Все публикацииПолитика

​Дело о политреформе. Назад в будущее (ФОТО+ВИДЕО)

Дело о конституционности политреформы Конституционный суд начал рассматривать в четверг в форме устного заслушивания представителей заинтересованных сторон.

​Дело о политреформе. Назад в  будущее (ФОТО+ВИДЕО)
В политической истории Украины это, наверное, второй по значимости для государства судебный процесс, после разбирательств в Верховном суде в декабре 2004 года, закончившихся третьим туром выборов.

Из общего: пафосная телетрансляция из судебного зала и Елена Лукаш. Тогда она была молодой юрист, а теперь уважаемый политик и замглавы Администрации президента. В отличие от многих участников нынешнего процесса, она свою сторону правовой баррикады не меняла.

В остальном – слушанию заметно не хватало драйва 2004-го года и ярких участников. Если 6 лет назад в маленьком помещении ВСУ столкнулись ведущие спикеры сторон, то сегодня участники процесса прислали вместо себя обычных клерков и 200-е номера в списке Партии регионов. Кроме Елены Лукаш, понятно.

Слушание походило на экзамен по конституционному праву, который на многих юрфаках сдают на первом курсе. Это впечатление только усилилось после реплики судьи Владимира Кампо, сказавшего преподавательским тоном представителю народных депутатов Дмитрию Шпенову: «Молодой представитель Верховной Рады... Хочется, чтобы он больше показал знаний в этом деле...». Для полноты картины не хватало лишь розданных накануне списков из вопросов, включенных в экзаменационные билеты.

В такой атмосфере докладчики вели себя соответствующим образом: слегка нервничали, вздрагивали, краснели. Кроме Елены Лукаш, естественно.

Заседание, назначенное на 10.00, открыл глава КС Анатолий Головин, которого в СМИ поминают часто в связи с его макеевским происхождением. Согласно процедуре, он назвал участников процесса, разъяснил их права и обязанности, объявил, что самоотводов судей не поступало и т.п.


Все фото: Макс Левин

Судьей-докладчиком по делу выступает Сергей Вдовиченко. Справедливости ради стоит отметить, что он тоже «донецкий».

Глава КС напомнил, что представление 252-х депутатов поступило в июле, и тогда же было принято решение об открытии производства.

Он также представил участников производства: представителей 252 депутатов Владислава Забарского и Дмитрия Шпенова, Верховной Рады - главный научный консультант отдела связей с органами правосудия аппарата Наталья Виланова, президента – упомянутая уже Елена Лукаш, Кабмина – постпред правительства в КС Владимир Вознюк.



Первое слово было предоставлено судье-докладчику Сергею Вдовиченко, который вкратце изложил уже известную всем аргументацию авторов представления: была нарушена процедура принятия поправок к Конституции.

Он напомнил, что в 2003 году Верховная Рада, в соответствии с требованиями Основного закона, направила в КС законопроект №4180 об изменениях к Конституции. КС одобрил документ. Но позднее Рада внесла в него правки и вновь отправила его в КС. Суд снова одобрил документ. Перед голосованием 8 декабря 2004 года в законопроект снова (в третий раз) внесены правки, но его не направили в КС, а приняли окончательно в пакете с другими актами, что было условием выхода страны из политического кризиса. Именно на это нарушение и обращают внимание депутаты. Кроме того, они сослались на четыре решения самого КС, в которых прямо и однозначно толкуются правила внесения правок в Конституцию (решения от 9 июня 1998 года, 27 марта 2000 года, 5 октября 2005 года, 26 июня 2008 года).

Вдовиченко напомнил, что по закону свои позиции в таких вопросах высказывают президент, спикер, премьер и ученые-юристы (Института права НАН Украины имени Корецкого, Киевского университета имени Шевченко, Национальной академии имени Ярослава Мудрого, Одесской юридической академии). Все, кроме спикера, однозначно отметили необходимость предварительной проверки законопроекта Конституционным судом, чего в декабре 2004-го года сделано не было.

Лишь спикер Владимир Литвин, руководивший Радой в то время, отписался очень нейтральной формулировкой. По словам судьи, спикер любезно признал право депутатов на обращение в КС по этому поводу (это право закреплено самой Конституцией – LB.ua). Однако, по его мнению, правки, внесенные в законопроект 4180, не требовали обращения в КС.

Судья также зачитал позицию Национальной комиссии по утверждению демократии и верховенства права. Впрочем, она была предсказуемой, потому что ее глава Сергей Головатый ранее однозначно выступил за отмену политреформы. Сергей Вдовиченко также напомнил о решениях ПАСЕ и Венецианской комиссии, которые в свое время требовали от Украины придерживаться конституционного процесса в ходе внесения изменений.

Депутат Владислав Забарский начал с того, что напомнил присутствующим, что народ является источником власти и народ имеет право менять конституционный строй. Он напомнил, что Конституцию 1996 года готовили очень долго, над ней работали выдающиеся юристы и в Европе ее признали одной из самых демократических. А сам факт принятия Конституции имел огромное историческое значение, и с нее началась политическая стабилизация. Депутат также похвалил установленную процедуру внесения изменений, которая должна была стать защитой от конъюнктурных поправок. Далее Владислав Забарский повторил аргументы заявителей в более расширенной версии.

"К сожалению, изменения, принятые 8 декабря 2004 года пакетным голосованием, призванным положить конец политическим волнениям, содержат положения, на которые указывала Венецианская комиссия, и которые не совместимы с принципами демократии и верховенства закона", - завершил депутат.

«Так существует ли закон 2222 (изменения к Конституции, или так наз. «политреформа» - LB.ua)», - спросил судья-докладчик.

Вопрос был вполне логичным, так как ранее противники отмены политреформы настаивали на том, что такого закона не существует. Мол, он прекратил свое существование с момента включения поправок в Конституцию.

«Существует. Он действителен», - ответил депутат.

«А может ли КС рассматривать закон 2222, если его положения стали составляющей частью Конституции?» - спросил Вдовиченко.

«Если бы он был недействительным, разве КС смог бы открыть производство?» - удачно парировал депутат.

«Вы помните саму процедуру внесения на рассмотрение закона 4180?» - продолжал судья.

«Да», - ответил депутат.

«Кто вносил законопроект в Раду, после того как в него были внесены правки?» - спрашивал судья.

«Я так понимаю, вас интересует, вносился ли он надлежащим субъектом? - переспросил депутат. – Законопроект вносила конституционная комиссия, а она исполняла полномочия, которые на нее возложила Рада. По факту законопроект 4180 не вносился вновь, а в него вносили правки».

«Так кто после правок стал субъектом?» - добивался ответа судья.

«Народные депутаты Украины», - ответил Забарский.

К допросу депутата подключился судья Кампо. Его интересовало, отличается ли процедура внесения поправок в обычные и конституционные законы.

«Изменения к Конституции подлежат контролю со стороны КС», - Забарский озвучил известную каждому юристу-первокурснику истину.

«А комитеты, которые создаются Радой, работали с этим законопроектом?» - продолжил Кампо.

«Считаю, что вообще-то это не совсем предмет представления. Я не располагаю подобной информацией», - депутат решил не вдаваться в подробности.

«Это же вопрос процедуры рассмотрения законопроектов», - удивился судья.

«Я могу уточнить вопрос? - спросил депутат и, получив разрешение, продолжил. – Вы имеет в виду, были он отработан комитетами? Над ним работала временная комиссия».

Ответ, похоже, удовлетворил Кампо, и слово взял судья Михаил Колос.

«Имела ли Рада возможность законодательно отреагировать на сигналы общества?» - судью вероятно интересовало, могла ли Рада самостоятельно ранее решить вопрос законности политреформы.

«Я думаю, что нет. Вывод о конституционности должен давать только КС в порядке конституционного контроля», - ответил депутат.

Слово взяла судья Мария Маркуш, которая, как ранее утверждал бютовец Сергей Власенко, в 2004-м году на парламентской трибуне приветствовала принятие политреформы.

«Были ли совмещены Радой функции учредительной и законодательной властей при принятии изменений пакетным голосованием?» - спросила участник того самого голосования.

«Вообще-то пакетное голосование - это было нарушение и Конституции, и Регламента, действовавшего на то время», - сказал депутат.

Последним задал вопрос судья Виктор Шишкин: «Вы просчитывали последствия возможной отмены политреформы?»

«Я уполномочен представлять представление, в котором поднят вопрос о нарушении процедуры», - выкрутился депутат.

Вопрос действительно был непростой, так как, по утверждению оппозиции, отмена политреформы может привести к правовому хаосу в стране.

Глава КС поинтересовался, есть ли у других участников процесса вопросы. Дмитрий Шпенов сказал, что у него есть дополнение, но судья его не расслышал. Поэтому депутату пришлось привлечь к себе внимание. «Хорошо, мы дадим вам возможность», - сказал Головин и вызвал Шпенова за трибуну.



Шпенов был менее пафосен, чем его коллега, и более краток. Он отметил, что представление поддержали представители всех фракций (благодаря так.наз. «тушкам» - LB.ua). Он также пригрозил, что если не отменить политреформу и оставить все как есть, то подобные нарушения повторятся в будущем.

Судья Вдовиченко повторил вопрос, считает ли депутат закон 2222 – действующим?

«Да», - вполне предсказуемо ответил Шпенов, подкрепив свой ответ рядом положений из теории права.

«Молодой представитель Верховной Рады... Хочется, чтобы он больше показал знаний в этом деле... - вступил в разговор судья Кампо. – А какие еще есть нарушения? Или несоблюденная процедура – единственное основание для отмены политреформы?»

«Можно отвечать? - по-ученически спросил Шпенов. – Нарушение указано в представлении. Это нарушение ст.159 (статья из раздела Конституции о внесении изменений в Конституцию – LB.ua). А нарушение в части ненадлежащем субъекте или пакетное голосование, по-моему, не имеет юридической перспективы в процессе».

«Что значит – «нет перспектив? - грозно спросил судья и экс-глава КС Андрей Стрижак. – Ваш коллега утверждает, что пакетное голосование – нарушает… Почему этого нет в представлении?»

«По-моему, пакетное голосование - это не юридическое голосование, а политическая договоренность. Оно заслуживает осуждения, но прямого нарушения Конституции здесь нет».

«Является ли нарушение процедуры единым основанием оспаривания законности политреформы?» - поинтересовался судья Дмитрий Лилак.

«Мы не ставим под сомнение материальные нормы права, а только процедуру», - Шпенов напомнил о позиции депутатов.



Наталья Виланова в своем выступлении сделала акцент на поправках, которые были внесены в законопроект 4180. Она отметила, что, сравнивая законопроект, который одобрил КС, и закон, который был принят по итогу (№2222), можно выделить три вида правок: полное исключение некоторых положений; редакторские правки, которые не влияют, по ее мнению, на содержание; существенные изменения, которые исказили законопроект.

Интересно, что в числе последних – отмена ответственности депутата за выход из фракции. Именно из-за того, что фракция не может лишить дезертира мандата, в нынешней Раде и возможно существование пропрезидентского большинства.

«Мы должны признать, что данные нормы влияют на реальное содержание законопроекта, в связи с чем эти нормы должны быть поданы на дополнительное заключение в КС», - сказала Виланова.

Судью-докладчика заинтересовали редакционные правки.

«Например, в одной из статей поменяли местами названия должностей. Я не считаю, что это влияет на что-то», - пояснила представитель аппарата Рады.

«То есть, Рада может сама вносить какие-то изменения в закон и не обращаться в КС?» - спросил судья.

«Этот вопрос и есть предметом рассмотрения», - ответила выступающая.

«Я хочу это от вас услышать», - сказал судья.

«Мы и хотим, чтобы КС установил... тем более КС уже однажды высказывался», - сказала Виланова, имея в виду те самые решения КС, на которые ссылаются в представлении депутаты.

«В представлении говорится, что законом 2222 нарушены основы конституционного строя. Форма правления является составляющей конституционного строя?» - спросил Вдовиченко.

«Да», - ответила Виланова.

«А для изменения конституционного строя нужно спрашивать народ?» - спросил судья.

«Конституция уже предусматривает перечень вопросов, которые требуют утверждения на референдуме», - ответила Виланова.

В разговор вмешался судья Кампо: «Комитеты Рады - обязательный элемент конституционной процедуры?»

«Разрешите, я возьму текст Конституции?» - Виланова подошла к своему месту в зале.

«Статья 89, - подсказал Кампо. – Я почему спрашиваю – было сказано, что нет разницы между принятием изменений к обычным законам и конституционным. Есть разница только в требовании ст.159. А комитет и его участие – обязательны для всех случаев или нет?»

«Это вопрос Регламента», - ответила представитель аппарата Рады.

«А какова была позиция вашей структуры по политреформе в 2004 году?» - спросил судья Кампо.

Виланова оказалась не готова и предложила дополнительно изучить этот вопрос.

Представитель президента Елена Лукаш выступала дольше предыдущих участников. Она не только озвучила позицию главы государства (совпадающую с позицией депутатов), но и позволила себе заочную полемику с критиками судебного процесса.



В частности, она вспомнила, как оппозиция требовала, чтобы вначале административный суд установил факт нарушения процедуры. Мол, КС не уполномочен устанавливать факты.

«Это правовой абсурд! - невозмутимо сказала она. – Если обычный суд установит разбежность между текстом законопроекта 4180 и закона 2222, то зачем тогда нужен КС?»

Лукаш заявила, что документов, приобщенных к делу, достаточно, чтобы установить различие в текстах.

Глава КС не успел открыть рта, как Лукаш сделала поступок, который выглядел довольно сильно и сыграл в пользу сторонников отмены политреформы. Она попросила разрешения приобщить к делу документы, которые упоминались в процессе, но которых никто не подал.

Она подала выписку из реестра нормативно-правовых актов Минюста, в который входят только действующие акты. Лукаш передала выписку о том, что Конституция и закон №2222 проходят по реестру как два разных и действующих закона. То есть, формально вопрос о действительности закона 2222 - можно считать снятым.

А также она приложила упоминавшиеся выше выводы ПАСЕ и ВК.

Судья Вдовиченко, на правах докладчика, снова задал вопрос первым: «Не считаете ли вы, что участие народа в выборах 2006, 2007 и 2010 годов – легитимизацией изменений к Конституции?»

Имелось в виду, что они проходили уже по новым правилам, и таким образом они признавались действительными.

Лукаш ответила отрицательно, поскольку, по ее мнению, это определяется сроками полномочий органов.

Судья Юрий Баулин поинтересовался, что должен был бы рассматривать КС в декабре 2004 года – весь законопроект 4180 или только поправки? «Он должен был пройти проверку сначала», - сказала Лукаш.

«Пакетное голосование – может иметь последствия для законности процедуры или нет», - пытался понять судья Стрижак.

«Я критично оцениваю такую процедуру. Поскольку наличие в пакете других актов было как бы условием принятия изменений, а никаких условий при внесении поправок в Конституцию быть не может», - ответила Лукаш.

Выступление представителя Кабмина Владимира Вознюка было самым кратким – ему нечего было добавить. Позиция Кабмина в процессе совпадает с депутатской.

«По-вашему, пакетное голосование – было незаконным?» - Вдовиченко украл вопрос у судьи Стрижака.

«Это определяется Регламентом», - высказал мнение Вознюк, согласившись, что наличие других законов в пакете может влиять на волеизъявление депутатов.

Глава КС поинтересовался, есть ли у присутствующих еще вопросы.

Таковых не оказалось.Тут же оказалось, что Наталья Виланова после своего выступления пыталась найти на сайте Верховной Рады вывод парламентских юристов по политреформе, но такого в Интернете не оказалось. Поэтому она предложила КС сделать запрос, чтобы вытребовать соответствующий документ.

После чего суд дал возможность всем выступить с заключительным словом.



На этом открытая часть слушания была закрыта.