua