Все публикацииПолитика

Парламентский гоголь-моголь

«Черный четверг» спикер Литвин уже переживал. 8-го апреля 2004-го, в день провала кучмовских конституционных изменений, он, по сути, похоронил себя, как самостоятельного политика. Шесть лет спустя – 27-го апреля 2010-го, пережил «черный вторник». Благословив «харьковский пакт», похоронил себя повторно. Вероятнее всего, навсегда. Заодно с собой – еще и оппозицию. Зато – полностью легитимизировал абсолютную власть Януковича.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Парламентский гоголь-моголь
Фото: EPA/UPG

Утром вторника кулуары ВР были непривычно пусты – вся голосующая публика сосредоточилась в сессионном зале. Наблюдающие за голосующими – на балконе. Сочувствующие – на подступах к Раде, отделенные от белокаменного здания шестью (!) рядами ОМОНа. Все приготовились к большой бойне. Такой, которую, за годы Независимости, эти стены не видели.

Фото: Макс Левин

К десяти часам ровно все заняли «исходные позиции». Секторы БЮТ и НУ-НС покрывали государственные флаги. Расчет был прост: не пускать сюда «регионалов», во избежание голосования карточками «перебежчиков». «Для надежности» гнезда для карточек были также забиты мелким мусором, картоном и залиты клеем. Отдельную «линию обороны» меньшевики выстроили возле кресел внефракционных.

По краям желто-голубое полотнище «украшали» надписи: «Государственной измене – нет!». По краям его придерживали нардепы, к категории «боевиков» не относящиеся. Которые поретивее – создавали «пробки» в проходах, блокируя подступы к трибуне. Саму трибуну оккупировали уже «регионалы».

Появление в зале спикера встретили завыванием сирен и дружным «Ганьба!». В Литвина полетели яйца. Не одно, не два яйца – с два десятка минимум. Спикер кое-как прикрывался руками. Получалось не очень: за несколько секунд – пока не подоспела охрана со спасительными зонтиками – его недешевый костюм являл собою жалкое зрелище.

Фото: Макс Левин

Вести сессию из-под зонтиков – такого ВР еще не знала. «Защита» Литвина оппозиционеров еще больше раззадорила – его продолжали бомбардировать яйцами. Попадали, преимущественно, в стену или в охранника, «страховавшего» отступление – двери правительственной ложи. Раз бодигарду угодили в место, которым, по выражению Черновецкого, «мужчины обычно гордятся». Он не шелохнулся, хотя – даже с балкона было видно – как лицо перекосила гримаса боли, лишь отер растекавшийся желток буфетной салфеткой. Через секунду этой же салфеткой Литвин утирал полу пиджака и стол президиума перед собой.

В зале, то тут, то там, вспыхивали драки. Не стычки «на камеры», как обычно бывает в зале, именно драки. Ожесточенные, жестокие – с настоящими ссадинами и разбитыми носами. Позже парламентские старожилы – нардепы и журналисты, обсуждая произошедшее, сходились во мнении: подобного не было даже в апреле 2004-го – при попытке внесения изменений в Конституцию (не хватило всего четыре голоса).

Хотя, в ту пору, и сирены выли, и потасовки случались, и по спинкам кресел депутаты прыгали, и Литвин – с переносным микрофоном – вынужден был вещать из боковой ложи, а не из президиума (его туда просто не пускали).

Уважая право друг-друга на проявление гражданской позиции и даже – на «рисовку» перед журналистами, депутаты не скатывались до уровня дворовых разборок.

- Мы тогда с Сережей Осыкой в проходе немножко потолкались. Ну, культурно так... Не то, что сейчас, - вспоминал один из главных драчунов четвертого созыва Николай Рудьковский, забредший сегодня в Раду «на огонек».

- Да, я подобного тоже не помню! - на ходу бросил Нестор Шуфрич, ранее отличавшийся на полях парламентских сражений.

В 2004-м максимальным уроном считалась оторванная пуговица. В 2006-м депутаты просто «игрались в войнушку». В 2010-м – готовы были драться не на жизнь, а на смерть. В буквальном смысле.

И это были даже не дворовые разборки – бои без правил на спецзоне. Жаль, Янукович не присутствовал – подтвердил бы.

От оппозиции больше всех «отличился» Юрий Грымчак, от власти – Олег Царев и Дмитрий Шенцев. Активное участие, само собой, принимали Эльбрус Тедеев и Владислав Лукьянов. Этим, по-моему, все равно, кого мочить.

Фото: Макс Левин

У трибуны, в проходах, под правительственной ложей, депутаты переплетались в живые комки – таскали друг-друга за волосы; перехватывали – придушивая, шеи; за ноги вытягивали с оккупированных мест. Лилия Григорович, уложившая волосы в косу – «под Тимошенко», приподнявшись из правительственной ложи, поливала БЮТовцев и «регионалов» водой из бутылки – пыталась разнять. Правда, понять, где сердечные, где – бело-голубые, где – оранжевые, представлялось весьма затруднительным. Коней в зале не было, но люди меж собой смешались порядочно.

Литвин при этом умудрялся вести сессию. Презрев тот факт, что в зале зарегистрировалось 211 нардепов – менее половины. Начал с приведения к присяге новых депутатов. Регионалы теснили НУ-НСовцев по правому флангу – сектор «оранжевых» депутатов освобождали от национального флага.

Вдруг в этом правом проходе что-то вспыхнуло. Повалил густой, едкий серо-зеленый дым. Андрей Парубий подхватил дымящийся предмет, вынес из зала. Оказалось – шашка.

Пока нес – дым достаточно распространился. Депутаты начали кашлять, вытирать слезившиеся глаза. У кого были носовые платки – а таких оказалось немного – дышали через них. Василий Хара повязал платок на лицо, уподобившись боевику. Виктор Корж – прикрывал лицо пиджаком.

Дым застилал все вокруг. Пределы видимости резко сокращались. Партер тонул в зловонной туче. Кто бросил шашку, осталось невыясненным – БЮТовцы, регионалы и НУ-НСовцы, в последствии, тыкали пальцем друг на дружку.

Фото: Макс Левин

Литвин на происходящее не обращал ровно никакого внимания – продолжал вещать из-под зонтиков. В любой другой день, он бы встал и, гордо развернувшись, вышел вон. Пристыдив бы потом депутатов так, что им, на ближайшие полгода, было б неповадно. Но, Владимир Михайлович сидел недвижимо, как памятник. Прояви спикер принципиальность, потребуй отложить волеизъявление до наведения порядка; потребуй пересчитать «поголовье» депутатов – во избежание голосования чужими карточками, никакой ратификации не случилось бы. Однако, Литвин, член правящей коалиции, отложил свои принципы подальше. Размазанные, они стекали по стене, вместе с белками и желтками.

В 2004-м его упорство, в ведении сессии откуда угодно, только не из президиума, пояснялось просто: кто ж осмелится ослушаться Кучму с Медведчуком? Тем более он, выкормыш гнезда Леонида Даниловича? Он, ходивший под дамокловым мечом «дела Гонгадзе»…

В 2010-м Литвин сам, своими руками, «слепил» из Януковича Кучму. Поспешил слепить, поскольку Януковичу до Кучмы (по масштабам государственного мышления, по крайней мере) - как Ляшко до Барака Обамы.

От чего Владимир Михайлович наверняка первый и пострадает. На «чего изволите» отвечают не «спасибо» - «пошел вон!». Может, не самая удачная аналогия, но в Крыму, где власть, целиком и полностью, сформировали его сторонники еще в 2006-м, Янукович именно так и поступил. И, «по понятиям», кстати, был абсолютно прав. Демократия «по Виктору Федоровичу» это – порядок. Диктат сильнейшего, следует понимать. Самодурство, точнее.

Фото: EPA/UPG

Из-за задымления, возникла суматоха. Двери в кулуары распахнули настеж. В кулуарах, в свою очередь, распахнули окна. В зал потянулись офицеры охраны – искать источник задымления (который, как было сказано, уже «эвакуировали»), просочилось несколько фотографов.

Воспользовавшись заминкой, регионалы стягивали с рядов НУ-НС желто-голубой флаг. Точнее, не стягивали – срывали, кромсая его на куски. Так, словно это вовсе не один из символов суверенитета их родной страны.

В президиуме, повязавшись другим прапором - ЧФ, с серпом и молотом, исполнял танец папуаса, коммунист Царьков. Извиваясь в безумной пляске, правой рукой он пытался подсунуть Литвину какую-то голубую картонную папку. Левой – сгребал со стола желтки со скорлупой, да запускал их обратно в зал. Депутаты НУ-НС из правительственной ложи переместились в свой освобожденный от флага сектор, их места стали занимать – как и положено – министры. Появление Шуфрича приветствовали одобрительными возгласами.

Литвин не прекращал телефонных переговоров – докладывал о чем-то трубке, пытаясь перекричать шум зала. Посмотрев на него, на Шуфрича, я вспомнила, как последнего поддразнивали в 2003-2004-м – «Нестор-телефонист». За то, что держал постоянную мобильную связь с главой АП Виктором Медведчуком.

С кем держал связь Литвин, история умалчивает, но за его спиной неотступно маячила сутулая фигура вице-премьера Клюева. За Клюевым – неясно, как здесь оказавшегося - одного из «личников-охранников» Януковича.

Схватки под трибуной продолжались.

Периодически из кучи дерущихся «вырывались пострадавшие. «Первым пошел» Владимир Карпук – из разбитого носа хлестала кровь. За ним – Владимир Вязивский, также с окровавленным лицом. Дальше мужчины под руки оттаскивали от объектов ее нападок разбушевавшуюся Катерину Лукьянову из НУ-НС – дама не желала игнорировать потасовку. В ту же минуту откуда-то из-под правительственной ложи вынырнул маленький хиленький оппозиционер и, расталкивая локтями коллег, бросился наутек – в сектор БЮТ. За ним – перепрыгивая кресла, гнался Олег Царев. Мало чем отличающийся от здоровенной гориллы, Царев залепил бедолаге такую оплеуху, что тот рухнул на спину – между рядов. Унимать Царева никто не решался – разбушевавшийся Кинг-конг, это вам не шутки.

После боя выяснилось: у Мойсыка и Кириленко лица в ссадинах, Олесь Доний госпитализирован с сотрясением мозга.

Спикер, тем временем, объявил рассмотрение вопроса о ратификации. Зал взорвался воем сирен и улюлюканьем. Из центра в президиум опять полетела шашка. Поджег осуществил, по словам депутатов, Юрий Грымчак. «Регионалы», не теряя времени, кинулись на штурм БЮТовского сектора, прикрытого флагом. Типа – проверить, нет ли там шашки, хотя, все видели: шашка юлой вилась у подножия трибуны. Флаг вновь был порван на куски. Катерина Лукьянова чуть не плакала, вертя в руках лоскутки от национального знамени.

Слово получил Олег Билорус – глава «международного» комитета Рады. Короткий спич его никто не слушал – публика переключила внимание на появившегося в зале Николая Азарова. Он, гордо и степенно, прошествовал со стороны президентской ложи. За ним семенил охранник с зонтиком. Развернувшись к залу, Азаров поднял руки в победном приветствии. Запасы яиц у меньшевиков, к тому моменту, уже иссякли.

- Комитет считает ратификацию невозможной, - заключил Билорус.

Литвин его проигнорировал: поставил вопрос на голосование. Через пару секунд табло высветило 236 "за".

Фото: Макс Левин

Пока шло волеизъявление - оппозиционеры никаких действий не предпринимали, стояли абсолютно неподвижно. Чем выдали суть происходящего: они изначально знали, что голосов коалициантам хватает и вся эта склока требовалась исключительно «для картинки». Причем такой, которую б не смог обойти вниманием ни одни мировой телеканал. Такой, чтоб ни у кого не возникало сомнений: оппозиция в Украине мощная, инициативы Президента претят половине депутатов и большинству простых граждан.

Жаль, картинка не отобразит: вторничным «шоу ради шоу» так называемая оппозиция продемонстрировала власти свою «игрушечность», несерьезность, всю свою слабость. Де-факто – отсутствие в стране реальной оппозиции. Ибо реальная оппозиция начинает борьбу не с закупки шашек и не с мордобоя – с инициирования общественной дискуссии относительно ноу-хау власти. Так, чтоб вердикт выносила не кучка лидеров меньшинства – общество. Другое дело, современное украинское общество не всегда понимает: вопрос ЧФ для него не менее важен, чем цены на рынке и возврат долгов Сбербанка. Оттого и позволяет власти иметь себя, извините за грубость, как только угодно. В том числе – в извращенной форме. Страсбургские заявления Януковича иначе не назовешь. Лично Виктор Федорович может, конечно, не признавать Голодомор Геноцидом, не считать Бандеру Героем, но заявлять об этом в ПАСЕ накануне тематического голосования, успешности которого для Украины Ющенко добивался пять лет – значит полностью нивелировать понятие «преемственности власти». Значит, выставить свою страну, народ, себя, наконец – на смех всему миру. Значит, загонять в дурацкое положение парламенты стран, уже признавших: Голодомор – таки Геноцид. Значит, продемонстрировать непоследовательность, беспринципность, неуважение к мнению доброй половины граждан. Еще раз: никто не обязывает его мнение это разделять, но считаться с ним – как гарант Конституции – он однозначно обязан.

Фото: Макс Левин

Депутаты Виктора Федоровича придерживались, конечно, качественно иного мнения. Министры – тоже, с премьером Азаровым включительно:

- Сегодня мы приняли два исторических решения, открывающих стране путь к выходу из кризиса, - заявил журналистам Николай Янович, комментируя ратификацию и утверждение бюджета. До правок Регламента – освящающих функционирование в Раде ни одной – нескольких оппозиций (в том числе – «карманных», «ручных» для власти), к моменту, когда он вышел на брифинг, дело еще не дошло.

- Референдум? – поразился он вопросу «ЛБ». - Нет, никакой необходимости в его проведении уже нет. Тем более, 60% граждан нас поддерживают, социология это свидетельствует.

Перепроверить мнение граждан бело-голубым необходимостью не представляется. Даже «задним числом». Хотя, по хорошему, это б следовало сделать до принятия столь значимого решения.

Перепроверить хотя б ради приличия. Чтоб ни у кого, даже самого «маленького» украинца, не возникало ощущения «без меня меня женили». Зачем? Люди проглотили ЧФ – проглотят все остальное. В конце-концов, «бачили очі, що купували».

Показательным стал ответ Николая Яновича на вопрос российского корреспондента:

- Каким вы видите дальнейшее сотрудничество с оппозицией? Жизнь не заканчивается, вам ведь еще работать вместе.

- Что?! Какая оппозиция!? Эта, так называемая оппозиция, подписала кабальные соглашения на 450 долларов за тысячу кубов, - взорвался Азаров.

И был, как ни прискорбно признавать, прав.

Неподалеку от него со СМИ общался Ефремов.

- Вашим депутатам не стыдно было национальный флаг на куски рвать? – вклинился «ЛБ».

- А мы не рвали ничего, - заявил он, не моргая. - Наши депутаты освобождали коллегам рабочие места, чтоб те могли проголосовать. А не стыдно портить госимущество на тысячи гривен?

Фото: Макс Левин

- Мудаки они, эти оппозиционеры, - откровенно признался в частной беседе один из главных бело-голубых штурмовиков. - Если б они не начали кидать яйца, шашки, у нас бы не было повода начать драку и неизвестно еще, как бы все развивалось. Нам-то требовалось освободить сектор внефракционных, прежде всего, от этого зависело количество голосов.

- Нам нужно сделать так, чтобы этот парламент был переизбран, но уже под давлением народа. Завтра я еду в регионы – объяснять людям случившееся, поднимать всех на борьбу, - срываясь на крик, вещала Тимошенко.

- Юлия Владимировна, Путин говорил, вы ему сами предлагали продлить срок пребывания ЧФ в Крыму, в случае своего президентства, - СМИ были настроены скептически.

- Нет, я выступала против. Всегда. Моя позиция была публичной и прозрачной – как до кампании, так и во время нее.

- Так, кто врет, вы или Путин?

- Слушайте, все что хотела, я сказала, - отрезала она.

Фото: Макс Левин

«Отыграв» «обязательную программу» в Раде, Тимошенко двинула на улицу – в народ. Под Радой бушевал митинг. По количеству и «качеству» митингующих – почти такой же, как в первые дни Майдана.

Фото: Макс Левин

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua