Все публикацииПолитика

​На растяжке. Выбор, от которого зависят выборы

Негласное распоряжение – готовить протоколы загодя, спущенное намедни по вертикали партии власти, возбудило восприимчивые умы руководителей местных штабов. Оглядываясь на пример харьковских коллег, первыми отрапортовавших о готовности предоставить результаты волеизъявления уже сейчас, штабисты озадачивают друг друга риторическим «а у нас так получится»?

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
​На растяжке. Выбор, от которого зависят выборы

И хотя пресс-служба (!) ПР официально все опровергает (еще бы!); а протоколы готовятся только по местным советам (о заблаговременном «выборе» мэров областных и районных центров речь пока не идет); ретивые исполнители начеку. Логично: отличиться в кампанию хочет каждый. Если выборы сводятся к составлению нужного протокола нужными (заранее тщательно отобранными) членами комиссий и все это – вполне правомерно, о фальсификациях говорить не приходится. Зачем что-либо подделывать, если искомое можно получить легальным путем? А сбор и комплектация данных для протокола, ну, это так... репетиция... Что не запрещено, считай - дозволено. Соответственно, вопрос о фальсификации властью выборов не стоит. Желаемый результат, убеждены в штабе ПР, обеспечит четкое соблюдение норм свежепринятого закона.

На самом деле, этот результат зависит не от соблюдения закона; даже не от ловкости рук членов ТИКов – от самоопределения Президента Януковича. Определиться ему предстоит с вектором дальнейшего развития страны. Определиться не в геополитической плоскости – в мировоззренческой. Решение принимать будет он один. Ответственность с ним разделит крупный бизнес. Последствия – весь народ.

Выбор, собственно, невелик. Вектор может быть либо прозападный. Либо пророссийский, с уклоном в «белорусский» вариант. И речь, повторюсь, не о геополитических категориях.

«Пророссийский вектор» - важно понимать – имеет два центра притяжения: Медведев и Путин. Сам Виктор Федорович тяготеет больше к Путину. Окружение, конкретно – группа РУЭ – подталкивает его к Медведеву.

Почему Виктору Федоровичу ближе Владимир Владимирович? Это предпочтение прагматично. Ни одно (!) обещание, данное Януковичу Медведевым, не было реализовано практически. Ни одно. Реализовывать обещания президента, как понимаете, в РФ должна исполнительная власть. То есть, Путин. А Путин распоряжений – во исполнение «хотелок» Дмитрия Анатольевича – не дает. Вот и всё. Посему, отношения Виктора Федоровича с Дмитрием Анатольевичем носят протокольно-показательный характер. На «Победе», понимаете, покататься; на приеме постоловаться...

Тогда как с Владимиром Владимировичем – вопросы порешать. Сию простую мысль Виктору Федоровичу подсказывают не только здравый смысл и хозяйственная хватка (с которой у него действительно все в порядке), также – крупный бизнес ПР.

Украина – не Беларусь. Которой РФ долгие года по дешевке – по внутрироссийской цене – нефть продавал. Нефть эту беларусы, переработав на своих НПЗ, гнали на запад уже по цене вполне европейской. За счет чего, собственно, и жили. Именно на этом долгие годы держался режим «бацьки» - со всей его благополучной «социалкой» и прочими благами. Взамен «бацька» разрешал россиянам размещать на своей территории ракеты. Много ракет. За плату весьма символическую. И плевал он на возмущения Запада, которому наблюдать подобное в непосредственной близости от своих границ не нравилось.

Конечно, добрые российско-белорусские взаимоотношения держались не только на этом; кроме экономических, были и политические факторы. Точнее, идеологические.

Так, дружественный Минск был особо важен Москве в «оранжевый» период Киева. Присутствие по соседству постсоветской белорусской демократии «смягчало» тлетворное влияние украинской постреволюционной демократии, буквально разлагавшей сознание российского общества. Над «последним диктатором Европы» потешался весь мир, де-факто Лукашенко сам обрек себя на полную политическую изоляцию, но он – имея взамен конкретные экономические выгоды – не особо переживал.

Однако, этот медовый месяц, как любой другой, закончился. Только «последний диктатор» Европы успел окрепнуть настолько, что теперь, при желании, вполне может приблизиться к ЕС быстрее Киева. Значительно быстрее. Обезопасив себя, тем самым, от Москвы. Которой теперь – после разрыва экономической пуповины, не остается ничего другого, как вести информационно-идеологические войны. Такие же, как велись, в свое время, против постреволюционных Киева и Тбилиси. Чем Москва и занимается – выпуская в свет серию фильмов «Крестный батька».

Но Украина, как уже отмечалось, не Беларусь. Создавать Киеву некие особо комфортные условия Москве невыгодно. На то нет никаких особо уважительных политических причин. И то, что «шары» в отношениях с РФ не будет, крупный украинский бизнес понял на следующий же день после инаугурации.

Действительно, зачем Киеву трансформироваться во второй Минск? Зачем оставаться наедине с Россией – без IPO, с «черными списками» украинских чиновников на границах ЕС и т.д.? Зачем, право, добровольно присоединять свою автобазу к автобазе соседней области, если можно «доразвить» ее в акционерное предприятие?

Крупным экспортерам, к числу коих принадлежит большинство «отцов-содержателей» ПР, это невыгодно. Тем, чей бизнес ориентирован на РФ – очень даже выгодно. Прежде всего, группе РУЭ. Заинтересованной в укреплении отношений Януковича именно с Медведевым, поскольку негласным лоббистом схемы на российском рынке выступает не Путин – Медведев. Путин «не в теме», причем давно и сознательно. Медведев – «в теме».

И, подталкивая Виктора Федоровича к Дмитрию Анатольевичу, окружение как бы негласно предлагает Лидеру долю в бизнесе. А «цена вопроса» - от участия в схемах РУЭ в роли посредника – 6 миллиардов долларов в год. Чистой прибыли. И это – только с украинской стороны. Еще раз – медленно и по буквам – шесть миллиардов чистой, не облагаемой никаким налогом, прибыли. Согласитесь, сумма немалая дабы презреть ради нее все абстрактные «европейские ценности».

Однако, ставка может оказаться не совсем верной. Ибо очередные президентские выборы в России не за горами. И не факт, что победит на них Медведев. Вовсе не факт. Из-за чего Президент Янукович рискует понести не только экономические – еще и политические убытки. Что, в канун 2015-го, может оказаться фатальным. Тогда про Виктора Федоровича снимут фильм не «Крестный бацька», а «Последний дон».

***

Что касается выборов.... Велосипед власть не изобретает. В 2002-м искусственно созданный провластный блок «За Еду», вместе с сателлитами вроде СДПУ(о) и «Озимого поколения» Валерия Хорошковского, тоже рассчитывал на получение стольких голосов, чтоб с лихвой хватило на парламентское большинство. Во имя достижения благой цели власть задействовала весь имевшийся админресурс, однако «на выходе» «За Еду» получила скудные 11.77%. Эсдеки вообще еле впрыгнули на подножку отходящего поезда, став последней из сил, прошедших в Раду (6.27%). Ни «Озимое поколение», ни еще один сателлитарный проект подруги Людмилы Кучмы Валентины Довженко «Женщины за будущее» (2.02% и 2.11% соответственно) мандатов не получили вовсе – для того, чтоб помочь им, админресурса уже просто не хватило.

Большинство в Раде власть таки сформировала. Другой вопрос – какими способами.

Свое отношение к подобного рода «способам» - от проведения выборов до формирования большинства, цивилизованный мир продемонстрировал накануне гонки 2004-го. На стамбульском саммите НАТО Кучме просто не давали стул. Виктор Янукович, бывший тогда премьером, наверняка хорошо запомнил сей эпизод. Достаточно хорошо, чтоб сделать выводы. Тем более, в 2010-м «цена вопроса» - большинство для партии власти даже не в парламенте – в местных советах.

***

Говоря о местных выборах, Виктор Янукович назвал их «первым серьезным испытанием». Подразумевая, очевидно, испытание ресурса принуждения, сформированного властью за эти полгода. По-своему он прав. Только 31-е октября станет еще и первым серьезным испытанием для гражданского общества страны. Собственно, проверкой этого самого общества на стойкость; на готовность упредить развитие Украины по «неевропейскому сценарию»; способность не просто делать выбор в кабинке для голосования, но нести за него ответственность, в том числе – контролируя действия властей.

Что именно предпринимать тем, кто не желает превращения Украины в Белоруссию? Вопрос не менее риторический, чем упоминавшийся в начале статьи – тот, которым задаются штабисты ПР. Обеспечивать регулярное проведение опросов общественного мнения уже сейчас – чтоб к 31-му октября легко было проследить динамику? Да. Привлекать наблюдателей всех мастей – руководствуясь теми же соображениями? Да. Наладить работу независимых экзит-полов непосредственно 31-го? Да. Что еще? Очевидно, стоит спросить у международной общественности. Не просто спросить - попросить рецепт «противоядия». Ибо на «лом» фальсификаций действенный «прием» найдется всегда; а случаев, когда получение «требуемого» результата обеспечивается не махинациями – нормами тематического закона, цивилизованный мир еще не знал. Так что готовых ответов нет.

Логично, спрашивать – апеллировать к западном миру – должна оппозиция. Но деморализованная украинская оппозиция молчит.

Конечно, возразят скептики, вполне возможно, опасения напрасны – задуманная ПР схема не сработает (причин может быть множество – от внутренних противоречий до разногласий между членами коалиции) и местные выборы будут местными выборами, а не профанацией оных. Может, и так. Только если «авось» не сработает – размышлять над тем, «как жить дальше», будет уже поздно.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua