Все публикацииПолитика

Кандидатовы слезы

Из серьезных содержательных мероприятий предвыборные съезды, окончательно и бесповоротно, превратились в шоу. От кампании к кампании они все короче. В 2004-м выдвижение Януковича в Запорожье и Ющенко – в Киеве, растянулось почти на полдня; в 2006-м ключевые политсилы «заседали» в среднем по четыре часа (съезд – отдельно, концерт – отдельно), в 2007-м – по два, в 2009-м научились укладываться в час с небольшим. Анонс пятничного сейшена ПР краток: в 18 – съезд, в 19 – концерт. Аналогично в субботу у БЮТ.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Кандидатовы слезы
Фото: Макс Левин

Но, и Януковича, и Тимошенко, и даже Ющенко с Яценюком, в череде выдвиженцев, опередил Литвин. В среду днем члены «Народной партии поддержали его президентские притязания. Да так, что Литвин, от волнения и признательности, даже расплакался.

- Одно точно: это наше мероприятие раза в два дешевле, чем то, что у Юли в субботу на Майдане готовится, - сказал Сергей Гриневецкий, окидывая взглядом огромный зал МВЦ, что на Броварском проспекте столицы, пестривший желто-красными ленточками – по форме Георгиевских, украшавших лацканы и воротники делегатов. – Судите сами: вот, мне Крук рассказывал (одесский активист БЮТ, - С.К.): ему задачу поставили две с половиной тысячи делегатов от региона привезти. Это ж какие затраты!

- А вы своих сколько привезли? – справилась я.

- 120 человек. Активисты. Причем не только из самой Одессы. Партийцы наши из Рени, там, из Измаила, очень хотели тут побывать. Понимаете, для них это – целое событие. Съезд, целый день в Киеве… Ну, я купил билеты на самолет – мы приехали.

- Съезд? Это же шоу, картинка для телевизора.

- Ну, во-первых, есть формальные требования к выдвижению кандидата, - отметил Гриневецкий. – Во-вторых, чем вам не фактор мобилизации электората? Да, и для активистов – отличный способ поощрения.

Во сколько именно обошлась «мобилизация электората» литвиновцам, уточнять он не стал. Точную цифру вряд ли знал и сам Владимир Михайлович. Очевидно лишь то, что она немаленькая. Мягко говоря. Если суммировать стоимость аренды МВЦ; транспортные затраты на десять тысяч делегатов; организационно-подготовительные – на обеспечение трансляции действа в прямом эфире трех каналов («5»-го, «24» и Первого национального), на выпуск специальных пригласительных (шедевр полиграфического искусства - схема парковки возле МВЦ при раскрытии открытки раскладывается «домиком»); работу системы электронного учета делегатов (каждому – специальная регистрационная карточка, обеспечивающая попадание в тот или иной сектор зала), получится сумма, вполне соответствующая пониманию нашими политиками «хорошего съезда».

«Хороший съезд» - это когда дорого, валютно и очень богато. Еще – чтоб всего, всех и побольше.

По правую руку от нас – на фоне ярко-желтой, многоярусной трибуны, сооруженной из каких-то сложных конструкций, раздавал комментарии СМИ Олег Зарубинский. Пока раздавал – «почетный президиум», опоясывающий сцену «четырехэтажной» буквой «С», заполнялся людьми. Право сидеть тут – особая честь для «народников».

Грянули фанфары. Съезд начался, как водится, с видеоролика о кандидате. «Короткометражка» о Литвине, снятая «по мотивам» его региональных вояжей («он побывал даже там, куда не довозят хлеб и куда не доезжают врачи»), достойна подробного цитирования.

- Вот, я вижу: мама забрала дочку из элитного института – КИМО и привела сразу в Верховную Раду, а отец их еще выше сидит, - взобравшись на импровизированный помост, Литвин обращается к толпе, собравшейся на площади даже не городка – пгт.

- Как же вы такое допустили? – возмущается старуха в пестром платке.

- А я не допускал. Я сюда к вам пришел, потому что у меня душа болит за все, что происходит в стране, - ответствует спикер.

Следующий кадр – Литвин доит корову. Диктор: «он никогда не забывал свои сельские корни… Рос бойким мальчиком: и коров пас, и книжки читал и на школьных олимпиадах побеждал». Синхрон отца Литвина – простого крестьянина: «Володя очень хозяйственный… Скотинку очень любил – заботился о ней». Синхрон матери – простой крестьянки. Опять диктор: «несмотря на занятость, раз в месяц Литвин обязательно приезжает к стареньким родителям»… Наконец, на фоне пшеницы, льющейся потоком откуда-то с высоты, высвечиваются золотые буквы: «Владимир Литвин – сын народа».

Всякие вопросы о «ядерном электорате», «его» избирателе, равно как – о территориях, на которых он надеется собрать большинство голосов, отпадают сами собой.

По проходу чинно шагает «виновник торжества». Зал встречает его стоя.

После голосования по организационным вопросам (чисто номинального, голоса в огромном зале никто, конечно, не считал) – формированию рабочих органов съезда, к микрофону выходит Олег Зарубинский. Докладывает по первому вопросу повестки дня. Именно – о внедрении системы открытых избирательных списков. Теме, успешно и, главное – последовательно, эксплуатируемой Литвиным последние года три. Настолько успешно и последовательно, что в дополнительных «фишках» «предвыборки», которые Янукович с Тимошенко каждый раз выдумывают себе новые, просто не нуждается.

Минут пять Зарубинский объясняет, почему закрытые списки – зло; еще пять – рассказывает, как Народная партия с этим злом борется; последние пять – предлагает внедрить систему открытых списков у себя, в отдельно взятой партии, раз закрепить их тематическим законом пока не получается.

Публика аплодирует, предложение нардепа голосуют, за трибуной его сменяют активисты НП, выступающие в роли инициаторов выдвижения Литвина.

- Хочу отметить человеческие качества Владимира Михайловича. Такие как, э-э-э-э-э-э…, простите я волнуюсь, порядочность, - говорит первый.

- Предлагаю выдвинуть Леонида (!) Михайловича на пост председателя Украины, - добавляет второй.

- Мы забыли, наверное, Литвин – герой Украины, - заявляет, повышая голос, четвертый – слепой школьный учитель из Мариуполя. - В 2004-м он спас Украину от гражданской войны!

Литвин согласно кивает. Он неподвижно – словно каменное изваяние, сидит на стуле на левой оконечности «первого этажа» буквы «с». Лицо его не выражает абсолютно никаких эмоций, и только размеренная дробь пальцев по столешнице выдает царящие в душе смятение и нервное напряжение.

- Мы с Владимиром Михайловичем вместе в школе учились, я его давно знаю, - провозглашает пятая выступающая. – На праздники, на Пасху, дед собирал нас – детей, у себя, угощал сладостями и на почетное место в центре сажал отличника. Этим отличником все десять лет был Володя, и никому он своего места не уступал, - трогательную речь женщина завершила благословением Литвина на президентство, посредством вручения ему вышитого рушника.

Поблагодарив, Литвин положил подарок перед собой – на стол, но полностью из рук, при этом, не выпустил.

Ведущий съезда, г-н Гриневецкий, поставил на голосование вопрос о выдвижении Литвина кандидатом в Президенты от НП. Понятно – получил стопроцентное одобрение. Вновь грянули фанфары. На площадку перед сценой выбежали юные гимнасты в желтых нарядах и с желтыми флагами. Из динамиков лился «саунд-трек» программы «Время» - столь знакомый всем жителям одной шестой части суши. Надписи на флагах гласили: «Время Литвина». Возле надписей – красная галочка, заключенная в круг. С одной стороны – птичка в бюллетене, с другой – циферблат часов, стрелки которых показывают 11:00.

- Почему ваши часы показывают одиннадцать? – спросила я потом у спикера.

- Голоса в это время посчитают! – ответил он после паузы, явно удивившись подобному вопросу.

Наконец, к трибуне прошагал сам Литвин. Приготовился говорить, но тут как-то странно вздохнул. Точнее – всхлипнул. Быстро смахнул слезу под левым глазом. Моргнул. Слеза предательски покатилась из правого.

- Уважаемый соотечественники…, - смахнул и ее. Голос Литвина дрожал. – Уважаемые единомышлен… - конец слова он проглотил. Зал поддержал его аплодисментами. Литвин попытался, было, успокоиться, но расчувствовавшись еще больше, выразительно всхлипнул.

- В далеком 1956-м году, на Полесье…, - очередную попытку взять себя в руки вновь завершило всхлипывание.

И тут произошло невероятное. Весь громадный зал встал и устроил своему избраннику овацию. Улыбнувшись растеряно и виновато, Литвин высморкался в подаренный рушник, непонятно как оказавшийся с ним на трибуне. Десять тысяч человек аплодировали его слезам. Вероятно, он запомнит этот миг, как самый значительный в жизни.

- В далеком 1956-м году на Полесье, мои родители родили меня на свет. Сейчас вы рождаете меня повторно, - промолвил, совладав, наконец, с эмоциями.

Я сидела во втором ряду. На «постанову» это было непохоже. Пока Владимир Михайлович четверть часа вещал о том, что страну нужно спасать и свершить сей подвиг способен лишь он один, мучилась единственным вопросом: как рушник «перекочевал» из президиума на трибуну? Зачем он взял его с собой, направляясь к микрофону на каких-то пару минут? Неужели планировал плакать, чтоб потом демонстративно им вытираться?

Все эти вопросы «Левый берег» озвучил самому кандидату - едва он, по окончании действа, спустился в зал.

- Соня! – Литвин посмотрел на меня с укоризной. Так смотрят обычно на школьника, уличенного в вырывании страниц с плохими оценками из дневника. - Этот рушник вышивала моя мама! Моя старенькая мама!

- А вы что подумали? – ехидно крикнул кто-то в толпе.

- Я ценю ваше чувство юмора, - вернув реплику толпе, повернулся вновь к «ЛБ». - Бывают человеческие, сугубо личные моменты, которые не стоит политизировать. Такая у меня к вам просьба.

- Владимир Михайлович!!! – к Литвину со всех сторон тянулись десятки рук с желтыми карточками – пригласительными и мандатами, жаждущими получить автограф.

Я отступила.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua