Все публикацииПолитика

Обреченный тандем

Возможен ли тандем Юлии Тимошенко и занявшего третье место на выборах президента страны Сергея Тигипко? Накануне второго тура выборов главы государства эта тема становится излюбленным сюжетом наблюдателей, преподносится как один из возможных шансов для победы Тимошенко над Виктором Януковичем.

Обреченный тандем

Договариваясь с Тигипко, Юлия Тимошенко обозначает себя в качестве возможного носителя перемен в украинской политике. Договариваясь с Тигипко, она расширяет свое электоральное поле… И, вполне возможно, как некая разовая демонстративная акция такие договоренности Тимошенко действительно помогли бы.

Неясно только, о чем именно Юлия Владимировна может договориться с Сергеем Леонидовичем. О должности премьер-министра? Но в украинских условиях должность премьера обеспечивается не президентским решением, а формированием правящей коалиции в парламенте. Да, у Тимошенко есть возможность сформировать такую коалицию под нового премьер-министра и теоретически получить под такую коалицию большинство голосов. Но даже если договоренности состоятся, Тигипко будет в такой коалиции совершенно чужим человеком. Человеком без собственной команды, без собственных голосов, без личных отношений с президентом, которые так важны, когда речь идет о политиках типа Тимошенко. В результате он легко превращается в свадебного генерала, который будет лишен реальной власти, а Кабинетом министров будут руководить президент ну и, конечно же, первый вице-премьер Александр Турчинов. Дальше – больше: президент будет сваливать на премьера ответственность за любые провалы, любое ухудшение ситуации в стране, любые непопулярные меры. Премьер, конечно же, может теоретически обвинить президента в том, что ему мешают работать – но такие обвинения могут привести только к его отставке. Ведь в нынешнем парламенте, напомню, у Тигипко вообще нет собственных сторонников. А у Тимошенко они есть. И даже если предположить, что отставка премьера приведет к развалу большинства в парламенте и досрочным выборам, не факт, что партия отставного премьера много на них получит. К тому времени образ Тигипко может быть изрядно подпорчен в общественном мнении постоянными скандалами с Тимошенко и уверенностью, что и он – такой же, как все. Поэтому особой необходимости в тандеме у Сергея Тигипко нет. И его перспективы в таком союзе явно не просматриваются.

Фото: focus.ua

Младший партнер в тандеме вообще, как правило, выглядит фигурой декоративной – даже если считает иначе. Достаточно вспомнить российский опыт – тандемократия в этой стране началась отнюдь не с избранием Дмитрия Медведева президентом страны. Еще в советские времена Борис Ельцин баллотировался в президенты России в паре с Александром Руцким. Смелый военный был избран партнером Ельцина специально для советского электората, удивленного внезапной оппозиционностью Бориса Николаевича: его главный конкурент Николай Рыжков шел в паре с генералом-«афганцем» Борисом Громовым, и Ельцину просто необходимо было уравновесить этот выбор. Беда была в том, что после выборов вице-президент был лишен всяческой власти – а он, разумеется, к этой власти стремился. Конфликт завершился провозглашением Руцкого новым президентом России и стрельбой по Белому дому. Пост вице-президента вообще был ликвидирован навсегда. Но и это еще не конец. На следующие президентские выборы Ельцин шел в гордом одиночестве, однако после первого тура стало ясно, что он может проиграть своему основному конкуренту Геннадию Зюганову. И тогда президент пошел на договоренности с занявшим третье место на выборах генералом Александром Лебедем. Перед вторым туром генерала назначили секретарем Совбеза. Беда была в том, что он хотел реальной власти, а вот властью с ним никто в ельцинском окружении делиться не собирался. До стрельбы дело не дошло, но с должности генерала вскоре сняли. И уже затем ельцинский вариант был опробован в Украине – когда после первого тура президентских выборов избиравшийся на второй срок Леонид Кучма назначил секретарем Совбеза генерала Евгения Марчука. Евгений Кириллович, конечно же, был куда более искушен в политике, чем генералы Руцкой и Лебедь, ему удалось удержаться во власти куда больше. Но договоренности с Кучмой практически поставили точку на его карьере публичного политика – хотя до них бывший премьер воспринимался именно как один из тяжеловесов публичной политической сцены, а не только как сильный чиновник. Так стоит ли повторять этот сомнительный сценарий уже на новом витке украинской политической истории?