Все публикацииПолитика

Отставка «диоксинового прокурора»

Дело об отравлении Виктора Ющенко спустя пять с половиной лет после выборов-2004 так и не расследовано, а «профильная» следственная группа Генпрокуратуры в очередной раз обезглавлена.

Егор ЧечериндаЕгор Чечеринда, журналист
Отставка «диоксинового прокурора»
Фото: www.segodnya.ua

Ее уже бывший руководитель Галина Климович написала рапорт об увольнении из «прокурорских» органов в связи с выходом на пенсию. Ее «почетное» место уже занял следователь по особо важным делам ГПУ Владимир Проскурник. В прокурорской «конторе» о нем говорят как об опытном профессионале, входившем в состав следственной группы по расследованию обстоятельств гибели Вячеслава Черновола. Проскурник уже руководил «диоксиновой» спецгруппой ГПУ до Климович и фактически вернулся на место, которое занимал два с половиной года назад. Таким образом, за пять с половиной лет следствия «у руля» группы сменились уже пять руководителей.

Галина Климович – самый яркий следователь в деле «отравления» Ющенко. За два с половиной года Галина Ивановна весьма преуспела не столько в приближении к истине в деле, сколько в укреплении собственных позиций в Генпрокуратуре и в украинском социуме вообще. Так, за Климович, по решению Ющенко, был закреплен бронированный «Мерседес», на котором в свое время ездил сам Леонид Кучма – еще в бытность президентом Украины, ей была предоставлена круглосуточная охрана и был выделен целый этаж в помещении следственного управления Генеральной прокуратуры. Накануне старта президентской гонки-2010 Галина Ивановна разразилась интервью, в котором весьма ультимативно заявила, что у нее, мол, есть достаточно материалов, чтобы поставить крест на политической карьере многих украинских политиков (в том числе – и кандидатов в президенты), а некоторых даже заставить «грызть шконку».

Фото: www.segodnya.ua

Действительно, как выяснила временная следственная комиссия парламента под руководством нынешнего «силового» премьера Владимира Сивковича, группа Климович среди прочего активно занималась мониторингом трафика и «прослушкой» телефонных разговоров. Среди списка номеров, полный мониторинг которых Галина Климович потребовала от мобильных операторов (а таких по данным комиссии – 18 тыс.), были телефоны народных депутатов и даже самой Юлии Тимошенко. Параллельно следователи Климович вызывали «всех и вся» на допросы на улицу Борисоглебскую. Ходили туда и депутаты, и журналисты, и даже футболисты. Так, игроки британского «Челси» и итальянского «Милана» (на тот момент) Андрей Шевченко и Кахабер Каладзе получили повестки на допрос в ГПУ лишь потому, что приобрели свои авто в салоне, принадлежащем бизнесмену Томасу Цинцабадзе. Именно он был водителем автомобиля, привезшего Давида Жванию и Виктора Ющенко на дачу Владимира Сацюка, где и происходила известная «тайная вечеря» в сентябре 2004-го. Сам же бизнесмен после того, как дюжину раз сходил на многочасовые допросы к следователям Климович, был вынужден бросить свой бизнес и уехать в американскую Флориду.

Результатом подобного следовательского «коллективного творчества» стали целых 300 томов уголовного дела, которые Галина Климович берегла как зеницу ока даже от руководства ГПУ в лице Александра Медведько. Де-юре куратором группы был его зам Николай Голомша, однако де-факто Галина Ивановна отчитывалась лично президенту Виктору Ющенко, продолжая безапелляционно утверждать, что его таки отравили диоксином именно на даче Сацюка и что организовал это чуть ли не сам бывший глава СБУ времен Леонида Даниловича. Мол, подтверждения этому факту есть в материалах 300-томного дела.

Подобная «сказка про белого бычка», видимо, длилась бы еще очень долго. Как утверждают источники в ГПУ, договоренность о том, что Галина Ивановна останется у руля «диоксиновой» группы, была заключена на уровне двух Викторов. Однако после замены Андреевича на Федоровича куратора Николая Голомшу заменил другой зам генпрокурора, «истинно донецкий» Виталий Щеткин. Через несколько дней после инаугурации Януковича Щеткин затребовал для ознакомления все материалы дела, но, как говорят в ГПУ, Климович отказалась привезти их в главный прокурорский офис на Резницкой, предложив Виталию Ивановичу приехать лично к ней и ознакомиться с бумагами в ее присутствии. Якобы в целях безопасности, для исключения возможности утечки. Щеткин вспылил, Климович «огрызнулась» в ответ. Мол, готова уйти в отпуск и вообще оставить руководство спецгруппой. После разговора Климович лишают государственной охраны.

Фото: focus.ua

Галина Ивановна идет на прямую конфронтацию со своим непосредственным руководством и вызывает на допрос новоназначенного «силового» вице-премьера Владимира Сивковича, который во времена руководства следственной комиссией ВР имел депутатскую неприкосновенность и выступал главным публичным оппонентом и «обличителем» Климович. Повестки в ГПУ получают и ближайшие друзья-соратники Сивковича – «топливный» первый вице-премьер Андрей Клюев и «чрезвычайный» министр Нестор Шуфрич.

После подобного «выпада» против сразу трех столпов «бело-синей» партии руководство ГПУ в лице Медведько и Щеткина дает Климович прямое указание готовиться «на выход».

Каковы мотивы подобной самоубийственной «прыти» Галины Ивановны, благоприятная прокурорская перспектива которой, вероятно, согласовывалась на уровне предыдущего и нынешнего владельцев главного кабинета на улице Банковой? Как говорят источники в ГПУ, вероятно, «диоксиновая прокурорша» просто испугалась того, что все ее 300-томное дело лопнет как мыльный пузырь, если с ним ознакомится кто-нибудь другой, кроме самого «отравленного». В такой ситуации ореол «мученицы за правду» выглядит более привлекательным с точки зрения дальнейшего «карьерного роста». Тем более что компромат, добытый Климович на весь украинский политический бомонд за два с половиной года руководства «ющенковской» спецгруппой, во время следующих избирательных кампаний о-о-ой как понадобится. А ведь до новых выборов в парламент осталось чуть более двух лет.

Вот только ответит хоть кто-нибудь и когда-нибудь на главный вопрос осени 2004 года – что случилось с лицом Виктора Ющенко?

Егор ЧечериндаЕгор Чечеринда, журналист