Все публикацииПолитика

Пародия на авторитаризм

История с отмененными и вновь назначенными местными выборами – лучшая иллюстрация «ста дней» новой власти. Иллюстрация того, как правящая Партия регионов старается остаться и дома – сохранить «демократическое лицо» перед Европой, и замужем – ужесточить контроль над всеми существующими вертикалями, горизонталями и перпендикулярами.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Пародия на авторитаризм

Получается смешно и грустно одновременно. Что дает надежду нам всем: пародия на авторитаризм – еще не есть авторитаризм, скорее – путь к выходу из него.

Заявление Януковича трем телеканалам: выборы-де должны проходить так, как законом предписано – не иначе, я на этом всегда настаивал и настаивать стану впредь - достойно уважения. Виктор Федорович растет. Президентство вырабатывает в нем профессиональный политический цинизм, ибо все помнят, как сразу после инаугурации с его молчаливого одобрения незаконно (главное – безо всякого обоснования) отменили кампанию 30 мая.

Сегодня Янукович – первый, кто берется восстановить справедливость. Причин несколько.

Причина первая – стремление по максиму использовать победную инерцию. Кредита доверия, выданного Януковичу энд Ко на президентских, до октября еще хватит. До марта – вряд ли. После зимы всегда найдется, за что власть покритиковать. За холодные батареи, нечищеные улицы и прорванные трубы, кстати, в последнюю очередь. Жесточайшая пенсионная реформа, первый этап реализации которой начнется уже в ближайшее время, наверняка поколеблет любовь простого люда к бело-голубым больше всего. Отмена моратория на продажу земли – поколеблет вынужденную симпатию (деланную – на публику) центральных и региональных элит. Подобный расклад - на руку оппозиции, потому на значительный успех местной кампании в будущем году «регионалам» рассчитывать не приходится.

Мотив номер два – сохранить «демократическую мину» при игре на европейской сцене. Поскольку маневр с отменой майской гонки Старый свет не понял и не воспринял, окрестив (устами главы Европейской народной партии, контролирующей большинство в Европарламенте) первым фактором, вынужденно насторожившим относительно новой украинской власти даже самых рьяных ее симпатиков. Европа может закрыть глаза на непрозрачную схему переформатирования большинства в ВР, как следствие – сомнительную комплектацию Кабмина, но отмена местных выборов – это слишком.

Первым серьезность этой угрозы осознал Александр Лавринович. Именно он настоял: последняя возможность провести региональную гонку, не нарушая Основного Закона, – 31 октября. И ею нужно воспользоваться. Настояв – убедил в том лично Януковича, фракцию ПР, взялся за обеспечение соответствующих механизмов. Проще говоря – законодательных изменений. Таких, чтобы, с одной стороны, сохранить, как было сказано, лицо перед Европой, с другой – превратить кампанию в «праздник демократии», обеспечивающий присутствие в советах всех уровней только «правильных» людей.

В этом-то и стратегия:

а) возвращение к смешанной – пропорционально-мажоритарной системе, но при условии выдвижения мажоритарщиков исключительно от партий (не от общественных организаций, не по собственной инициативе, как практиковалось прежде). От партий, прошедших предварительную «зачистку» Минюста, о чем несколько ниже. Таким образом, «лишние» люди отсекаются еще «на входе».

По мнению оппозиции, это позволит власти контролировать в местных советах все, что движется. Действительно, как говаривал один небезызвестный персонаж, на округе хоть орангутанга депутатом можно сделать. Однако, формула доморощенных политологов – «мажоритарные выборы делает админресурс», не универсальна. Была б универсальна – в соседней России, избирательные кампании проводились бы исключительно на мажоритарной основе.

Отечественный политикум помнит немало случаев того, как «ставленников власти» на округах буквально «рвали» независимые кандидаты. Стоит ли пояснять: им, независимым, админресурс не помогал – всячески вредил. Так было с Левочкиным и Ржавским на одном из округов Донецкой области, с Дьяком и Гиршфельдом – в Харьковской, с Постоловским и Касьяновым – в Днепропетровской. Эти примеры (первый претендент-аутсайдер – провластный, второй-победитель – независимый) – центрального уровня, на местном их значительно больше.

В прежние времена на округ шли те, кому мандат требовался в качестве «крыши». От опальных оппозиционеров до «раскулаченных бизнесменов».

Чем сильнее сейчас власть «закрутит гайки» - больше появится потенциальных мажоритарщиков. Тех, для кого избрание на округе – единственный шанс спастись. Шанс, биться за который они станут до конца. Соответственно, мажоритарные округа – потенциальный плацдарм для формирования нового поколения оппозиции.

Единственный способ для власти нейтрализовать угрозу – «привязать» выдвиженцев к партийным спискам.

Конечно, выдвигаться от партии – не значит быть членом партии. Если подобную возможность закон предусмотрит – баллотирование по партийной квоте «левых граждан» может стать неплохим источником дохода для функционеров всех мастей.

Предусмотрит ли он ее – напрямую зависит от тех, кто даст закону необходимое количество «за». Для них это – вопрос дальнейшего политического выживания, точнее – собственного депутатства. Что не оставляет сомнений: к каждой правке профильного закона депкорпус отнесется весьма придирчиво. В том числе – депутаты ПР.

Иначе скоро де-факто партия в стране останется одна – ПР. И желающие получить мандат на местном или центральном уровне вынуждены будут искать с ней точки соприкосновения.

Де-юре для этого предпринимаются все меры. Как известно, главная задача Минюста на ближайшие две недели – провести перерегистрацию всех политсил страны. Проще говоря: зачистить конкурентное поле.

По имеющейся информации, уже на следующей неделе в Минюсте окончательно будет утвержден список политсил, зачистке не подлежащих.

Любопытно, угодят ли в перечень структуры Тигипко и Яценюка? С точки зрения «закручивания гаек» - не должны. Однако, если тому же Тигипко сегодня позволять слишком много демократии, остальные потом возомнят, что им тоже можно. Тем паче, Сергей Леонидович уже сейчас подвержен «синдрому Немцова». Немцов, будучи любимчиком Ельцина, слишком рано заявил о масштабе своих политических амбиций. В результате – был сбит на взлете. Его, проще говоря, спалили. Вместе с ним – целое либерально-демократическое движение, дававшее надежду российской демократии.

Возможно, демонстрируя свои электоральные устремления, Тигипко следовало бы быть поосторожнее. Уже сегодня немало доброхотов нашептывают Януковичу: Виктор Федорович, вас-де подсиживают.

«Кто рано начал, кончит ране», - справедливо отметил классик. Спустя 150 лет, Яценюк сие убедительно доказал.

Так что, Тигипко, следовало б, вероятно, сбавить обороты. Что, конечно, нелегко, учитывая, что первый потенциальный инвестор оппозиции в целом и его подрывной деятельности в частности уже появился. Конкретно – Коломойский. Появился, как ни забавно, стараниями действующей власти, прессующей его бизнес как только возможно. Вплоть до того, что многие близкие Игорю Валериевичу люди сочли нужным покинуть страну на неопределенный срок. От них-то «ЛБ» и узнал о том, что Коломойский якобы недвусмысленно дал Тигипко понять: он может рассчитывать на поддержку «1+1». Да, и последние кадровые изменения, произошедшие на канале, указывают: новый менеджмент – не чужд Сергею Леонидовичу.

Почему? Потому что Коломойский видит в Тигипко инструмент защиты своих интересов во власти. Станет ли им Сергей Леонидович в действительности? Вопрос. У Игоря Валериевича, по крайней мере пока, других вариантов нет.

б) законодательный запрет политблоков как субъектов избирательных кампаний. В понимании «регионалов», блоков в природе существует всего два – имени Тимошенко и Литвина. На них-то и нацелена уничтожительная сила данной акции. Ребрендинг – удовольствие недешевое и не молниеносное. Если запрет узаконят, оставшимся от трех процентов избирателей Владимира Михайловича сложно будет объяснить, что связывает Литвина с «Народной партией». Тимошенко с «Батькивщиной» попроще, конечно, но и тут рейтинговые потери гарантированы.

О том, что прямо нарушают нормы Конституции: о свободе объединения граждан по интересам и о возможности делегирования представителей/кандидатов от этих объединений в разные органы и на разные посты, регионалы, конечно, не задумываются. Причем тут, в самом деле, Конституция?! Кому дело до того, что на местном уровне две-три политсилы уже не смогут объединиться (для участия в выборах) в блок, допустим, «Защиты Запорожья от экологических бедствий».

Таким образом, к участию в празднике демократии будут допущены только кандидаты от партий, выдержавших предварительную селекцию. Самих кандидатов отбирать станет лично Янукович. Я серьезно. Литвин тоже носил Кучме списки претендентов на мажоритарные округа. И Леонид Данилович их даже читал, вносил определенные правки. Однако вникнуть в гормональные истории нескольких тысяч претендентов на всех округах страны гаранту физически невозможно. Следовательно, списки отправляются кочевать вниз – по вертикали. Туда, где за присутствие в перечне либо за возможность кого-то оттуда вычеркнуть, негласно взимается мзда. Причем взимание мзды сопровождается киванием наверх – по воле-де Самого. О чем Сам, конечно, знать не знает.

***

Литвин и Тимошенко наблюдают за происходящим со стороны. Тимошенко – кроме громких разоблачительных заявлений – каких-либо действий не предпринимает. Внятной позиции БЮТ по вопросу местных выборов сегодня просто не существует. Кампания в октябре, да еще и по «видоизмененной» мажоритарке, невыгодна им не потому, что недемократична – потому, что «сердечная» команда в центре сейчас дезорганизована, на местах – разобщена и деморализована, и любые выборы грозят провалом.

К слову, при вычитке своего интервью «Левому берегу» – на этапе подготовки его к печати - большой тематический фрагмент относительно местной кампании, Тимошенко просто вычеркнула.

Что до Литвина, то он ведет партизанскую войну. «Цена вопроса» политическое выживание. Опыт президентской кампании показал: участие в каких-либо еще выборах для Литвина сейчас смерти подобно. Под опытом подразумевается не только процент, полученный Владимиром Михайловичем в первом туре, но и неудавшийся его эксперимент с привлечением в члены комиссий, в наблюдатели, активистов на местах – под гарантии их прохождения по спискам БЛ в местные советы. Отсюда вывод: в новых сражениях положиться не на кого – новых кадров просто нет. Старые же (в большинстве своем) остаются с Владимиром Михайловичем до тех пор, пока он – власть или «что-то вроде того». Величие Литвина, в принципе, легко сокрушимо – спикера меняют простым большинством в 226. Памятуя об этом, он гнет свою линию, но палку при этом старается не перегибать. Задача – стимулировать и всячески пролонгировать существующие в новой власти конфликты интересов каждые полгода. (В том числе – посредством психологической обработки местных активистов, убеждения их в невыгодности октябрьской кампании, прежде всего, им самим.)

Сохраняя, таким образом, спикерское кресло, «кэшевые» министерства и столь комфортную крымскую дачу Молотова. Этим-то и объясняется критика Владимиром Михайловичем октябрьской кампании. И его смелость противопоставить себя не только Лавриновичу и Януковичу, но даже Европе, намеками на саботаж необходимых на то решений Верховной Радой.

Все от того, что его – как угрюмо шутит мой знакомый оперативник – давно никого не допрашивали по делу Гонгадзе. Кстати, буквально на следующий день после очередного выпада Владимира Михайловича против затеи имени 31 октября генерал Пукач попросил с ним очной ставки.

Что не оставляет сомнений: местные выборы не просто состоятся 31 октября, но состоятся при воодушевленной поддержке Литвина.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua