Все публикацииПолитика

​Назад в будущее

Значение отмены политреформы преувеличено: у оппозиции в Украине не было более счастливых времён, чем времена Кучмы и Конституции 1996 года.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист
​Назад в будущее

Что такое времена Кучмы, если ты оппозиционер?

Только не надо говорить про журналиста Гонгадзе и министра Кравченко — символы веры “Украинской правды” или потуги отечественной прокуратуры не есть исторические факты. Исторические факты — это, например, возможности организовать массовое протестное движение “Кучму геть!”, “революцию” 2004 года; деятельность десятков, если не сотен партий и организаций, по сути, “антикучмовских”; старт политической карьеры Виктора Ющенко, Юлии Тимошенко и многих других. Суды при Кучме таки выпускали оппозиционеров из СИЗО. Парламент при Кучме и его Конституции мог проваливать президентские законопроекты, в том числе политреформу — первая попытка её принятия не удалась. Бизнесмены, например, Давид Жвания, Пётр Порошенко могли поддерживать оппозиционного кандидата в президенты и при этом оставаться бизнесменами. К тому же, сам Кучма постоянно отмечает, что все годы своего президентства был вынужден искать компромиссы с оппонентами, идти на уступки, иначе бы не удалось провести ни одну законодательную инициативу.

То есть Конституция 1996 года и гораздо более серьёзное, чем сейчас, влияние Банковой на политическую, экономическую жизнь Украины позволяли конкурировавшим за власть лицам развивать активность, которую после 2004 года и принятия политреформы уже никто не мог продемонстрировать.

Вопрос: почему?

Ответ: потому что дело совсем не в Конституции и не во влиянии Банковой; дело в том, что ты несёшь массе, протестуя, “оппозиционничая”, под что ты собираешь массу и накапливаешь влияние.

Вот кто у нас сейчас называет себя оппозицией? Кому так не нравится отмена политреформы? Во-первых, тем, кто ещё недавно и сам был, мягко говоря, не против отмены политреформы. Во-вторых, тем, кто уже полностью израсходовал свой, так сказать, “оппозиционный капитал”.

Если бы в истории Украины не было периода 2004-2010 годов, то можно было бы надеяться, что нынешние “оппозиционеры” действительно могут быть оппозиционерами, а именно: могут предложить некую альтернативную позицию относительно будущего нашего государства и основать на таком предложении протестное движение. Но период 2004-2010 годов был. И эти люди показали, что позиция относительно будущего нашего государства у них если и расходится с позицией действующих власть имущих, то лишь в том смысле, что действующие власть имущие умеют превращать позицию в соответствующую работу, а эти люди — не умеют ничего превращать в работу вообще. Позицию же они выражают ровно ту же: богатым — всё, остальным — призрак евроинтеграции.

Если до периода 2004-2010 годов на этих людей ещё можно было возлагать какие-либо надежды и поддерживать их своим участием в протесте, то после 2004-2010 годов надеяться на них — всё равно что поручить детскому саду разработать атомную бомбу.

Вот почему этим людям выгодно рассказывать про якобы случившийся в результате отмены политреформы государственный переворот и нелегитимность всего и вся. (Интересно, гравитация хоть осталась легитимной?) Выгодно закатывать истерики с прицелом на западную аудиторию. Иначе — пришлось бы признать, что вся их оппозиционность сводится лишь к тому, что президент Янукович их никуда не назначил по причине их административной несостоятельности.

И в ситуации, когда после отмены политреформы правила те же, что при Кучме, люди те же, что при Кучме, а протеста того же, что при Кучме, нет даже в проекте, — проблема ровно в том, что потенциальные вожди протеста уже себя показали в качестве руководителей государства.

И показали так, что даже давние друзья этих людей в Брюсселе и в Вашингтоне предпочли Януковича.

Так что, не стоит преувеличивать значение отмены политреформы.

Если при Кучме и при Конституции в варианте 1996 года было возможно широкое протестное движение, если было возможно заставить Банковую пойти на уступки и компромисс, то при Януковиче и при Конституции в варианте 1996 года это так же возможно. Вот только нет основы для того, чтобы накапливать влияние: провал руководства государством в период 2004-2010 годов лишил такой основы надолго, если не навсегда. И вот только некому вести массы за собой протестовать: поражение на выборах — ещё не мандат на руководство протестным движением.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист