Все публикацииПолитика

Лазаренко на суде: «Я наказал себя сам, я наказал себя как только мог»

«Дело Лазаренко» для Тимошенко - то же, что «дело Гонгадзе» для Литвина, банк «Украина» для Ющенко и третья судимость для Януковича.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Лазаренко на суде: «Я наказал себя сам, я наказал себя как только мог»
Фото: www.pravda.com.ua

Считается, оно таит в себе бездну компромата, способного угробить самую блестящую политическую карьеру. Лазаренко мается в американских тюрьмах уже десять лет - с марта 1999-го. Перед каждыми выборами: от президентских до местных, он вдруг подает голос из-за океана. Обещает скоро вернуться - «рассказать все». Но, конечно, не возвращается и не рассказывает. В следующую кампанию ситуация повторяется один в один. Павел Иванович давно «не у дел», однако продолжает по-прежнему оставаться серьезным фактором украинской политики. Фактором, который, не исключено, определит судьбу действующего Премьера - кандидата в Президенты.

Осенью 2009-го истерия в СМИ - относительно скорой репатриации Павла Ивановича, достигла апогея. Приметно - исключительно в отечественных СМИ, не западных. Что навеяло логичные подозрения: здесь, в Украине, возвращение опального экс-премьера было б кое-кому чрезвычайно выгодно. Вот только возможно ли оно в действительности? Если да, то когда? Кому верить: Лазаренко, утверждающему, будто пакует чемоданы на родину; или его оппонентам, предрекающим Павлу Ивановичу отсидку еще на два с половиной года минимум? Обернется ли реверс Лазаренко экстренной эмиграцией Тимошенко?

Задавшись этими вопросами, «Левый берег» решил досконально исследовать тему самостоятельно. Сегодня мы публикуем первую часть тематического расследования «Фактор Лазаренко».

Сколько еще сидеть экс-премьеру

Мониторинг информационной активности Павла Ивановича за годы заключения однозначно подтверждает: «всплески» всегда случались именно «под выборы». Причин несколько.

Первая - поддержание боевого духа в рядах своих сторонников. Нельзя сказать, что на Днепропетровщине «клан Лазаренко» сегодня так уж силен, однако определенную величину собой все же представляет. Его центр - фракция днепропетровского облсовета «имени Лазаренко», патронируемая братом экс-премьера Иваном. «Лазаренковцы» внушают всем (самим себе, в том числе) уверенность: барин вернется - всем воздаст по заслугам. Покамест «барин» заочно (!) депутатствует в областном совете, а недавно ему был присвоен статус почетного гражданина города.

Вторая - попытка сохранить за собой хоть минимальные островки влиятельности в регионе. Особенно - в бизнесе. Сегодня сфера интересов Павла Ивановича - недвижимость, несколько торговых сетей, в том числе - аптечных, в самом Днепропетровске. Его «боевой отряд» отчаянно сопротивляется окончательной монополизации территории «группой Приват». Посредством, в том числе, разыгрыванием «карты Лазаренко» в конфликте «Привата» с Тимошенко.

Третья - «закошмаривание» самой Тимошенко. В БЮТ «лазаренковскую» тему курирует бывший адвокат ЮВТ, ныне - нардеп Виктор Швец. Курировать, правда, получается не очень. Полагая, что опасности оно особой не представляет, Юлия Владимировна делом особо не интересуется. Раз так - окружение не считает нужным слишком в него вникать - ограничивается официальными сведениями. В основном, заявлениями адвоката Марины Долгополой, озвучивающей, логично, то, что выгодно ее клиенту.

В результате, много важных аспектов «дела Лазаренко» остаются в тени, а те, что не остаются - безбожно перевираются. Простой пример - манипуляция информацией о сроках освобождения Павла Ивановича из-под стражи.

18 ноября суд Северного округа штата Калифорния вынес экс-премьеру окончательный приговор - 97 месяцев пребывания под стражей. Из ранее «положенных» ему 108 месяцев 11 «скостили», пересмотрев предыдущий приговор. Точнее, сняв обвинение по нескольким незначительным статьям (как то: перемещение похищенного через границу штатов).

Данное решение госпожа Долгополая охарактеризовала как «позитивное» - позволяющее «говорить о том, что Лазаренко уже отбыл свое наказание в США». Далее: «Согласно этому решению, Бюро тюрем должно в срок до трех месяцев окончательно определить все процедурные вопросы, касающиеся отбывания этого наказания и освобождения Лазаренко», - подчеркнула адвокат.

Ее оппонент, Борис Филатов, представляющий на процессе одного из свидетелей по делу (Геннадия Корбана) в качестве адвоката, парировал: действительно, 50 месяцев Лазаренко уже отсидел, осталось 47. То есть, почти четыре года. Время пребывания под домашним арестом, жалобы на плохое самочувствие, на наличие у подсудимого шестерых детей суд во внимание не принял.

И Долгополая, и Филатов - лица, в общем-то, заинтересованные. Кому из них верить?

Окончательный вердикт действительно зависит от Бюро тюрем. Специфической институции, не имеющей аналога в структуре отечественной пенитенциарной системы.

Учреждение полномочно - уже после (!) вынесения приговора несколько смягчить наказание, даруя узнику «бонусы». «Бонус» - минус несколько месяцев от срока приговора. Сколько именно - определяется в индивидуальном порядке. Однако, больше двух месяцев «бонусов» за год отсидки начислить не могут.

В ближайшие три месяца это самое Бюро тюрем действительно рассмотрит возможность «облегчения» участи Павла Ивановича. Не факт, решение будет для него позитивным. Вовсе без бонусов его вряд ли, конечно, оставят, но сколько их будет - на 10 месяцев, 12, на 18 - предвидеть невозможно.

Сие вовсе не значит, что Лазаренко, как утверждает госпожа Долгополая, «уже отбыл свое наказание в США». Отбывать ему осталось неполных четыре года. В лучшем случае - два с половиной (если Бюро тюрем проявит чудеса гуманизма).

«Это был первый обвинительный процесс против зарубежного лидера»

Подтверждение неточности (мягко говоря) слов госпожи Долгополой - сообщение Associated Press, датированное 18-ым ноября. "Former Ukraine leader´s prison sentence reduce» - «Бывшему украинскому лидеру уменьшили срок тюремного заключения». Его легко найти здесь.

«В среду федеральный судья сократил срок тюремного заключения бывшему украинскому Премьер-министру, которого в США изобличили в коррупции на его родине», - передает собкор АР в Сан-Франциско.

«Окружной судья Чарльз Брайер сократил Павлу Лазаренко девятилетний приговор на 11 месяцев», - отмечается в новости.

Кстати, Лазаренко (через русского переводчика) обратился - впервые по ходу процесса - к суду с просьбой о смягчении приговора. «Я наказал себя сам, я наказал себя, как только мог», - сказал он, напомнив судье о наличии у него шестерых детей. «После освобождения я вернусь в Украину и буду работать тяжело и честно для «отбеливания» моего имени».

«Серьезность обвинений (предъявленных Лазаренко, - С.К.) не преувеличена», - парировал судья. Пусть, мол, всем послужит уроком, точнее - мэссиджем: США не намерены укрывать и покрывать махинаторов, обогатившихся незаконным образом.

Далее в тексте излагается хронология дела. Ни слова о том, что Лазаренко свое уже «отмотал» и его вот-вот отпустят. Ни словечка. Согласитесь, между «уже отбыл свое наказание в США» и «Бывшему украинскому лидеру уменьшили срок тюремного заключения» - существенная разница. (желающим удостовериться в корректности перевода советую пройти по вышеуказанной ссылке, - С.К.)

Кстати, правовикам (государственным обвинителям), «возившимся» все это время с «делом Лазаренко», вынесена особая благодарность. Минюст США, «в лице» - коллегии Адвокатов (Северного округа штата Калифорния) посчитал нужным отметить их успехи на ежегодной церемонии вручения местного «юридического Оскара».

«Присудить ежегодную премию за отличную службу сегодня в их работе на (благо) США в деле Лазаренко (альтернативный перевод: в деле США против Лазаренко)». Поименно: Эрику Холдеру, Патрисии Кэнни, Стефании Хиндс, Харли Вест, Джонатан Хоуден и Марте Борщ, Кристин Инг Тьянь. После описания церемонии, торжеств и т.д. в тексте официального сообщения - «аннотация» по «делу Лазаренко». «Это был первый обвинительный процесс против зарубежного политического лидера, за отмывание денег с откатов (дословно - «с выручки») зарубежного криминалитета, сопряженном с политической коррупцией, за мошенничество и вымогательство через финансовые институции в США».

От Щербаня до Курочкина

Таким образом, ранее середины 2012 года ждать Лазаренко в Украине не стоит. Да и после - тоже. Уж подзабылось: на территории США Павла Ивановича задержали как нелегала, упрятав поначалу в эмиграционную тюрьму. Логично, по истечении срока он окажется там вновь - другого места для ожидающих депортации власти Штатов пока не придумали. Не депортировать его у властей оснований нет. Процедура депортации куда проще экстрадиции (договор о которой между Украиной и США не подписан) - вопрос, как правило, решается за несколько дней. Максимум - недель.

Павел Иванович, конечно, может попытаться оспорить процедуру депортации. Добиваться справедливости ему придется, опять таки, из эмигрантской тюрьмы. Или откуда-нибудь из Панамы, паспорт которой он вовремя прикупил. Либо - с территории Швейцарии, где также был осужден, получил приговор, но откупился (вполне официально - заключив сделку со следствием) за девять миллионов долларов.

Впрочем, есть основания полагать, репатриация для Павла Ивановича не столь желанна, как он рассказывал американскому суду. Точнее сказать, смертельно опасна.

Возвращение на родину для Лазаренко равноценно самоубийству. Действующий глава МВД пообещал ему «теплый прием». Очевидно, сменщик Луценко - каким бы он ни был по счету и как бы ни была его фамилия, слово Юрия Витальевича сдержит. Тем более, если Президентом к тому моменту будет Тимошенко.

Вряд ли Лазаренко стоит надеяться на хэппи-энд а-ля Щербань, которого выпустили через пару часов после задержания в аэропорту. Кровавый финал а-ля Курочкин куда более вероятен.

86 миллионов за домашний арест

Знали ли все это Михаил Соколов и Антонина Ульяхина, две недели тому всерьез стращавшие Тимошенко «возвращением Лазаренко»? Скорее, нет, чем да. Хоть выяснить данные обстоятельства ни для них, ни для кого-либо в команде ЮВТ сверхсложным не представлялось.

Искусственно созданная ситуация информационной блокады Тимошенко по делу Лазаренко мастерски используется ее оппонентами. Особо хитрую схему изобрел в свое время Балога.

Прежде «Левый берег» подробно писал о сценарии, зародившимся на Банковой вскоре после вступления Виктора Ивановича в должность. Сценарий разворачивался с молчаливого благословения Ющенко - не знать о подобном он просто не мог. В роли главного режиссера выступал Виктор Иванович, помощника-консультанта - Игорь Пукшин, не последнюю роль играли руководители СБУ (тогда на Владимирской еще вовсю орудовал Дурдинец) и ГПУ. Без их, также логично предположить - разведструктур, посредничества, реализовать столь масштабную операцию возможным не представлялось.

Круг посвященных, судя по всему, был достаточно широким. И в него однозначно входили «донецкие». Во второй половине 2007-го у них с Банковой складывались самые, что ни на есть, теплые отношения. Которые еще более утепляло наличие общего врага - Тимошенко. Утепляло до того самого момента, когда после досрочных выборов Рады Балога, в присутствии Ющенко, пообещал «донам» премьерство для Виктора Януковича. Как бы от имени Ющенко пообещал. Но ни он, ни Ющенко обещания не выполнили. Контакт с донами разладился.

Так вот, о сценарии... Суть: привезти из США Лазаренко с тем, чтоб тут, в Украине, он свидетельствовал против Тимошенко так, как только можно. «Переговоры» продолжались более полугода. Сторона Лазаренко требовала гарантий безопасности; того, чтобы все показания «снимались» уже в Украине; чтоб по возвращении Павлу Ивановичу не мешали восстанавливать бизнес и не позволили б ему избираться. Сторона заговорщиков, опасаясь «кидка», настаивала: первые показания «снимать» еще в Штатах, потом - в Украине; денежное вознаграждение предоставлять отказывалась. О ведении подобных торгов на Печерске, в принципе, знали. Мало кто верил в успех операции, но и мало кто считал ее блефом. Спустя год после ее провала (обусловленного отказом одного из тех, кто готовился на роль главного «исполнителя», роль эту исполнять) - «Левый берег» выяснил: блеф вполне мог иметь место .... со стороны Лазаренко. Павел Иванович тогда находился под домашним арестом и в контактах был весьма ограничен. Домашний арест, как обнаружилось, от обычного тюремного заключения мало чем отличается. Узник проживает на «своей» территории, но не имеет права свободного по ней перемещения и всюду - даже в туалете и душе, находится под наблюдением видеокамер. На весь период ареста его «тенью» становится специально приставленный к нему офицер.

Американское законодательство предписывает домашний арест тем, кто не является социально опасным субъектом и готов «заплатить» за «поблажки». Лазаренко заплатил 86 миллионов долларов США. У «Левого берега» имеются тому документальные свидетельства, которые мы вам представим в следующей публикации. Это - договор со следствием, документ вполне официальный. По сути - договор, регламентирующий обязанности (прав средь них очень мало) арестанта. Одна из них - строго придерживаться установленных правил общения с внешним миром. Еще на этапе заключения договора определяется список тех, с кем арестант может беседовать по телефону и кто его может проведывать. Списки утверждаются в соответствующих инстанциях и изменению не подлежат. «Вклиниться» в них «новичку», желающему обсудить с Павлом Ивановичем возможность возвращения в Украину с целью «политически замочить» Тимошенко, возможным не представляется. Новичку остается одно - общаться с Лазаренко через посредников, фигурирующих в списке.

Что это было за общение, каких денег оно стоило Павлу Ивановичу и кто значится в перечне его «доверенных лиц» мы расскажем в следующей публикации.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua