Все публикацииПолитика

Неравноценный обмен

Юлии Тимошенко устала. От политики. Так, по крайней мере она сама заявила своим сторонникам в Ивано-Франковске. А может просто устала. Провести такую кампанию не просто на ногах, а на цыпочках - по выражению Сергея Терёхина - действительно очень сложно. И по-человечески понятно желание не стоять за трибуной. А как минимум – присесть. Помолчать. Или даже поговорить. Но спокойно. Без пафоса и надрыва.

Алексей МустафинАлексей Мустафин, руководитель департамента документально-публицистических программ СТБ
Неравноценный обмен

Хотя, наверное, спокойно не получится. Собседник не подходящий. Ведь по словам Юлии Владимировны беседовать она хочет… с Ющенко. Прямая цитата: «Я скажу: Виктор Андреевич, давайте сядем вместе, ну, просто, как два нормальных лидера, и поговорим, выясним, что мешает сделать невозможное – чтобы реванш Януковича не состоялся…» Нет, она действительно устала. За четыре дня до выборов признать, что не допустить победы оппонента за гранью возможностей не только премьера, но и президента – это оговорка даже не по Фрейду.

Разумеется, прецедентов того, чтобы кандидат, отстававший после первого тура на 10 процентов, выиграл в туре втором - в украинской истории не было. Но Тимошенко – не из тех людей, которым интересно решать только выполнимые задачи. И поэтому с поистине «медведчуковской» прямотой заявила – Януковичу президентом не бывать. Не допустит она этого и точка. Проблема, правда, в том, что до 17 января Юлия Владимировна вовсю эксплуатировала тезис о том, что она является лучшим кандидатом от демократического и «проевропейского» лагеря. Ей почему-то казалось, что это поможет премьеру привлечь на свою сторону «оранжевых» и «пост-оранжевых» избирателей, с ностальгией впоминающих Майдан.

Фото: Макс Левин

Отказываться от полюбившихся слоганов после 17-го она уже не могла. А стало быть должна была говорить, что победить Януковича можно – и должно! - с формальным соблюдением демократических процедур. Проще говоря - получить 7 февраля голоса большинства избирателей, пришедших на избирательные участки. Разумеется, на симпатии тех, кто проголосовал за главного регионала в первом туре, она и не рассчитывала. Недостающие голоса теоретически можно было взять из трех источников – мобилизовав тех, кто на выборы в первом туре не пришел, переубедив тех, кто голосовал против всех, или сагитировав тех, кто поддержал «отсеившихся» кандидатов.

Тимошенко выбрала третье – причем уже в ночь после первого тура. Она объявила, что готова объединить усилия со всеми кандидатами, не вышедшими в финал. И даже поделится властью. Заявление, правда, делалось «с колес», поэтому всех гипотетических союзников премьер скопом назвала «демократами» и представителями «нового поколения политиков». Наверняка такие комплименты могли потешить самолюбие, скажем, Петра Симоненко. Но переагитировать на свою сторону избирателей «единого кандидата левых сил» Тимошенко в общем-то не старалась. Куда важнее для неё была игра с Арсением Яценюком и Сергеем Тигипко.

"Бронзовому призеру" Юлия Владимировна уже на следующий день пообещала кресло премьера. И не отступала от предложений «руки и сердца» все три недели, оставшиеся до второго тура. Социологи и технологи, правда, как могли убеждали лидера БЮТ, что агитировать нужно не Тигипко, в интересах которого как раз соблюдать публичный нейтралитет, а его избирателей. Проголосовавших за Сергея Леонидовича совсем не из-за высокой оценки его талантов, а скорее от безысходности. Но Юлия Владимировна всё равно гнула свою линию. И не потому, что не верила экспертам. Просто другого способа продемонстрировать избирателям, что она – за приход «новых лиц» (а голосование за Тигипко до сих пор воспринимается как сигнал в пользу «обновления»), кроме готовности поделится самым святым (для неё, как минимум) – властью, она так и не придумала. Хотя придумать очень хотела – чем иначе можно объяснить неожиданную смену главного лозунга кампании Тимошенко. «Выбери новый путь Украины» - это ведь не слишком вяжется с действующей властью. А вот ожиданиям сторонников «третьей силы» должно было понравится. Только понравилось ли?

А уговоры Тигипко в конечном итоге всё же сыграли Тимошенко в минус. Во-первых, они размывали образ волевого лидера, не просящего, не заигрывающего, а добивающегося своих целей вопреки обстоятельствам. Во-вторых, риск себя не оправдал – Сергей Леонидович отказал в поддержке. Наотрез. Неоднократно. Попытки бютовцев «сделать хорошую мину при плохой игре» и обыграть согласие Тигипко на должность премьера – в случае победы Тимошенко на выборах – обернулись еще большим конфузом. Возмущенный кандидат, которого «женили, не спрашивая согласия» едва ли не напрямую обвинил Юлию Владимировну во вранье. Пришлось срочно сглаживать конфликт, чтобы не допустить совсем уж громкого скандала. В итоге в открытую о поддержке Тимошенко за все время «междутурья» заявил один Сергей Ратушняк. Даже Янукович, которого в открытую поддержал только Симоненко, выглядел посолиднее.

Хотя в общем-то и «бело-синим» разыграть карту «третьей силы» не удалось. Должность премьера Тигипко предложить они даже не решились – прикрывшись объяснениями, что у них-де нет в парламенте большинства. Формального, конечно, нет, но когда очень нужно регионалы и закон о выборах они поправить могут, и Луценко в отставку отправить, а для того, чтобы предложить Тигипко на пост премьера и большинства не нужно – достаточно дать гарантии, что фракция ПР проголосует за него полным составом. С Яценюком и Ющенко и работать всерьез не пытались – социологи убедили, что их избиратели колеблются между голосованием против всех и поддержкой Тимошенко. И любые публичные телодвижения «бело-синих» скорее подтолкнуть их в объятия премьера. «Левые» Виктора Федоровича вполне прогнозировано поддержали. Правда, социологи обнаружили удивительный парадокс – избиратели Симоненко охотнее голосовали бы за Януковича, если бы Петр Николаевич их к этому не призывал бы… Вот только не сообщили об этом бютовским штабам на Донбассе. Которые до сих пор распространяют листовки «коммунисты призывают голосовать против всех».

А вот в центре и на западе страны бютовцы, обжегшиеся на союзниках, все силы бросили на мобилизацию непришедших и агитацию «противсихов». Работа с теми, кто собирался «не выбирать из двух зол одно», строилась довольно технологично. Их не убеждали в преимуществах Тимошенко. Скорее наоборот - обвиняли. В том, что волей или неволей они превращаются в инструмент в руках регионалов. Главной задачей, по признанию самих бютовцев, было разрушение внутренней убежденности «противников обоих» в их самостоятельности (которой они всё это время бравировали) и равноудаленности от фаворитов кампании. Для этого в ход пошла даже тяжелая артиллерия – заявления руководителя УПЦ-КП Филарета и кардинала Любомира Гузара, в компанию которых по причудливому стечению обстоятельств попал еще и Виктор Медведчук. Главный их тезис – позиция «против всех» - никакая не позиция, нужно непременно выбрать одного из двух. Кого именно – церковные иерархи не уточнили, хотя от Гузара, по информации из нескольких источников, требовали именно слов поддержки конкретного кандидата. Впрочем, выбирая из двух, большинство греко-католиков очевидно склоняется в пользу Тимошенко. Так что здесь - почти как в анекдоте. Мол, «и так достаточно…»

Ну а главной целью бютовской агитации уже во вторую неделю после выборов стала мобилизация тех, кто на выборы идти не собирался. Стимулировать их можно было только эмоционально, причем импульс должен был быть максимально сильным. Не удивительно, что главным инструментом был выбран страх. Страх перед будущим, в котором президентом оказывается Янукович. Показательно, что наглядная агитация Тимошенко резко сменила цветовую гамму – из красно-белой стала преимущественно черно-белой. Тем самым подчеркивалось, что ситуация дошла до четкой грани – «или мы их, или они нас». Для усиления эффекта сменили даже наряды кандидата – если раньше Юлия Владимировна была игриво-белой, то теперь отдает преимущество строгому черному. В крайнем случае – стальному серому. Хотя рекламщики обычно так не рискуют – говорят, что как правило черно-серая гамма вызывает негативную реакцию и потребитель подсознательно переносит свои эмоции на рекламируемый товар.

Фото: Андрей Скакодуб

Впрочем, вряд ли это можно назвать фатальной ошибкой политтехнологов. Проблемы неожиданно возникли с другим. Представление о том, что Янукович как будто создан для того, чтобы пугать им избирателя, сыграла с бютовцами злую шутку. Обнаружилось, что весь набор «страшилок» о лидере регионалов был использован неоднократно – в 2004, 2006, 2007 году. И придумать что-то новое, неожиданное для украинцев оказалось очень сложно. Хотя, нужно признать, сам Виктор Федорович помогал оппонентам как только мог. Если нынешняя кампания запомнится ляпами кандидатов, то по история с Чеховым вполне может дать фору и географической путанице в устах Ющенко, спутавшего Ирак с Ираном, и плагиату речи Кеннеди в исполнении Тимошенко. Но в том-то и дело, что избиратели давно знают, что Янукович – не Цицерон. Как бы не пытался убедить из в обратном Леонид Кравчук.

Возможно поэтому за пиар-акциями конкурентов в штабе на Липской наблюдали довольно снисходительно. Главный акцент «бело-синие» сделали не на контрагитации. Попытки открыть избирателям поэтические таланты и украинскую родословную Антона Павловича, конечно, были, но не очень настойчивые. Куда важнее регионалам было противопоставить бютовской схеме «демократы - против Януковича» свою. «Ждущие перемен – против власти, а значит против Тимошенко». Но в этом они больших успехов как раз не добились. Во-первых, кампания вышла не очень продуманная – чего стоило только пугающее многоцветие роликов, в которые умудрились впихнуть и корпоративные цвета ПР и колористику оппонентов. Во-вторых, перепозиционирование самой Тимошенко – может даже неожиданно для её собственных креативщиков - во многом нейтрализовало обращение регионалов к «ждущим перемен». Нечто подобное и они сами пытались сделать пять лет назад. Когда Янукович на дебатах с Ющенко заявил, что «новая власть уже пришла». Но у бютовцев на этот раз получилось удачнее.

В итоге гораздо больше пользы регионалам принесла кампания, отработанная до первого тура, по инерции продолженная и после него. «Украина для людей», максимально конкретизированные пункты некой программы, лицо лидера – без изысков, но в одну точку. Просто до первого тура по похожей методике работал еще и Тигипко. А сейчас у Януковича уже не осталось конкурентов – вот и сыграл кумулятивный эффект.

Наблюдатели, ждавшие от междутурья чего-то из ряда вон выходящего, или хотя бы прогнозированно взрывного – вроде выброса суперкомпромата или покушения на кандидата, откровенно заскучали. Нет, до дня голосования еще остаётся несколько дней. И у технологов формально остаётся время для неожиданных «финтов». Но публика уже начинает расходится. И сами кандидаты устали. Не только, кстати, Тимошенко, признающая это в открытую. Но и Янукович. Он ведь вообще не привык жить в таком ритме. Ожидать в этих условиях всплеска какого-то драйва или хотя бы искренности в исполнении ролей очень и очень непросто. Особенно, если кандидаты видят, что даже разрекламированные штабистами технологии, не говоря уже о личных сверхусилиях участников гонки, не приводят к сколь-нибудь значительным изменениям в расстановке сил. Каждый остаётся, что называется, при своих. И на каждую ошибку или неудачу оппонента приходится примерно такое же количество собственных промахов и просчетов. Другое дело, что после первого тура обмен по курсу один к одному выглядит неравноценным. Но так бывает всегда, когда кто-то вынужден догонять и наверствывать упущенное…

Алексей МустафинАлексей Мустафин, руководитель департамента документально-публицистических программ СТБ