Все публикацииПолитика

Рывок «Буцефалов». Груз оружейных контрактов

Украина заключила контракт на поставку вооружений в Ирак объемом более $550 млн. Первый заместитель генерального директора госкомпании по экспорту и импорту продукции и услуг военного и двойного назначения «Укрспецэкспорт» Александр Коваленко сообщил, что подписанный контракт – стартовый в серии готовящихся соглашений. При подписании всех общий объем сделки может достигнуть $2,4 млрд.

Сергей ЗгурецСергей Згурец, Главный редактор журнала Defense Express
Рывок «Буцефалов». Груз оружейных контрактов

Контракт из первого пакета предусматривает поставку в течение 3–3,5 лет 420 новых бронетранспортеров БТР-4, 6 самолетов Ан-32, а также проведение услуг по ремонту авиационной техники. В будущем предусмотрен и экспорт новых отечественных танков «Оплот». Поставка украинских танков, бронетранспортеров и самолетов будет финансироваться за счет средств, выделенных Вашингтоном в рамках перевооружения армии Ирака. Всего США выделили на эту программу $3 млрд.

Иракский контракт фактически подводит черту 2009 года, который оказался весьма удачным для украинских оружейников. Вопреки буйству экономического кризиса, результативно завершился ряд переговоров, часть из которых велась несколько лет. Практически все контракты реализуются через госкомпанию «Укрспецэкспорт» или ее дочерние фирмы. Хотя интересно, что об успехах заявляло и руководство ГП «Таско-Экспорт», внешнеэкономическая деятельность которого в области экспорта военной продукции и услуг проходит под особым патронатом премьер-министра. Так, по итогам визита Юлии Тимошенко в Ливию было заявлено о договоренностях на пакет военных заказов на сумму $1,5 млрд. Тематика – ракетостроение, авиация, связь, спутники.

Весь пакет «засвеченных» контрактов 2008–2009 годов, которые выполняются или готовятся к выполнению, при оптимистичном подходе суммарно можно оценить в $5,7 млрд. Средний срок их реализации – от трех до пяти лет. Это означает, что в течение этого периода планка объемов оружейного экспорта Украины не должна опуститься ниже $1 млрд. в год лишь за счет этих контрактов.

Есть ли риски с выполнением контрактов? Они есть всегда. Особенно если из-за головокружения от успехов теряется опора на реальные возможности. На эти грабли уже наступили наши соседи. Несколько лет назад широкие преференции от США для работы на рынке Ирака получила польская внешнеторговая компания «Бумар», которая объединяла под своей крышей ряд крупных польских оборонных предприятий, частью акций которых владела, и активно продвигала на внешний рынок всю продукцию польского оборонного супермаркета. Напор «Бумара» был так силен, что складывалось впечатление, что Польша вот-вот потеснит на оружейном рынке Украину. Но иракский кусок оказался для поляков, скажем мягко, великоват. Часть контрактов была сорвана, и сегодня у «Бумара» непростой период, как и его отношения с контрагентами. Это я к тому, то лучше учиться на чужих ошибках.

Контрактов украинскими спецэкспортерами подписано действительно много. И все они емкие и технологически сложные. Если не брать во внимание «создание новейших систем вооружения в сфере ракетной техники» для Ливии, то даже возобновление производства кораблей на воздушной подушке «Зубр» – крайне сложная задача.

Если же дело дойдет до серийного производства новых танков «Оплот», то приведу слова Михаила Борисюка, генерального конструктора Украины по созданию бронетанковой техники и артиллерийских систем, произнесенные в апреле текущего года: «При производстве танка «Булат» задействовано 40% мощностей отраслей оборонной промышленности, для «Оплота» необходимо все 100%. Но многие предприятия после долгого простоя требуют восстановления, некоторые вообще разрушены, поэтому восстановить производство будет непросто. Хотя возможно, так как основные мощности сохранены. И если будут средства, процесс сдвинется с места».

Со скрипом «процесс сдвигался с места» и в 1996 году, когда был подписан тот первый громкий контракт на поставку 320 украинских танков Т-80уд в Пакистан. Тогда об Украине впервые заговорили как о производителе новой военной продукции мирового уровня. И ставки были высоки не только из-за цены контракта. Сорвать контракт означало поставить «черную метку» на всех дальнейших потугах страны на оружейных рынках. Контракт был выполнен в оговоренные сроки – благодаря сконцентрированным усилиям и воле всех участников и игроков при жестком административном и политическом контроле сверху.

По иронии судьбы, тот контракт с Пакистаном подписала специализированная внешнеторговая фирма «Прогресс». Та самая, которая сегодня уже под крышей «Укрспецэкспорта» будет материализовать соблазнительный иракский миллионный или миллиардный – как выйдет – пакет. Но внутренние условия в стране сегодня – более сложные. Субъективное виденье нынешними или будущими лидерами государства тех или иных оружейных процессов может – особенно после выборов – спровоцировать выстраивание новой модели «крыши» для всей отечественной «оружейки». В таких дебатах трудно найти союзников и, как следствие, – реальных помощников в контрактах, где нужны не слова, а дела.

Вряд ли будут дремать и конкуренты внешние. Так уж совпало, что едва ли не на следующий день после того, как «Укрспецэкспорт» огласил некоторые детали иракских перспектив, по новостным агентствам прокатилась информация о задержании в Таиланде самолета, который должен был доставить оружие из Северной Кореи, находящейся под санкциями ООН, якобы в Украину. Не думаю, что события связаны. Не вижу логики в том, зачем везти из Северной Кореи в Украину оружие типа ПЗРК или гранатометов, которыми забиты наши армейские склады. Но в том, что любые слабости или недостатки в действиях отечественных структур – финансовые, технологические, организационные и или информационные – обязательно будут использованы во вред, – уверен. Такова оружейно-рыночная аксиома.

Сергей ЗгурецСергей Згурец, Главный редактор журнала Defense Express