Все публикацииПолитика

Николай Томенко: «Единственный шанс для НУ-НС не превратиться во фракцию по «подголосовке» ПР – поменять Мартыненко на Кириленко

Один из идеологов БЮТ, Николай Томенко, на «оппозиционную волну» настраивается всерьез и надолго. Готовится основательно: прогнозирует «соучастие» БЮТ в замене лидера фракция НУ-НС с Мартыненко на Кириленко; настаивает на проведении в партии чисток – «иначе рискуем ухудшить свой результат на местных выборах».

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Николай Томенко: «Единственный шанс для НУ-НС не превратиться во фракцию по «подголосовке» ПР – поменять Мартыненко на Кириленко
Фото: Макс Левин

Сами местные Томенко прогнозирует на осень (хоть всему БЮТ очень хотелось бы их в будущем году – не в нынешнем), а в вероятности досрочных парламентских сомневается – мол, первыми заартачатся не меньшевики – большевики, многих из которых «прокинули» мимо вожделенных должностей.

«Новая власть уже нажила себе немало внутренних врагов. Хотя бы из-за губернаторских портфелей. Практически в каждой области было по несколько человек, фактически стопроцентно уверенных в грядущем своем назначении. Они уже и все собеседования попроходили, а тут – бац, назначают совершенно неожиданного человека», – спокойно говорит Томенко, комфортно расположившись в мягком стуле-кресле, водруженном в центре его вице-спикерского кабинета в Раде. В отличие от ситуации полугодичной давности – времени последней нашей беседы «под диктофон», в нем нет более напряженной нервозности, издерганности, суетливости в движениях. Напротив: Томенко предельно доброжелателен, весел и даже несколько философичен. Сразу чувствуется:человек не во власти – в оппозиции.

«Правда, что БЮТ намерен отказаться от блочного принципа, вернуться к партийным истокам «Батьківщини», призвав всех желающих не присоединяться – вливаться? С тем, чтоб на выборах пытаться бороться за двухпартийность?», – бросаю я пробный шар.

«Реформа в партии обязательно будет, но не такая, конечно, радикальная. Если говорить об оппозиции в целом, у нас восемь партий – потенциальных союзниц. С интересами каждой надо считаться», – легко отбивает он.

«По-вашему, Литвин после случившегося предатель? Иуда, как и Мороз?»

«Нет. Он просто прагматик, – глядя в пространство, нараспев тянет Томенко. – С нами он сотрудничал ситуативно. Теперь с «регионами» точно так же – ситуативно. Я всегда знал: он будет с тем, кто победит. До тех пор, пока победитель не начнет проигрывать». «Да… – продолжает он, – эмоциональных оценок вообще лучше избегать. Неправильно кого-либо идеализировать. То мы Хорошковского идеализировали, то – Мартыненко… Чем это закончилось?!»

«Жвания и Мартыненко уже успели договориться с властью насчет “Энергоатома”»

Драка за лидерство в оппозиции в самом разгаре. Кто, на ваш взгляд, составляет реальную конкуренцию Тимошенко – Яценюк, Тигипко, Ющенко?

Прежде чем говорить о роли и месте оппозиции, давайте проанализируем первые шаги новой власти. Ситуация с кадровыми назначениями, мягко говоря, сложнее, чем прогнозировали. Возьмем новое руководство столичной милиции в частности или МВД в целом. Большинство назначенцев – выходцы из донецкого региона. Помните, при Союзе, когда все массово уезжали в Израиль, можно было купить документы, свидетельствующие: твоя мама или бабушка – еврейка. Так, чувствую, и сейчас будут пользоваться спросом «корочки», доказывающие «донецкое» происхождение.

Надо признать: мы, оппозиция, оказались к этому не готовы. Какого-то общего мнения относительно происходящего, общей стратегии у нас нет. Почему? Потому что одна из групп ПР целенаправленно работает на «размножение» оппозиций. И те, кто выполняет роль «телевизионной оппозиции», им в этом помогают, утверждая: да, нас, оппозиций, много, каждый несогласный депутат – уже оппозиция.

Поэтому для меня очень важно, чтобы формализовалась наконец единая парламентская оппозиция. Внепарламентская – разговор отдельный.

За стенами Рады конкуренция выше.

Вне парламента есть оппозиция леворадикальная – пророссийская ПСПУ и праворадикальная – «Свобода», есть другие «виды»... В парламенте же все мы, оппозиция, должны действовать консолидировано.

Как насчет Тигипко, Ющенко? Они вам не конкуренты?

Тигипко – нет, он уже не оппозиция, он один из идеологов-реформаторов правительства Януковича–Азарова.

Уверены?

По состоянию на сегодня – да, что будет завтра – посмотрим.

Завтра, вы полагаете, он хлопнет кабминовской дверью – станет Януковича–Азарова критиковать?

Не исключено. У Тигипко роль вообще интересная… Если один раз люди «забыли» ему работу в правительстве, во главе НБУ, в штабе Януковича, второй раз с него непременно спросят: зачем все-таки пошел к Азарову, если изначально не был с согласен с политикой ПР?

А Ющенко?

Разве может «оппозиционер» начинать с того, что просить у правительства денег на свой «Мистецький Арсенал»? Думаю, нет. Так что Ющенко – навсегда не оппозиция, если можно так выразиться.

Идеологически правильную, понятную позицию занимает Вячеслав Кириленко. Нам важно найти общий язык с его группой, это 15–20 депутатов. Хоть некоторые из них и очень помогли нашим оппонентам на выборах.

То есть?

Во Львовской, Тернопольской областях те же «заукраинцы» перед вторым туром убеждали: Тимошенко – прокремлевский проект, а Януковича еще можно «перевоспитать». Чем причинили нам немалый вред, но сегодня я – один из тех, кто выступает за сотрудничество с этой группой. Нас объединяет, прежде всего, идеология.

Что касается Жвании–Мартыненко… Разве у них есть своя группа? Кажется, они уже успели договориться с властью, что на «Энергоатом» зайдет «их» человек; еще кое-какие договоренности есть, и все, вообщем-то, об этом знают. Можно ли сегодня их считать оппозицией? Сомневаюсь.

Полагаю, после всего Николаю Мартыненко сложно будет удержаться на посту руководителя фракции.

Прогнозируете смещение?

Да. Наиболее вероятная альтернатива – Вячеслав Кириленко, его могут поддержать не менее 40 депутатов.

Все фото: Макс Левин

«Работать в парламенте Яценюк не умеет и не хочет»

Я правильно понимаю, что БЮТ приложит к рокировке в НУ-НС максимум усилий?

Считаю, единственный для НУ-НС шанс не превратиться во фракцию по «технической подголосовке» большинству – избрать нового руководителя в лице Вячеслава Кириленко как носителя национально-демократической идеологии. Думаю, мы будем убеждать коллег пойти именно по этому пути. Группа Кириленко – единственная идеологическая в «оранжевой» фракции. Остальные – прагматические, опиравшиеся или на админресурс, или на деньги.

…Что касается Яценюка. Быть оппозицией «телевизионной» он способен, парламентской – нет, ведь у него даже группы своей в Раде нет.

Помните, раньше – в четвертом созыве – правила действовали: для создания депутатской группы требовалось как минимум 14 депутатов. Когда премьерские перспективы Яценюка казались более или менее реальными и он собирал под это подписи, набралось 25 «за». Но эти 25 готовы были поддержать его в том случае, если бы он занял какой-то пост, получил что-то от новой власти. Не иначе. Ходили разговоры: Яценюку потом предлагали первого вице-премьера, но он не согласился. Другие говорят: согласился, но потребовал «в придачу» еще губернаторские портфели в десяти областях…

Кстати, свежая шутка о «Нашей Украине»: мы верили, что у нас будет свой премьер, будем контролировать полправительства и десять губернаторов, а оказалось, трудоустроен только муж лидера нашей партии – и тот зам. Табачника.

Итак, первая проблема Яценюка – отсутствие команды. Вторая – Арсений Петрович не будет активно работать в парламенте. Он этого делать не умеет и учиться не хочет. Простому депутату надо быть «ближе к земле» – сессионному залу то есть: посещать сессии, заседания комитетов, подавать законопроекты, выступать с трибуны. Яценюк же за все время зарегистрировал один или два законопроекта – и то до комитетов они не дошли.

Согласитесь, смешно рассуждать о парламентской оппозиции, если вы и в парламенте-то не работаете.

Поэтому об объединенной парламентской оппозиции можно будет говорить, если мы найдем общий язык с группой Кириленко. И если соответствующее решение примет фракция НУ-НС. Формируя оппозицию, мы не должны уподобляться ПР – нарушать регламент. Конечно, о союзничестве могут заявить отдельные политические силы, но лучше, чтоб соответствующее решение приняла фракция.

Для коалиции важный вопрос – принятие бюджета. Уже сегодня ясно: коммунисты своих голосов не дадут, значит, «регионам» придется искать «подстраховку». Почти наверняка «Единый центр», Жвания, Мартыненко, еще несколько депутатов НУ-НС их поддержат. Этакая группа «подстраховки» – вместо коммунистов.

«Активисты «НУ» будут переориентироваться на Кириленко»

Тимошенко пыталась договориться с Яценюком? После второго тура были какие-то контакты?

Нет, насколько я знаю, нет. Ни во время кампании, ни после системных консультаций не было. Хотя, на мой взгляд, если с фракцией Партии регионов в парламенте для принятия отдельных законов мы контактируем, почему не контактировать с тем же Яценюком?

Кто станет главным? Кириленко, имеющий, в отличие от Тимошенко, мандат? БЮТ логично было бы склонять группу «За Украину!» к коллаборационизму на условиях предоставления звания «лидера парламентской оппозиции» Вячеславу Кириленко.

Вопрос не столь важен. Допускаю, у объединенной парламентской оппозиции единого лидера как такового вообще не будет. Это будет просто объединение оппозиционных сил, в рамках которого все работают на равных условиях. Коллективный орган, члены которого собираются перед началом сессионной недели, обсуждают приоритетные вопросы, совместную стратегию действий… Нормальная, цивилизованная практика.

Что касается оппозиции в целом – не только парламентской – ее лидера должно определить общество.

Вам важно легализовать подобный союз не в угоду электорату – а потому что регламент позволяет претендовать на перераспределение комитетов исключительно объединенной оппозиции, а не какой-то отдельной ее части, фракции.

Нет, объединяться оппозиции нужно, прежде всего, для того, чтобы влиять на работу парламента. Если действовать вразнобой, мы не сможем не то что власти оппонировать – ни один вопрос в зале провести. «Одиночкам» в Раде и выжить-то сложно: запись на выступления осуществляется, как известно, от фракций; на согласительном совете они голоса не имеют; влияния на формирование повестки дня – тоже.

Относительно комитетов: думаю, сегодня кадровые перестановки уместны только в комитете по вопросам свободы слова и информации.

Все-таки вопрос лидерства в оппозиции важен. Почему артачится Яценюк? Не потому, что не хочет с вами дружить – боится ассимиляции Тимошенко, утраты политической индивидуальности. Кириленко – аналогично. Он, к тому же, еще привязан к остаткам «Нашей Украины». Союзничество с БЮТ чревато для него нивелированием шансов собственной политисилы на досрочных парламентских и/или местных выборах. Положа руку на сердце: КПД оппозиции крайне низок. Так зачем объединяться, «ложиться под БЮТ», если можно, назвавшись оппозицией и ничего при этом не делая, просто набирать очки?

Если говорить о партии «Наша Украина»… Полагаю, ее почетный председатель, Виктор Ющенко, чем дальше, тем больше будет посвящать себя общественной – не партийной деятельности. Кстати, «любі друзі» – те немногие оставшиеся с ним до конца, были шокированы, когда он под конец каденции вновь попросил у них финансирования на президентский офис. Они-то думали: пришло время, чтоб он им помогал – не наоборот.

Если Виктор Андреевич и знал когда-то, что такое работа в оппозиции, сегодня уже забыл. Соответственно, активисты «НУ» будут переориентироваться на Кириленко. Более того, по результатам местных выборов «За Украину!» имеет шансы получить свои фракции в местных советах всех западных и возможно даже центральных областей. Хотя часть людей, конечно, перейдет к Яценюку.

То есть у «Нашей Украины» как партии будущего нет?

После истории с назначением мужа Веры Ивановны… С учетом «фактора Ющенко»… Нет, думаю, нет.

Желая точно заручиться поддержкой Кириленко в оппозиции, вы могли бы пообещать ему и его команде гарантированное присутствие в списках БЮТ в случае, если накануне местных и/или парламентских выборов их собственный рейтинг будет неоптимистичным.

Это нецелесообразно. Во-первых, «За Украину!» имеет определенные амбиции. Самостоятельность, политическая автономность для них очень важна. Во-вторых, подобные заявления «расхолаживают» активистов на местах – они попросту перестают работать.

Не исключаю, что НУ-НС, входя в оппозиционное объединение, может даже не принимать участия в работе оппозиционного правительства. Важно, чтоб по принципиальным вопросам мы занимали консолидированную позицию.

Теневое правительство, раз на то пошло, вообще фикция, не имеющая реальных механизмов влияния.

Почему же, в нашей фракции идею восприняли живо…

Поскольку «теневые портфели» для Кармазина, Катеринчука, Стретовича – гарантия для Юлии Владимировны: они от нее не убегут и на сторону ПР не перейдут. Ладно, закончим лучше по Яценюку. БЮТ настаивает: Арсений Петрович – «технический проект» ПР, задача которого – размыть ваши оппозиционные акции. Но какой ему самому от этого прок, можете объяснить? Ведь он хоронит себя как перспективного политика.

Он допустил очень много ошибок в ходе кампании. Прежде всего – не создал собственную команду. В свое время, на пике популярности, он легко мог переориентировать на себя треть «Нашей Украины». Тогда нынешняя его игра была бы качественно иной. Соответственно, сегодня вариантов действий у Арсения Петровича немного. Первый – пытаться договариваться с нами. Второй – просить поддержки у ПР, в том числе – информационной, не исключаю – финансовой тоже.

Именно поэтому – через договоренности с Хорошковским, возможно, с Левочкиным, Яценюк часто появляется на «Интере». Ему важно создавать ТВ-картинку собственной оппозиционной деятельности. Не менее важно – успешно пройти местную кампанию. Имея собственные фракции в нескольких облсоветах, он уже сможет более или менее влиять на ситуацию, станет игроком.

Уточните: Тимошенко попробует выбить себе какое-то место в сессионном зале?

Нет. Это «утку» кто-то запустил. Вопрос был о том, как оптимизировать ее общение с фракцией. Было решено: Юлия Владимировна будет посещать заседания фракции. Раду – только при рассмотрении каких-то особо важных вопросов.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua