Все публикацииПолитика

Отец Зосима подал знак

Сопровождающие президента Януковича странности крайне важно воспринимать серьёзно. Без шуток. Почему? Ответ в тексте. Заранее предупреждаю: текст не для всех.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист
Отец Зосима подал знак

Нам очень повезло с президентом Януковичем. Естественно, повезло не потому, почему вы подумали.

Дело не в том, как он работает на посту президента. Дело в том, чем он при этом руководствуется. В том, какие принципы лежат в основе его деятельности.

Речь идёт об откровенности.

В отличие от трёх предыдущих президентов Украины Виктор Янукович честно и сразу указал, что за ориентиры у него в жизни. Гадать не пришлось.

Его ориентиры — после физики. То есть в области метафизики. И это нужно понять. Как писал Дайсэцу Судзуки в книге “Основы Дзэн-буддизма”: “Самое главное — это жить в самой вещи и, таким образом, понять её. Мы же, в большинстве случаев, для того, чтобы понять вещь, вынуждены прибегать к её внешнему описанию, объективной философской оценке и рассматривать её с возможно большего числа точек зрения за исключением внутренней ассимиляции и сочувственного слияния с ней. Объективный метод имеет дело с разумом — у него есть своя сфера полезного применения. Только давайте уж не будем забывать и того, что существует и другой метод, который, право, даёт нам ключ к эффективному и всестороннему пониманию”.

Иными словами, если уж Виктор Янукович открыл нам пространство своих мыслей, и если в этом пространстве законы физики не работают, зато работают законы “после физики”, то почему бы не использовать и метод “после разума” для того, чтобы понять и Януковича, и государство под его руководством?

Но вначале одно условие и одно пояснение.

Условие: о веселье.

Если вас лишь веселят, забавляют те странные случаи, которые сопровождают президента Януковича (закрывающиеся перед инаугурацией двери в здание парламента или упавший на голову венок), если вы не хотите эти случаи хорошенько обдумать, то читать сей текст дальше вам смысла нет. Посмотрите лучше смешное видео:

Но если вы хотите читать текст дальше, то...

Пояснение: отец Зосима.

В одном из интервью Виктор Янукович рассказал об этом человеке: “Меня просто уничтожали. В какой-то момент меня охватило отчаяние, я сел в легковушку и на максимальной скорости помчался по трассе "Донецк — Мариуполь". Нажал на педаль газа и ногу не снимал. На трассе есть поворот на Никольское. Я там до этого никогда в жизни не был. Но в тот день почему-то поехал именно в Никольское. Подъехал к церкви. Поставил машину, стал подниматься по ступенькам, как вдруг меня кто-то окликнул по имени-отчеству. Я повернулся — стоит человек в рясе, с бородой, опёрся о посох, улыбается. Отец Зосима. А ведь мы с ним до этого ни разу не виделись! Тогда я впервые в своей жизни исповедался. Ни до этой исповеди, ни после я так никогда не плакал. Спросил отца Зосиму: почему мне так тяжело живется? А он ответил: это Бог дал тебе такой крест. Но ты должен всё преодолеть".

Чтоб вы понимали: наставления отца Зосимы для Януковича были так важны, что привели в итоге к патриарху Алексию Второму, тесному сотрудничеству с Синодом РПЦ, освящению Святогорского монастыря в Свято-Успенскую Святогорскую лавру... И к поиску знака после смерти отца Зосимы: “Мне очень жаль, что отца Зосимы уже нет — он почил в Боге. Царство ему небесное. Знаете, что он мне сказал перед смертью? Что перед новым испытанием в моей жизни он подаст мне знак... после своей смерти”.

Причём Виктор Фёдорович интерпретировал в качестве знака вот что: “Во время прощания с ним я наклонился к гробу, чтобы поцеловать руку отца Зосимы. И рука чуть-чуть зашевелилась. И я вспомнил его слова. Мне потом говорили, что вот, дескать, жара была, перепад температур...”

Возможно, это и был тот самый обещанный знак.

А возможно, знак был подан лишь сейчас. Что если именно в таком свете стоит смотреть на странности, сопровождающие президентство Януковича?

Никаких шуток — всё всерьёз. То есть “по вере вашей да будет вам”.

Вот, скажем, в условиях сильнейшей жары православные иногда служат молебны о даровании дождя. В современном, секуляризированном обществе, да ещё и с наследием, как говорит патриарх Кирилл, “атеистической эпохи”, такие молебны обычно высмеиваются. Недавно блоггеры как раз потешались над крестным ходом по берегам реки Тьмы, во время которого православные молились в том числе о дожде.

Но можно и не смеяться, а читать: “Вспомнился случай из жизнеописания Иоанна Кронштадтского. Он посещал какой-то отдалённый приход. Засуха. Отец Иоанн говорит местным: “Так что же вы молебен о даровании дождя не отслужите?!” Попы на него посмотрели, как на идиота. Но чашу с кропилом принесли. Вышли в поле. Батюшка помолился. На последних словах — гром. Для Иоанна Кронштадтского это не чудо и вообще не событие. Была проблема. Попросил Бога о помощи. Он помог. А как иначе?”

Религиозное сознание обитает в мире, отличающемся от мира, в котором обитает нерелигиозное сознание. Там происходят другие события.

Если сознание уж совсем религиозное, к человеку не сегодня, так завтра может прийти сам Христос. Или Богородица. И это не шутка.

Они действительно могут прийти.

Как может спонтанно случиться просветление. Или как может появиться осознание необходимости вести войну с неверными. Это уж кому что.

Религиозный человек обитает не в тех или иных обстоятельствах в том или ином году. Он обитает в вечности.

Можно, конечно, спорить, а вечность ли это. Можно утверждать, что это всего лишь иллюзия вечности. Тем не менее, для, например, христианина Христос — современник.

Это отлично (пусть и по другому поводу) подметила Наоми Кляйн в статье “Страшное возвращение великих мужей”: “После распространения видеозаписи каждый жест, каждый смешок, каждое слово бен Ладена анатомируются. Но при всём внимании к бен Ладену его напарник по видео, названный в официальных субтитрах просто “шейхом”, изучался очень мало. И зря. В вызывающем головокружение монологе гостя бен Ладена постоянно повторяется тема, что они живут во времена столь же величественные, как те, что описаны в “Коране”. Эта война, замечает он, “как в дни пророка Магомета. Точно то же происходит прямо сейчас". Дальше он говорит, что “это будет похоже на ранние времена "Аль-Моджахедов" и "Аль-Анзара". То есть похоже на ранние времена ислама. И на случай, если мы недопоняли: "Как в былые времена, времена Абу Бекра и Османа, и Али, и прочих. В эти дни, в наши времена..."

Легко вписать эту ностальгию в обычную теорию о том, что последователи бен Ладена застряли в Средневековье. Но эти высказывания отражают нечто большее. Не о каком-то там аскетическом образе жизни тоскует этот человек, а о жизни в мифологические времена, когда мужи были подобны богам, битвы были эпическими, а история писалась с большой буквы. Шёл бы ты, Фрэнсис Фукуяма, как бы говорит он. История не окончена! Мы делаем её, здесь и сейчас!”

Кляйн не принимает этих людей всерьёз. Напрасно. Они ведь действительно живут во времена Абу Бекра и Османа, и Али.

Вот почему нельзя смеяться над странностями, которые случаются с человеком, если человек религиозен и, кроме того, наделён властью. Эти странности нужно анализировать.

Ведь это знаки, если не прямые указания.

Того и гляди — в какой-то момент по одному из таких знаков решиться судьба миллионов людей.

Когда перед ним закрываются двери парламента, когда ему на голову падает венок, когда по дороге в аэропорт перед подписанием важнейших соглашений с россиянами в машину из его кортежа врезается некий автомобилист и когда в день его инаугурации на раскопанные фундаменты Десятинной церкви падает многотонная конструкция... Надо хорошенько подумать.

Тут уж одно из двух: или ты мирской и тогда это просто халатность, глупость и стечение обстоятельств, или ты духовный соответствующим образом (то есть не буддист) и тогда это проявление высшей воли.

Первое рассматривать не будем. Это не в нашей компетенции. В стране есть кому держать двери, привязывать венки, регулировать дорожное движение и грамотно проводить археологические раскопки, а также расследовать причины случившегося.

Рассмотрим второе. Путём внутренней ассимиляции и сочувственного слияния с пространством иррационального.

Закрывающиеся двери в парламент — это очень интересно. Они ведь не закрылись совсем. Они закрывались. И Янукович их удержал.

Что такое парламент? Это общественное представительство. Это, по большому счёту, и есть Украина.

Двери Украины перед Януковичем действительно закрывались. В 2004 году. И всё шло к тому, что они закрылись бы. Но он их удержал.

Вероятно, это знак о том, что высшая власть для Януковича — только его заслуга и он никому не обязан. Он сам удержал эти двери. И ещё более важно: ему никто не мешал — двери закрывались силой как бы сквозняка в обществе, силой социальной инерции. Вот почему, возможно, не стоит говорить о предательстве в 2004 году. Не было никакого предательства вне зависимости от того, как интерпретируют те или иные действия тех или иных лиц.

Падение венка, повеселившее столько людей, — не менее ясный знак. Венок упал так, будто им кто-то дал Януковичу по голове. Мол, одумайся!

Ну, в самом деле — вторая мировая война не единственная война в истории Украины и, если угодно, русского мира. Перед Богом жертвы той войны не предпочтительнее жертв остальных войн. Так зачем же фокусироваться только на этой войне? Зачем возрождать историческую избирательность?

И тем более — внимание к мёртвым не может быть важнее внимания к живым. Когда от тебя ждут справедливости, то ждут её живые, а не мёртвые. Ющенко этого не понимал. Он не понимал, что справедливость — она для всех и вообще, а не вот по этому поводу вот для “этих” вопреки вот “этим” и вот “этим”. Так зачем же повторять ошибку Ющенко, пусть и с другой стороны?

Авария с машиной из кортежа по дороге в аэропорт перед встречей с Дмитрием Медведевым — также ясный знак.

На этой встрече были подписаны, так называемые, “Харьковские соглашения”, регулирующие вопросы пребывания Черноморского флота Российской Федерации в Крыму. Продление сроков пребывания флота объяснялось возможностью получения экономической помощи посредством скидки на российский природный газ. И вот — ДТП, в котором пострадала не просто какая-нибудь там машина, а машина скорой помощи. Сразу понятно: с помощью будет много проблем.

Ну, а падение многотонной конструкции на раскопанные фундаменты Десятинной церкви в день инаугурации — это то, что проигнорировать ни в коем случае нельзя.

Это главный знак.

Почему?

А с какой целью Виктор Янукович стал президентом?

Доказать, что в 2004 году он был прав? Установить финансовую и фискальную стабильность? Выразить интересы юго-востока Украины? Наладить отношения с Россией? Привести Украину в Европейский Союз?

Этот тлен, эти мирские цели могут работать только для ложно религиозных людей и атеистов. Религиозный человек нуждается в ином.

Как рухнула эта конструкция, так и государство Украина рухнет, если не сделать его, наконец, таким, какое необходимо.

А какое необходимо?

Десятинная церковь, в этом смысле, замечательный образ. Ведь никто не знает, как она выглядела на самом деле. И, скорее всего, узнать уже не сможет. Поэтому восстановить Десятинную церковь — это или придумать её, или отстроить заново придуманный в 19 веке и затем разрушенный большевиками вариант.

С Украиной та же история. Или придумать её, или отстроить заново придуманный в 19 веке и затем разрушенный большевиками вариант. Или не трогать то, что осталось от большевиков.

Третье почти всех не устраивает. Второе греет душу меньшинству, пусть и очень агрессивному. Первое — наиболее разумно.

В конце концов, именно так поступают великие правители. Фактически, придумывают государство.

Вполне возможно, что знак именно об этом именно отец Зосима и подал Виктору Януковичу. Но даже если и не об этом, то цель всё равно хороша. Особенно с учётом того, что нынешнее государство не устраивает почти всех в Украине и что-то с этим делать давно пора.

Знаков тому — полно.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист