Все публикацииПолитика

Полюховича отпустил Медведько

Мать потерпевших в "деле педофилов" детей и бывшая жена главного обвиняемого Дмитрия Полюховича Елена расценивает выход бывшего мужа из СИЗО на подписку после 9-месячной изоляции как «шаг к развалу дела».

— В уголовном деле множество фальсификаций, на которые я неоднократно указывала следователю, — говорит Елена. — Дело разваливают, из обвиняемого лепят жертву. Две недели назад следователь направил мне документ, где четко указано, что за тяжкое преступление бывший муж должен находиться под арестом. И вдруг он-де социально не опасен, хорошо себя ведет. Полюховича выпустили по личному распоряжению Александра Медведько, о чем говорят посвященные в детали люди. От «гибкого» решения, считают они, в определенной степени зависит будущая карьера генпрокурора.

В окружении Медведько эту версию комментировать не стали, назвав «несусветной ложью» и заявив, что решение изменить Полюховичу меру пресечения принял следователь Сергей Гарбуза. Мол, зачлись примерное поведение Дмитрия, его готовность идти на контакт. Истек максимальный срок содержания под стражей, а результаты назначенных ранее экспертиз еще не готовы. Но обвинение против Дмитрия пока в силе, следственные мероприятия продолжаются. А вот мать потерпевших детей, настаивают в ГПУ, не разрешает экспертам общаться с ними, из-за чего сроки следствия затягиваются.

Эти упреки Елена, экс-жена Дмитрия, считает абсурдными. И выдвигает свои козыри:

— Я подтверждаю наличие флешки, где запечатлены оргии и сцены насилия над детьми с участием Дмитрия и его друзей, — говорит она. — Хочет или не хочет того следствие, флешка свидетельствует об их причастности к развратным действиям над малолетками. Я пыталась восстановить копии различных файлов, способных укрепить доказательную базу. А следователь обвинил меня в попытке подменить даты создания и реконструкции файлов, хотя отличить одно от другого несложно.

Мать не видит необходимости в проведении повторной судмедэкспертизы детей: — Она назначена через год после описываемых событий, и я не уверена, что сохранились следы насилия, в частности рубцы, — возмущается она. — Процедура исследования неприятная и унизительная даже для взрослого. Психика же сына и дочери и без того нарушена. Первую экспертизу проводили 6 специалистов! Есть фото и видеосъемка. Теперь ГПУ хочет все повторить. Это бесчеловечно.