Все публикацииПолитика

Прокурорский запредел. ДОКУМЕНТЫ

Эпицентр политических и коррупционных скандалов переместился, в последнее время, из ВР и КМУ в ГПУ. Вооруженная разборка двух сотрудников ведомства, едва не закончившаяся гибелью одного из них; участие прокурора Головановского района Кировоградской области в «сафари Лозинского»; заказное убийство прокурора Таращи его же коллегой. Не говоря о многочисленных фактах взяточничества. Хотя бы тех, что были, должным образом, зафиксированы и даже обоснованы судом. Не упоминая также о «качестве» расследования большинства резонансных дел. Особенно - дела об «отравлении», к разбирательствам по которому привлечено едва ли не пол-страны, а результата поныне нет и не предвидится.

Сумма данных факторов наводит на определенные размышления о неэффективности руководства ведомства в целом и кадровой политики в «прокурорской вертикали» в частности; о том, почему подобные «ляпы» сходят ответственным чиновникам с рук, какова цена «всепрощения» и т.д.

Задавать подобные вопросы можно до бесконечности - ответов как

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

«Герой» очередного эпизода - прокурор Киевской области Гардецкий, ставший ключевым персонажем жалобного письма замглавы комитета ВР по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Владимира Стретовича Президенту Ющенко, да главе СБУ Наливайченко. Письмо, датированное 13 октября сего года, что любопытно, имеет гриф «конфиденциально» - посвящено, как никак, деятельности специфических структур.

Впрочем, сведения, в нем содержащиеся, в узких кругах были довольно широко известны и ранее.

Равно как фигура самого Гардецкого, трудившегося прежде в Полтаве, Житомире, Кировограде, Днепропетровске. Скандальная слава настигла его еще в Кировограде.

Во-первых, потому, что с должности областного прокурора тогдашний руководитель ГПУ Потебенько уволил его (указ №49 от 20.11.2001) с формулировкой «за несоответствующее выполнение служебных полномочий».

Во-вторых, потому, что «наследил» он больше всего именно в Кировограде. Местные бизнесмены до сих пор вспоминают: в облпрокуратуре существовал этакий неписанный «прайс», по которому можно было откупиться от любого преступления - от «хулигнаки» до «мокрухи». Причем с момента «первого пришествия» Гардецкого в область до второго (после революции) суммы, в нем значившиеся, существенно увеличились.

«Второе пришествие» выдалось более комфортным. Гардецкому откровенно благоволил Президент, воспринимавший его не иначе, как борца за справедливость на пресловутом «сотом округе». За прокурора, в случае чего, заступался его близкий друг Эдуард Зейналов («нашеукраинец», губернаторстовавший в своей вотчине сразу после революции). В случае крайней нужды, точнее - особо крупных неприятностей у друга, Зейналов всегда мог обратиться к другому своему другу - Пискуну, сохранившему и сохраняющему в ГПУ немалое влияние. Настроение портила, разве что, затяжная война с другим местным «тяжеловесом», литвиновцем Шаровым. Именно его стараниям СМИ, во многом, обязаны обилию информации о нехороших поступках Гардецкого.

Перевод Гардецкого в главную область страны был вполне прогнозируемый - в ГПУ, несмотря на тянущийся за ним шлейф скандальной славы, он считался кадром весьма ценным - опытным и профессиональным. В пору «безвластия» на Резницкой, когда и.о. Генпрокурора стал Шемчук, его даже рассматривали как вероятного кандидата на кресло главы ГПУ.

Стретович «сладкую жизнь» «героя» объясняет по-своему: фактом его кумовства с Татьяной Корняковой (один из замов Медведько), дружбой - со студенческих времен, с самим Медведько.

Так это, иль нет - судить не беремся. Журналисты - не следователи. Наша задача - изложить факты, органов - разобраться, читателей - сделать выводы.

Итак, суть жалобного послания депутата - описание бесчинств, творящихся в прокуратуре Киевской области с момента пришествия туда Гардецкого. Также - представителей его команды, «перевезенной» из Кировограда.

«За последние 9 месяцев разоблачили 4 взяточников из числа сотрудников облпрокуратуры. Эти показатели стали самыми высокими в целом по Украине. Характерно, что все эти лица - команда г-н. Гардецкого из числа новоназначенных»

«Совершение систематично Гардецким коррупционных действий подтверждается также и наличием у него в Броварском районе нелегального карьера, работа которого обеспечивается посредством систематических проверок других карьеров с целью остановки их финансово-хозяйственной деятельности. Это направление «крышует» его кум - Броварской межрайонный прокурор Щербина С.А.

Кроме этого имеет место коррупционная схема обращения в свою пользу значительных земельных площадей в пределах Гнединского сельсовета». Конкретно - выделение 37.8 га из земель запаса родственникам и близким, - утверждает Стретович.

Первые в списке «счастливчиков» - семейная пара Сидоренко (по 2 га на человека). Прописанный в Кировограде Геннадий Сидоренко ныне руководит Киевоблавтодором. «Он содействует, чтобы тендеры на строительство и ремонт дорог в Киевской области доставались ГП «Афе», владелец и директор которого - друг Гардецкого Мамаян Чоло Ашоевич. Очевидно, такие тендеры очень нужны предпринимателю, поскольку он за это приобрел, за собственные средства, многокомнатные квартиры по ул. Черновола 25, кв. 20 и по пр-ту. Бажана 10, кв.20.

В свою очередь Гардецкий назначил его сына Мамаяна Рустама Чолоевича, юриста третьего класса (начальный чин в органах прокуратуры) заместителем прокурора Обуховского района. Этот новоиспеченный прокурор, не стыдясь, приезжает в аппарат прокуратуры области на очень дорогих автомобилях представительского класса Мерседес-Бенц 600 и Бентли с четырьмя единицами на номерных знаках.

Стоит вспомнить еще одного выдающегося специалиста в отрасли права, также юриста третьего класса, Цицуашвили Нодари Исааковича, которого Гардецкий назначил сначала замом прокурора Бородянского района, а потом Киево-Святошинского, при том, что этот специалист не имеет практических знаний и опыта работы. Однако, не это видимо руководитель областной прокуратуры имел ввиду, обещая его отцу в будущем пост прокурора Киево-Святошинского района для сына. Поэтому Цицушвили старший (орфография оригинала, - С.К.) подарил Гардецкому автомобиль Лексус LS 460 н.з. АВ7770 АХ и Мерседес-Бенс ML-350 н.з. АА 7770 НР, которые зарегистрированы на имя жены прокурора Малиновскую Светлану Александровну, конечно с правом управления на Гардецкого».

Далее нардеп рассказывает о карманном «благотворительном» фонде «Правопорядок», на счета которого «переводятся средства за освобождение задержанных и арестованных из-под стражи, а также за закрытие уголовных дел». Подчиненным, помогающим ему «проворачивать» подобные операции - покупает квартиры. В частности, семьям Ситник и Олифиренко, где супруги - прокурорские работники. Прежде трудившиеся в Кировоградской области.

«Через Олифиренко Р.Ю. и другого зама прокурора района, Кленик Дану Даниловну, также из клана Гардецкого, последний обернул в свою пользу около 100 га земли сел Гореничи, Лисники, других сел Киево-Святошинского района».

Кроме прочего, Стретович уличает Гардецкого во владении частными домами в Днепропетровске, Полтаве и Запорожье, где в свое время работал; также - аптечной сети, состоящей из десяти точек, зарегистрированных на его жену.

«Четверо (!!!) прокуроров из команды Гардецкого так увлеклись своим преступным промыслом, что были задержаны сотрудниками СБУ в момент получения взяток». Один из них - помощник Васильковского межрайонного прокурора Киевской области Литвиненко-Брюм Е.М., относительно которого уже закончено досудебное следствие. Дело №49-2749 возбудили в связи с установленным фактом получения должностным лицом взятки в особо крупных размерах. В апреле сотрудница Сбербанка лично передала прокурорскому помощнику заявление от начальника отделения банка относительно возбуждения дела по деяниям гражданина Вахеда Параст Колора Рамина. Банкиры уличили гражданина в подделывании документов при получении кредита. Однако, ни регистрировать должным образом, заявление, ни сообщать о нем руководству, Литвиненко-Брюм не стал. Вместо этого - посулил Вахеду «замять» вопрос в обмен на взятку (предварительно поддав мошенника психологической обработке). Первоначальная «цена» в 15 тысяч у.е. трансформировалась, в процессе торга, в 10 тысяч у.е., подразумевавшая выплату сперва 3 500 тысяч, потом - 6 500. Приметно: «торг» происходил непосредственно в служебном кабинете Литвиненко-Брюма.

Объяснению, данному прокурорским помощником непосредственно после задержания, позавидовал бы Жванецкий.

Первого июня 2009-го Вахед Параст сообщил обо всем этом СБУ. Вечером того же дня - отдал первый «транш» Литвиненко-Брюму, которого тут же повязали СБУшники.

«...01.06.09. утром я находился в помещении прокуратуры области и выпил 300 грамм водки в кабинете Гардецкого за его день рождение. Ранее по инициативе Гардецкого меня перевели из прокуратуры Кировоградской области как лучшего волейболиста. Поздравив, таким образом, прокурора области, я поехал в Васильков на частную квартиру - брать взятку для своего шефа, с которым каждую пятницу играю в волейбол в рабочее время».

«За этого взяточника лично Гардецкицй, накануне вынесения обвинения 28.07.09., приезжал в Белую Церковь к судье Федоровой договариваться о наказании, не связанном с лишением свободы. Поэтому, очевидно, Литвиненко-Брюм получил «условно», - допускает Стретович.

Другое дело - № 49-2392 (годом ранее - в мае 2008-го) возбудили против помощника прокурора Згуровского района Киевской области Фещенко Е.М. Тоже, как несложно догадаться, за вымогательство взятки. Причем взятки, по прокурорским меркам, небольшой - в полторы тысячи долларов. Фещенко осудили на пять лет лишением права два года занимать прокурорские должности, однако он «отделался» избавлением от отбывания основного наказания с испытательным сроком на два года.

Еще одно дело - №49-2594, возбудили (31.10. 2008) против старшего прокурора отдела надзора за соблюдением законов на транспорте прокуратуры Киевской области Максимова М.А. Мотив прежний - взяточничество. Сумма - две тысячи у.е.

«Героем» дела №49-2621 (вымогательство взятки в 5 тысяч гривен) стал Фастовский межрайонный прокурор Ференц О.Б. В апреле суд «дал» ему пять лет, плюс - запрет три года занимать прокурорские должности. Как и в случае с Фещенко, Ференца освободили, «пожурив» тремя годами испытательного срока.

Того же Гардецкого Стретович уличает в способствовании назначению на должности помощника убитого намедни прокурора Таращанского района Бугрия, названного органами заказчиком преступления. Еще - печально известного прокурора Головановского района Кировоградщины Евгения Горбенко, участвовавшего в «сафари Лозинского»

В «сухом остатке»: четыре прокурора-взяточника, подчиненных единому начальнику и умудрившихся избежать заслуженного наказания. Еще - минимум два сомнительных назначения, осуществленные тем же начальником.

Вместо послесловия

Эта статья - не есть попытка «разоблачения» «великого и ужасного коррупционера». К сожалению, таких деятелей в отечественных силовых структурах хоть отбавляй. На каждого второго сочинен не один депутатский запрос, не один протокол о коррупции. Однако, наше, ко всему привыкшее, общество сложно чем-либо удивить, тем более - шокировать. Посему, подобные материалы, изобличающие алчную личину очередного чинуши, хранятся в архивах коллег-журналистов пачками. Их обнародование каждый раз порождает подозрение в «заказном» характере материала, поскольку «главный герой» в тексте, как правило, один. Аналогичным аргументом - политическими атаками, «отбиваются», зачастую, сами «герои». На том и кончается. Стоит прозвучать словосочетанию «политический заказ», остальные вопросы отпадают сами. А предметы коррупционных деяний так и остаются нерасследованными, виновные - ненаказанными.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua