Все публикацииПолитика

Томенко: «Эта кампания – одна из лучших для «регионов». Но, не они выиграли выборы, просто мы проиграли»

Продолжение. Первую часть Николай Томенко: «Единственный шанс для НУ-НС не превратиться во фракцию по «подголосовке» ПР – поменять Мартыненко на Кириленко» читайте тут

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Томенко: «Эта кампания – одна из лучших для «регионов». Но, не они выиграли выборы, просто мы проиграли»
Фото: Макс Левин

«Мы не будем инициировать передел комитетов»

Вернемся к вопросу перераспределения – в пользу нынешней оппозиции - парламентских комитетов. Намерены ли вы отстаивать это свое право?

На мой взгляд, это нецелесообразно. По крайней мере, БЮТ это инициировать не должен. Инициировать надо только то, что ты точно можешь решить. Мы же, не имея своих 226-ти, тут бессильны.

В нынешней Раде нынешняя коалиция – уже третья. Комитеты же поделили еще в начале созыва, по квотному – напомню – принципу и по принципу принадлежности к власти или к оппозиции. Соответственно, правильно было сейчас перераспределить не часть комитетов – в пользу оппозиции, а все комитеты – с нуля. Это, понятно, невыгодно «регионалам», которые вынуждены будут поделиться престижными портфелями; ни коммунистам, вошедшим во власть; ни «литвиновцам», которые, на правах самой маленькой фракции, получили бюджетный комитет. Нам тоже не слишком выгодно: из десяти «оппозиционных» комитетов у БЮТ сейчас два. Учитывая, что к нам присоединился Тарасюк, надо сдать девять, чтоб получить восемь. Процедура, как видим, сложная. К тому же, «передел» - вопрос не только главы комитета, но также его первого зама и секретаря.

То бишь, существующая ныне конструкция ломается полностью и работа Рады, таким образом, будет парализована минимум на месяц.

Комитеты можно перераспределить только при согласии абсолютно всех фракций. Если хоть одна фракция против, это, де-факто, нереально. К тому же, глава регламентного комитета, регионал Ефремов, уже заявил: они, со своей стороны, способствовать этому не намерены.

Значит, за комитеты бороться не станете?

Это – вопрос договоренностей по доброй воле. Кресло председателя освободилось в пяти комитетах, один из них – свободы слова, для нас принципиален. Значит, мы, не имея для него 226-ти собственных голосов, должны быть готовы к тому, что, в обмен на него, уступим какой-то другой комитет. Еще раз: сторонам необходимо садиться и договариваться. Начнем с этого

Кроме комитетов, вам еще важно сохранить целостность своих рядов – чтоб не допустить примыкания «внефракционных» к новой коалиции, создания ими собственной группы. Не говоря о том, что С этой целью, БЮТ даже принял обратно в свои ряды вчерашних изгнанников-предателей: Задирко, Каплиенко, Омельченко. Полгода тому назад – в последнем нашем интервью, вы утверждали, что «за системную работу против БЮТ» Омельченко даже «героя Украины» получил. И как вам теперь с ним вновь в одной-то фракции?

Лично я был против подобного решения фракции. На мой взгляд, то, что в составе БЮТ семеро депутатов постоянно голосуют синхронно с коалицией – не менее вредоносно для имиджа, если б они голосовали так же, но в качестве внефракционных. Или если б голосовали так же, но уже объединенные в группу. Тем более, для того, чтоб они смогли создать группу, требовалось внести, прежде, изменения в Регламент, перепрограммировать систему «Рада» и т.д.

Признайтесь, демарш Полунеева стал неожиданностью? Уж от него-то точно не ожидали?

Да, не ожидали. Как и от Савченко. Впрочем, когда развивался конфликт с НБУ, Полунеев не слишком активничал – чувствовалась его уязвимость по данному вопросу.

А от кого ожидали?

От представителей крупного бизнеса. Те, кто косвенно зависим от власти. Барвиненко карточку сдал давно – это не секрет.

Веревский тоже.

Да, когда он, между первым и вторым туром, неожиданно уехал в Штаты, стало понятно: о своей родной Полтавской области заботиться мало. Хотя, официально в состав коалиции, надо отдать должное, не вошел, но при этом проголосовал за правительство Азарова.

«Исход» из БЮТ будет продолжаться?

Думаю, да. По объективным причинам. Причем не столько бизнесмены. Вы, допустим, депутат, в партии начались чистки и вы понимаете, что в следующий список не попадете. Уйдете? Скорее, да, чем нет, ведь так? Вам, по крайней мере, останется время до конца каденции, которое, в сотрудничестве с ПР, можно провести с выгодой для себя.

«Ошибка «братского» социологического консорциума тура сыграла с нами злую шутку»

Когда начнутся чистки? Тимошенко их то пообещает, то передумает, то опять пообещает…

Пока я не замечал за Юлией Владимировной желания глубинных кадровых, я бы сказал революционных, изменений. Тогда как фракция, многие партийные активисты, настроены очень радикально.

По-человечески Тимошенко я понимаю – не хочет, неизбежного в таких случаях, уменьшения численного состава партии. К тому же, «зачищая» облорганизации мы, тем самым, создадим «кадровый резерв» для новой коалиции.

Но, если сейчас этого не сделать, рискуем существенно снизить собственные показатели на местных выборах.

Сегодня, кстати, у нас, в узком достаточно кругу, была по этому поводу дискуссия. Моя позиция – это не тайна – в том, что действовать надо решительно, но следуя четким, заранее сформированным и всем известным принципам, а не «на глаз» определяя – кто «хороший», кто – «плохой». Вот, два принципа, предложенные мной лично. Первое: нардеп не может быть первым секретарем обкома партии – или одно или другое, поскольку первый секретарь обкома – потенциальный руководитель региона. Второе: критерий формирования избирательного списка должен быть региональным, с вычислением коэффициента исходя из того, сколько голосов в области было отдано за Тимошенко в первом и втором турах. То есть, допустим, если в Одессе результат оказался «не ахти» - в список зайдет не четверо человек, а два. Это на тот случай если нам не удастся, до ближайших парламентских, добиться введения системы открытых – не закрытых, как сейчас – списков.

Объясните, все-таки, почему Тимошенко бросает в крайности относительно целесообразности партийных чисток?

В каждой области у нас ситуация по-своему сложная. Быстрых решений быть не может.

Один из вариантов разрешения споров вы озвучили. Какие еще предлагаются?

Сформировать группу, которая бы «разбиралась» непосредственно на местах. Но, тут очень важны, как мы говорили, критерии

Допустим, во Львове политические активисты конфликтуют с активистам от бизнеса. Не может быть такого, чтоб «киевские ревизоры», демонстративно заняли позицию, скажем, бизнесменов. Тогда как в соседнем регионе – при сходных обстоятельствах – поддержали бы сторону политиков. Они, таким образом лишь заморозили конфликт в партийной организации, а не его разрешили.

«Отсрочка» кадрового «очищения», планировавшегося еще в прошлом году, стала одной из причин поражения в кампанию, как думаете?

Одной из – да, но не главной.

Какие еще перечислите?

Первое. Те, кого мы считали идеологическими союзниками, перед вторым туром здорово нам навредили. Прежде всего – риторикой. Причем не только Ющенко. И Яценюк, и Тигипко – я специально сверял по результатам социологии.Работе с «идеологически близкими» силами БЮТ уделили недостаточно внимания.

Множество голосов «против всех» было получено не только на Западе и в Киеве, но и в Днепропетровске, Запорожье.

Второе – явка. Это «активные» «против всех» - если можно так выразиться – пришли на участки, «пассивные» просто проигнорировали волеизъявление и в этом – вина наших активистов на местах.

Третье. Ошибочно полагать, будто юг страны – наша электорально «мертвая» зона. При определенных усилиях, результат там мог бы быть выше. Пример – та же Одесская область, которая явно отстала от других «южных» областей Не говоря о том, сколько голосов Юлия Владимировна недополучила на родине, в Днепропетровске. Все это – предмет для нашего внутреннего партийного анализа.

Вместе с тем, следует похвалить нашу команду на западе. Они сосредоточились на идеологической работе и оказались правы. Сравнение цифр первого и второго – лучшее подтверждение. Все-таки, для политика идеология важнее любых технологий, проектов. Сколько б мы не выделяли дотаций металлургам, шахтерам, химикам – на чем акцентировалось перед первым туром, «ментально» мы все равно для них «чужаки». У ПР аналогично: сколько денег они не сосредотачивали на западе страны – им там это не намного добавило.

Извините, но разрыва в три процента никто не ожидал – говорили о 5-8%.

Поэтому я и хвалю «идеологов», а не бизнесменов (улыбается).

Откровенная «чернуха» штаба БЮТ, заполонившая эфиры перед вторым туром – про воровство шапок и Межигорья – была, на ваш взгляд, перегибом?

Да. Хотя мобилизация электората, посредством противопоставления «добра» и «зла» - эффективная технология.

Когда, лично для себя, поняли «пропало все»?

После первого тура. Хоть вслух, понятно, этого не говорил. Ошибка «братского» социологического консорциума после первого тура сыграла с нами злую шутку. Многие поверили в то, что разрыв действительно невелик, расслабились…

Когда это поняла Тимошенко, как думаете?

Она верила в победу до последнего. Признаться, на «оперативках» мы не обсуждали варианты поведения на случай проигрыша. Опасались, чтоб в СМИ не попала информация о том, что мы готовимся к проигрышу (улыбается).

Вы были противником ее похода в ВАСУ?

Да. И говорил об этом открыто. Хотя, по результатам тематической социологии, которую мы потом провели в Киеве, оказалось, что электоральных потерь это не повлекло.

Изначально она не собиралась судиться. Хотела уйти в оппозицию сразу же – по европейскому образцу. Почему передумала менее, чем за сутки?

Сложно сказать. В тот день я участия в совещаниях не принимал. Чем раньше мы бы закрепились в оппозиционной нише, тем было бы лучше – Тигипко с Яценюком это не оставило б никаких шансов.

К слову, на ряде совещаний после второго тура, Тимошенко, правда, в узком кругу, признавала: «регионы» - молодцы, кампанию провели грамотно и победу заслужили. Вы данное мнение разделяете?

Я скажу так: эта кампания – одна из лучших для «регионов». Но, правда в том, что не они выиграли выборы, просто мы проиграли.

Все фото: Макс Левин

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua