Все публикацииПолитика

Янукович: «Я забил в рабочие планы»

Изначально, планировалось улучшать жизнь только региональных журналистов. На встречу с Лидером в Киев их приглашали заранее, тщательно «фильтруя» претендентов. Поскольку встреча анонсировалась довольно широко – тут же начались проблемы с аккредитацией.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Янукович: «Я забил в рабочие планы»
Фото: Макс Левин

От желающих послушать главу государства в АП отбоя не было. Желающим из всеукраинских СМИ отказывали на основании того, что

а) они центральные, а не региональные;

б) среди их учредителей нет … госструктур.

Последний аргумент пускали в ход, когда у кого-то обнаруживались таки «корни» на местах (как, допустим, у «ЛБ», имеющего днепропетровское происхождение).

Дисквалифицированные СМИ справедливо возмутились, электронные – даже разразились гневными новостями. Спохватившись, в АП таки пошли на попятную. К вечеру среды на официальном сайте главы государства появилась стыдливая приписка «все, кто не успел оформить аккредитацию, могут сделать это на месте, не менее, чем за час до начала мероприятия».

Утром четверга в холле АП яблоку негде было упасть. Делегации из областей все прибывали, столичные коллеги кучковались в сторонке – ожидали новых списков. Списки, следует отдать должное помощнице Герман, подоспели оперативно. Правда, проверка на безопасность, прочие формальности, времени заняли столько, что в зал киевские журналисты попали минут за десять до начала пресс-конференции. То есть, когда занимать места у двух микрофонов – для того, чтобы задать вопрос гаранту, было уже поздно. Хочешь быть услышанным – приходи за час – минут сорок. На подобного формата мероприятиях действует золотое правило: кто первый встал – того и тапочки. Иногда представители пресс-службы интересуются: какой именно вопрос намерен озвучить журналист. Интересуются у тех, «у кого можно», то есть у тех, кому в голову не придет придать «договоренность» огласке. Таким гражданам вопросы иногда даже на бумажку выписывают.

Официальная мотивация пресс-службы, в подобных случаях – «чтоб вопросы не повторялись». На деле, они почти никогда и не повторяются. Журналисты, как правило, сами договариваются между собой: кто о чем спросит. Также – кто повторит вопрос, если четкий ответ не будет получен сразу. Договариваются, чтоб все, действительно важные, темы были затронуты. Но, это если пул невелик – все друг-друга знают, все друг-другу доверяют и никаких разногласий относительно «тем важных и актуальных» не возникает.

Тут подобное «планирование» представлялось фантастикой. Региональные СМИ, воспользовавшись «временной форой», плотно оккупировали оба микрофона. «Левый берег» уныло пристроился «в хвост» первой очереди. Передо мной – пятеро коллег. Столько же у второй стойки.

«Подвижность» очереди напрямую зависит от «болтливости» выступающего. Так, рассказывая о госбюджете, Ющенко успевал доложить о «дытыне-сыротыне», о Триполье, о Тимошенко (куда ж без нее!), национальной памяти и т.д. Для ответа на один вопрос ему требовалось от 12 до 30 минут. Соответственно, за двухчасовую пресс-конференцию, «по сути» Виктор Андреевич успевал сказать совсем чуть-чуть.

Виктор Федорович, в этом плане, не столь безнадежен: умеет коротко и емко формулировать мысли. Впрочем, не всегда этим своим умением пользуется.

В четверг он его полностью сконцентрировал во вступительном слове.

- Прошло полтора месяца, но мы успели принять решения, позволившие застабилизировать ситуацию. Политическая ситуация у нас сегодня стабильная! - гордо заявил Янукович. – Чвары при власти привели страну к разрушению, а последние два года, так вообще происходило ее уничтожение… Правительство не подчинялось ни главе государства, ни парламенту. Это – не просто падение, от которого все мы сильно пострадали. Мы, как говорят, упали головой вниз. Особенно – в сравнении с соседями…

Я посмотрела на Януковича. Мощная его фигура возвышалась над казавшейся миниатюрной трибуной президиума. Он вовсе не походил на человека, упавшего головой вниз.

- Разворованы средства, полученные Украиной по Киотскому протоколу. И это – наш позор.

Последнее слово Виктор Федорович, довольно грамотно, в отличие от Николая Яновича Азарова, научившийся изъясняться на государственном языке, ввернул почему-то по-русски.

- Разворовывание и злоупотребление – признаки работы этого правительства (Кабмина Тимошенко, в смысле, - С.К.).

Забавно, Президент критикует не предшественника своего – прежнего главу государства, а прежнего Премьера, при этом обо всем говорит так, будто сегодня сам занимает не президентское – премьерское кресло, - подумала я про себя.

Сергею Левочкину мысли мои, видимо, передались – он опустил глаза в папку, отмеченную полоской красивой гофрированной бумаги: «материалы к пресс-конференции Президента». Левочкин сидел в одном из центральных рядов. Герман стояла, причем на некотором от него отдалении – как бы акцентируя свою автономность «від талановитої молодої людини», как она язвительно именует главу АП.

Янукович, тем временем, рассказывал о газе. О том, какого успеха намедни добился в Харькове.

«Формула газовой любви» от Виктора Федоровича - 40 млрд экономии за 10 лет.

- Мы экономим уже с 2010, а не с 2017! Дорога ложка к обеду, как говорят! – весело заявил гарант.

- Да! – веско вставил Юрий Бойко. Министр топлива и энергетики слушал патрона (кто ж сомневается: его патрон – Янукович, не Азаров!), стоя плечом к плечу с Анатолием Могилевым и Валерием Хорошковским.

Со стороны троица смотрелась забавно: в центре – громадный Могилев, справа – низенький Хорошковский, справа – широкоплечий Бойко.

- Лесенка, - хихикнул фотограф, вприсядку – чтоб не мешать трансляции – передвигавшийся по проходу.

- Значит, ежемесячно мы экономим 330 миллионов. Только в этом году получается 3 миллиарда, в следующем – четыре. Да! Мы считали! – Виктор Федорович занимал присутствующих «веселой математикой». Что любопытно – не подглядывая в бумажки – цифры чеканил по памяти.

Добавил:

- Кроме того, мы сняли все вопросы, какие у нас были по штрафам. (за недобор газа, - С.К.)

Зал застыл почтительным молчанием.

Поделившись еще планами по борьбе с коррупцией, намерением «поотбивать руки чиновникам», химичащим с возвратом НДС, Виктор Федорович резюмировал:

- Ну, готов отвечать на вопросы. Только я сяду, чтоб мы с вами были на равных, так сказать, - хитро усмехнулся, делая шаг к президиуму.

- Уважаемые коллеги, работаем 45 минут, - проинформировал Денис Иванеско – пресс-секретарь Лидера – по убеждению, а не по назначению.

Настал звездный час коллег из региональных СМИ.

- Наш живописный край от Черного моря далеко, но, все же, хотелось бы узнать о причинах вашего решения по ЧФ, - донеслось от первого микрофона.

Расплывчатая формулировка Януковичу понравилась – разъяснил обстоятельно.

«Живых денег» за ЧФ, мы, мол, все равно не получали – стоимость аренды Россия нам «списывала» за прежние долги.

- Меня спрашивали: как я к этому отношусь? Я отвечал, что отношусь к этому плохо! – глубокомысленно изрек Янукович. В зале никто, почему-то, не засмеялся.

- Были специалисты, рассчитывавшие стоимость годовой аренды. Там очень сложная формула, - пауза, - Мы их нашли, - пауза, - тех, кто, как говорят, расчеты делал.

Зал напряженно хихикнул. Выдержав еще одну паузу, Янукович недобро как-то улыбнулся – будто подтверждая «своевременность» хихиканья публики.

- Я их спросил: а какая была методология этих расчетов? Потому что тогда, в 1997-м, Россия на это не согласилась. Это были, как говорят, «хотелки» с нашей стороны.

Однако, в 2010-м Виктор Федорович умудрился устроить так, что отныне за ЧФ мы станем получать от РФ 98 миллионов долларов «живых денег» ежегодно.

Как именно умудрился – излагал доходчиво и обстоятельно. Украдкой поглядывая на часы, Иванеско чуть заметно улыбался – заявленные 45 минут таяли. Виктор Федорович заговорил о планах по возобновлению добычи урана – Денис улыбнулся еще раз.

- Виктор Федорович, какая польза от общественных советов, которые сейчас создают (при министерствах, - С.К.)?, - справилась миловидная блондинка из «моей» очереди.

- А в какую страну вы поедете в следующий раз? – поддержал ее первый микрофон.

Денис сиял. Рекомендовать вопрошающей внимательнее читать график Президента никто, почему-то, не стал.

- Что вы думаете о намерении Донецкого горсовета упразднить райадминистрации? – поинтересовался коллега из шахтерской столицы. Но, первый заданный, им же, вопрос, оказался, однозначно, самым глубокомысленным. Дословно звучал он так:

- Расскажите подробнее о своем вашингтонском и харьковском прорыве.

Задан был после того, как Янукович посвятил ЧФ минут 15, урану – 10.

Коротко повторив – не без удовольствия – уже озвученное, Янукович пообещал местным СМИ встречаться с ними «регулярно и постоянно».

- Уважаемые коллеги, спасибо…, - блюдя строгий график главы государства, Иванеско попытался коротко попрощаться.

Терять было нечего.

- Виктор Федорович! – передо мной в очереди оставалась еще одна девушка, но более медлить возможным не представлялось. - Центральные СМИ! Один вопрос!

Микрофоны журналистов уже выключили, но Янукович, на мое отчаянное восклицание, таки обернулся.

- … Пресс-конференция окончена. Спасибо, - Денис был неумолим. Мы пытались перебить друг-друга, зная: кто первый собьется – тот и проиграл.

- Пусть! – Янукович махнул ему рукой, - это ко мне, - неожиданно проявил благосклонность.

- Базирование ЧФ до 2017-го года – норма Конституции. Вы референдум проводить намерены? – выпалила я, стараясь уместить максимум смыслов в минимум времени. - И второй вопрос…

- Пресс-конференция закончена! – не выдержал Денис.

- Второй вопрос насчет Богатыревой, - не сдавался «ЛБ», - уходя из ПР, она весьма нелестно о вас отзывалась (в памяти тут же всплыл "танк, потерявший управление», как окрестила Раиса Васильевна Виктора Федоровича, да ее бессмертное: «к Януковичу не вернусь, даже если он на колени встанет". Озвучивать воспоминание, правда, не стала – рисковала остаться вовсе без ответа)… Вы, однако, переназначили ее главой СНБО. Вы ей все забыли и простили?

Денис – человек, по жизни, добродушный и очень позитивный – глядел исподлобья.

- М-м-м, - довольно протянул гарант. - Как только будет принята соответствующая законодательная база для проведения референдума в Украине, таких вопросов будет много - по которым мы должны будем сверять точку зрения с украинским народом. И такую систему, в перспективе, нужно будет вводить по некоторым таким вопросам, я бы сказал так, которые очень волнуют общество, - зал заметно оживился. - У меня есть такие намерения - этот вопрос обсудить с людьми, общественностью. Я забил это в свои планы рабочие, как говорят. Что там у вас второй вопрос?

- Богатырева, - я повысила голос – микрофон меня уже напрочь игнорировал.

- А, Богатырева…, - пауза, - Скажу открыто, откровенно… - пауза, - С политической точки зрения я не изменил отношения к Раисе Васильевне Богатыревой, - Янукович опять умолк – передвинул две папки, лежавшие перед ним на столе, - Вы, наверное, обратили внимание, что и в составе правительства, и администрации президента есть люди, которые представляют политические силы не те, с которыми мы шли на выборы. Не те, - сказал, чеканя каждый звук, - И отдельные политики есть. Но, как мы приглашали или привлекали их к этой работе… Приглашали, естественно. Мы их приглашали как специалистов. Это самое главное. Во-вторых, с точки зрения того, какую пользу они могут принести стране, обществу...

Голос гаранта неожиданно ослаб:

- Видите, даже у меня микрофон выключают. Без моего разрешения! - рассмеялся Янукович, хлопая по кнопкам своего "громкоговорителя".

- Да, так вот. Потому я принял решение такое по целому ряду специалистов (не только по Богатыревой) - посмотреть на них, на что они способны. Если они будут отвечать требованиям – они будут работать.

- Спасибо! – торжественно выдохнул Иванеско, удачно вписавшись в возникшую паузу.

- До встречи. Спасибо вам, - подтвердил Янукович, вставая из-за стола.

Все фото: Макс Левин

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua