Все публикацииПолитика

Глава МИД Грищенко: США не утратили интерес к Украине. Их отвлекают проблемные страны

Харьковские соглашения позволили решить две задачи - улучшение двухсторонних отношений и решение комплексной экономической проблемы, заявил в интервью агентству "Интерфакс - Украина" министр иностранных дел Константин Грищенко. Он также расскзал о состонии дел в отношениях с ЕС, США, соседними государствами.

Глава МИД Грищенко: США не утратили интерес к Украине. Их отвлекают проблемные страны

Последние события вокруг нового соглашения по Черноморскому флоту России вызвали массу эмоций как со стороны политиков, так и со стороны части населения. Какие плюсы этого соглашения Вы можете перечислить для того, чтобы хотя бы частично снять напряжение в этом вопросе?
Соглашение, подписанное в Харькове, решает две задачи. Первая задача, наверное, основная, - это изменение отношений между двумя соседними странами, странами, от взаимодействия которых зависит и стабильность в Европе, и возможность сохранения целого ряда отраслей у нас, и возможности ускоренного развития экономики.

По сути, в течение последних 5 лет политика Киева базировалась на основном посыле: любая инициатива из Москвы призвана нанести вред, подорвать, ущемить, негативно повлиять на украинские интересы. На самом деле большинство граждан Украины не считают Россию своим врагом, и с этим надо считаться. Большинство украинцев, независимо от национальности, хотели бы видеть в России истинного партнера, с которым можно выстраивать отношения на длительную перспективу.

Создание атмосферы не просто взаимного доверия, но и доверия, которое базируется на понимании приоритетов и чувствительных сторон во внутренней и внешней политике друг друга, наверное, одна из составляющих, которая подтолкнула руководства двух стран к заключению того комплекса договоренностей, которые и были достигнуты. Мы говорим о продолжении пребывания ЧФ в Севастополе. Необходимо понимать, что для России этот флот является не просто базой, не просто возможностью где-то держать свои корабли. Севастополь – это город, который имеет колоссальную историю, и эта история, надо признать, конечно же, связана с существованием флота, флота глубоко символичного для России. Мы с пониманием отнеслись к этой эмоциональной составляющей, но вместе с тем обязаны обеспечить интересы нашего государства. Мы исходим из понимания того, что сама по себе территория, где базируется Черноморский флот, вне всяких сомнений была, есть и будет украинской. Сдавая в аренду чтобы то ни было, ты четко показываешь, что это твоя собственность, это то, что принадлежит только тебе. Ведь не берут сами у себя ничего в аренду. Таким образом, Москва в очередной раз подтвердила непреложность того факта, что Севастополь – неотъемлемая часть Украины. Так что любые спекуляции на счет «сдачи территории» не имеют под собой совершенно никаких оснований.

Одновременно с этим мы решаем комплексную экономическую проблему, которая была создана предыдущим правительством под руководством Юлии Тимошенко, поскольку в ходе переговоров с российской стороной были подписаны такие соглашения по газовым поставкам, которые просто не соответствуют элементарным стандартам, принятым в европейской практике. Все это накладывалось на экономическую ситуацию, которая действительно до принятия бюджета держалась на волоске. Формула цены на газ была заложена в прошлом году, но стала по-настоящему бить по Украине в этом году.

Одновременно я бы хотел отметить, что и в ЕС, и в США харьковское соглашение восприняли в целом позитивно, поскольку каждый из основных центров мировой политики пришел к выводу, что конфликт, напряженность в Европе, в том числе и в отношениях Украины с Россией, возможность возобновления газовых войн, не отвечают их базовым интересам. Поэтому реакция была позитивная, может быть иногда сдержанно позитивна, но никогда она не была отрицательной.

Что касается срока, в общем-то, он не есть чем-то необычным для такого рода соглашений. Как правило, такие договора заключаются на достаточно длительный срок, чтобы можно было как-то планировать деятельность, финансирование, обустройство и так далее. Мы заинтересованы в том, чтобы экономическая активность, связанная с пребыванием ЧФ РФ, приносила весомую отдачу жителям Севастополя.

Как будут решаться основные проблемные вопросы по ЧФ РФ?
Прежде всего, надо подчеркнуть, что мы не вносили в тело договора никаких изменений. Соглашение состоит из очень краткого положения о том, что его действие продлевается на указанный срок. Однако есть механизм решения тех вопросов, которые вызывают трения. Проблема была в том, что не было ни необходимой политической атмосферы, ни политической воли решать эти проблемы в течение последних лет. Сейчас мы имеем все необходимые инструменты для того, чтобы выходить на договоренности. Совсем недавно, 28 апреля, украинско-российская подкомиссия по ЧФ провела свое заседание в Москве, и сразу же мы ощутили новизну в подходах с российской стороны: все настроены на то, чтобы не обострять противоречия, а снимать проблемы, находить логические пути ее решения.

Скажем, естественно нужно документировать пребывание на нашей территории граждан иностранного государства в соответствии с законодательством Украины. Но надо сделать это так, чтобы не создавать какие-то искусственные проблемы. Проблема захода российских судов и масса других проблем, я уверен, уйдут с первых полос, бегущих строк, они станут предметом совместной работы, которые будут решаться в спокойной обстановке.

Разрешительный принцип захода судов ЧФ останется?
Все, что есть в соглашениях, останется в силе. Будет такой режим, который необходим для нормального сосуществования Украины и нашей власти в Севастополе с флотом, без создания лишних, не нужных никому проблем.

Какие договоренности могут быть достигнуты в ходе визита президента РФ Дмитрия Медведева в Киев 17 мая?
Будут подписаны соглашения, в том числе и договор о демаркации границы, который давно уже стоит в повестке дня.

С другой стороны, мы не собираемся подгонять все и вся под эту дату, но мы хотели бы и рассчитываем на то, что мы сможем в ходе визита констатировать, что по ряду серьезных тем мы основательно продвинулись. И этот прогресс уже сам по себе является предпосылкой для того, чтобы мы не останавливались на достигнутом, а двигались вперед. Многие вопросы требуют с одной стороны быстрых шагов, но с другой стороны – детальной отработки и анализа.

И после подписания соглашения о демаркации фактически уже начнется сам процесс…
Это процесс, который занимает определенное время. Это достаточно кропотливая работа, будут созданные соответствующие комиссии, которые будут работать с выездом на местность. Но все это не представляет никаких технических сложностей.

А как обстоят дела с делимитацией Керченского пролива?
Естественно, мы продолжаем работу в этом направлении. В ходе визита в Киев главы МИД России Сергея Лаврова этот вопрос обсуждался, и я думаю, здесь тоже есть подвижки, хотя, конечно же, тут нам надо достаточно серьезно посмотреть, каким образом мы можем обеспечить соблюдение принципиальных позиций двух сторон, но выходить на решения, которые будут полностью соответствовать и прецедентам, и действующему международному праву, и не создавать какие-то новеллы.

Когда будет визит в Украину госсекретаря США Хиллари Клинтон?
Когда будет визит, пока еще неизвестно. Я с ней встречался, она готова приехать, но нам необходимо согласовать позиции более конкретно по датам чуть позже.

Что, прежде всего, волнует США в украинском направлении?
Как я уже сказал в контексте нашей договоренности с Россией американская сторона, прежде всего, заинтересована в том, чтобы в нашем регионе была стабильность, прогнозируемые события. США заинтересованы в перезагрузке отношений Киева с Москвой.

У нас с ними есть параллельный интерес. Наш интерес состоит в том, чтобы вместе с тем импульсом, который задали развитие экономики, коррекция цены на газ, и тем бюджетом, который принят сейчас, мы имели доступ к дополнительным ресурсам МВФ и Всемирного банка. Это позволит достичь дополнительных возможностей, которые позволяют уже выводить экономику на путь состояния устойчивого роста. Устойчивый рост необходим не только для того, чтобы получать просто экономические показатели, но и необходим для изменения психологического климата страны. Люди, когда знают, что завтра они будут жить лучше, чем вчера, они совершенно по-другому относятся к жизни.

Это та группа вопросов, которая относится к стратегии реформ, к стратегии нашего развития и привлечения международных инвестиций, в том числе и американских.

Не считаете ли Вы, что интерес США к Украине значительно снизился?
Что касается США, то интерес к Украине не стал меньше, просто внимание отвлекают больше такие страны, как Афганистан, Ирак, Иран, Северная Корея.

Как Вы оцените количество американских инвестиций в Украину?
Инвестиции есть. Конечно же, они, наверное, не соответствуют размаху и мощности американской экономики. Но мы знаем, что привлечение инвестиций зависит от стабильности в стране и прогнозированности ситуации, поэтому то положение в экономике и, особенно, в управленческой сфере, которое смогла в короткие сроки обеспечить действующая власть, позволяет рассчитывать на значительный приток иностранного, в том числе и американского, капитала.

Как обстоят дела с соглашением об ассоциации с ЕС, в том числе в части создания зоны свободной торговли? Когда это соглашение может быть подписано?
По моим прогнозам, оно будем подписано, как только мы завершим наши переговоры по этому соглашению. Соответственно, работая профессионально в этой сфере, я не называю конкретных дат. Но естественно, мы стараемся для того, чтобы выйти на максимальный результат до конца этого года. Хотя мы никогда не собирались и не собираемся достигнуть результата только для того, чтобы уложиться в какой-то срок. Правило это не работает на пользу дела.

Но есть достаточно серьезный прогресс по целому ряду направлений, в частности и по линии создания зоны свободной торговли, и по самому политическому документу, и по либерализации визового режима. У нас действительно есть существенные сдвиги в визовой тематике, поскольку уже 40% виз выдаются бесплатно, количество отказов уменьшается.. У нас наконец-то появился инструмент мониторинга реальной ситуации с выдачей виз, мы отслеживаем любые случаи немотивированных отказов, проявления неуважительного отношения к нашим гражданам в консульских отделах европейских диппредставительств и всегда оперативно и четко ставим соответствующие вопросы перед послами тех или иных стран ЕС. Общая картина сейчас, конечно же, меняется к лучшему.

Как Вы думаете, ситуация с экономикой Греции скажется каким-то образом на переговорном процессе Украины и ЕС?
Естественно, что проблемы внутри ЕС привлекают у руководства Евросоюза самое большое внимание. Руководство стран-членов ЕС сейчас сосредоточено на проблемах, которые влияют на стабильность евро, как общей валюты большинства стран, которые влияют на макроэкономические показатели ЕС, как экономического конгломерата. В этом плане, наверное, ничего позитивного конечно нет. И это, конечно же, оттягивает те ресурсы, которые могли пойти на развитие институтов, на оказание технической помощи, в том числе нашей стране. Хотя на самом деле, помощь, которая направляется Греции, выделяется не за счет тех ресурсов, которые выделены на текущие программы, в том числе и в отношениях с Украиной, а за счет дополнительных источников.

В последние годы Румыния проводит активную информационную политику по линии территориальных претензий к Украине. Киев в этом плане существенно проигрывает. Уделяете ли Вы этой проблеме особое внимание, и как Украина собирается защищать свои границы в случае, если Бухарест будет настаивать на пересмотре линии размежевания по Дунаю?
Думаю, будет правильным признать, что по целому ряду вопросов, от транзита грузов по Дунаю до разработки углеводородных ресурсов на Черноморском шельфе, Украина и Румыния являются естественными конкурентами. Есть, конечно, и сферы, где мы тесно сотрудничаем и выходим на уровень партнерства. И одна составляющая наших отношений вовсе не исключает другую.

Сразу хочу подчеркнуть, что Киев не намерен пересматривать линию прохождения границы с Румынией, закрепленную договором от 2003 года, на любом ее участке, даже если речь идет о необитаемом островке на Дунае. В последнее время МИД достаточно активно разъясняет нашу позицию по спорным с Румынией вопросам и для украинских, и для международных СМИ. Могу заверить украинских граждан в том, что внешнеполитическое ведомство максимально настроено на отстаивание наших интересов в диалоге с Румынией. 27 апреля в Киеве состоялись достаточно откровенные и конструктивные переговоры между заместителем министра иностранных дел Украины Константином Елисеевым и государственным секретарем МИД Румынии Богданом Мазуру. Мы четко дали понять нашим румынским коллегам, что имеющиеся у нас с ними отдельные разногласия не должны становиться вопросом в повестке дня отношений Украины с ЕС. И с этой нашей позицией Бухарест согласился.

На Ваш взгляд, стоит ли Киеву сейчас признавать независимость Абхазии и Южной Осетии?
Этого вопроса, как и вопроса о признании независимости Косово, нет в украинской внешнеполитической повестке дня.