Ющенко снова пообещал Януковичу премьерство. Причем еще до выборов

Печать
Ющенко снова  пообещал Януковичу премьерство. Причем еще до выборов

Пока  скандал по «делу  об отравлении» развивается  своим чередом, СП поглощено качественно  иными процессами. Переговоры ПР и Банковой о возможных форматах «предвыборного сотрудничества» - о чем уже рассказывал «Левый берег», дали промежуточный результат. 

Результат, вполне проявившийся в неоднозначных событиях минувшей парламентской недели. Как известно, сперва «НУ» высказала готовность поддержать ПР в борьбе за соцстандарты. В случае привлечения голосов коммунистов и «литвиновцев» - получили бы желаемый результат. Назло правительству, чья головная боль – источники финансирования увеличенных выплат. 

Соображая на двоих

Только после  вторничного телефонного разговора с Ньй-Йорком, точнее – с Президентом, там пребывавшим, Виктор Федорович отстаивать права трудящихся срочно передумал. Потому и сочинил какую-то околесицу про унижение депутатского достоинства, посредством личного голосования.

Просто посоветовавшись, два Виктора решили: с повышенными  обязательствами им, в случае пролонгации президентства одного и организации третьего премьерства для другого, не справиться. А договоренность у них именно такая: один по-прежнему остается на Банковой, второй перебирается на Грушевского. Иных вариантов получения власти ни у того, ни у другого нет. Виктор Федорович, вопреки публичной браваде соратников, силы свои оценивает трезво. Понимает: при столкновении «лоб в лоб» Тимошенко ему вряд ли победить, риск слишком уж велик, а проигрыш синонимичен политической смерти. Посему проигрыш просто нельзя допускать.

Аналогично –  с Виктором Андреевичем. Основа их договоренности – обстряпать премьерство Виктора  Федоровича еще до выборов. Так, чтобы  в независимости от их результата, он остался у руля исполнительной власти. Теоретически парламентской поддержки – объединенными силами ПР и НУ (ежели удастся перевербовать новоопределившихся сторонников Тимошенко) - хватает. Практически пути воплощения задуманного, конечно, заковыристы. Единственный козырь в колоде ПР – неиспользованный еще, на этой сессии, шанс выразить Кабмину недоверие. Что, впрочем, не обязательно влечет его отставку. А вот с ПР злую шутку сыграть вполне может – как с БЮТ в 2006-м, покусившегося (на пару с бело-голубыми) на целостность Кабмина Еханурова, что обернулось потом грандиозным рейтинговым провалом.

Так что пока на Банковой и на Липской продолжается напряженная мозговая деятельность - выработка возможных схем достижения желаемого. Что приметно: на Липской ничем другим  вообще больше не занимаются. Предвыборные маневры не обсуждали даже на последнем расширенном собрании бело-голубых (состоявшемся на прошлой неделе в "Звездном"). Встречу, на которую - запоздало реагируя на аналогичные действия Тимошенко, пригласили всех руководителей областных, городских и районных советов от ПР, посвятили обсуждению скверной экономической ситуации стране. Еще - лекции на тему: не верьте ЮВТ, она в ваши бюджеты денег все равно не добавит, хоть и обещает.
 
18 тысяч абонентов  «на слуху»

Ну, а в ГПУ  продолжаются подковерные разборки. Так, что создается впечатление: ведомство, поглощенное ими с крыши до подвала, что-либо качественно расследовать не может в принципе. В том числе – посягательство на действующего главу государства.

«Левый берег» разыскал почти всех ключевых лиц, участвовавших  в разбирательствах по делу до момента появления «группы Климович». Стоит отметить: почти все они из ГПУ уже уволились. Однако, и те, кто ушел, и те, кто остался, свидетельствуют: с самого начала дело не столько расследовали, сколько «замыливали». По каким причинам, рядовые бойцы судить не берутся. Нерядовые указывают – дело всегда находилось на  контроле в СП. Порою – даже в обход Генерального прокурора. На последнем этапе – еще в бытность Балоги в Секретариате, значительная часть материала, в том числе – предназначенного для политических манипуляций, пребывала в его ведении. Соответствующим образом была выстроена система отчетности ГПУ перед СП. Яркий пример – история с прослушиванием 18 тысяч абонентов мобильной связи, разрешения на которое Климович получила под маркой «дела об отравлении». В показаниях ВСК ВР Давид Жвания признался: Балога лично демонстрировал ему материалы прослушек – вот, мол, смотри, где вы у меня все. Причем происходило это в кабинете главы СП. Сменщице Балоги – Вере Ульянченко, защищающей Ющенко наиболее искренне и последовательно, следовало бы помнить: ее телефон тоже прослушивали несколько лет подряд. В рамках «дела об отравлении», разумеется. А соратнику Балоги, одному из главных финансистов «ЕЦ», Виктору Тополову, помнить – его не просто прослушивали, за ним еще и следили. Тоже в «интересах дела».

Логично: за все  эти бесчинства ответить, рано или  поздно, придется. Вероятно, именно нежеланием отвечать обусловлен августовский рапорт Галины Климович на Александра Медведько, в котором она жалуется на невозможность эффективно расследовать дело. Мешают, де, козни строят, все, кому не лень – от Януковича до самого Ющенко, не желающего являться на допросы.

Рапорт сей, как  теперь все дружно считают на Резницкой, стал «первым звоночком» того, что  Климович, предвкушая победу Тимошенко, попросту «сливает дело». Чему, кстати, подтверждением и ее недавний иск на Медведько в Окружной суд столицы – касательно запрета Генерального прокурора всем сотрудникам своего ведомства общаться со СМИ в обход пресс-службы. Тем более, к Юлии Владимировне дрейфует и тот, перед кем Галина Ивановна, не так давно, лично еще держала ответ – Балога.

Чисто по-человечески, кстати, ее вполне можно понять –  Климович, как-никак, просто технический  исполнитель. С нее-то какой спрос?

ГПУ и ВСК ВР снова  бодаются

Впрочем, оппоненты  Галины Ивановны не дремлют. В том  числе – упоминавшаяся уже  Чередниченко. Скандальный рапорт (появившийся  через день после рапорта Климович), на самом деле, - камень в огород Галины Ивановны, а вовсе не повествование про Марту и Романа.

Цитируем дословно последний его абзац – совершенно, почему-то, не заинтересовавший общественность.

«Во время работы в составе ВСК мне стали  известны факты грубых нарушений следователем ГПУ Климович Г.И. требований действующего законодательства, в ходе расследования уголовных дел, обернувшихся грубым нарушением конституционных прав граждан.

Например, в производстве следователя Климович Г.И. находилось уголовное дело №О51200100198, одним из обвиняемых по которому был Вербицкий. Указанное лицо обвинялось в незаконном хранении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатки, по признакам преступления, предусмотренным ч.1 ст. 263 УКУ. В ходе судебного рассмотрения дела установлено, что в качестве понятого при обыске по месту работы Вербицкого С.Г., был привлечен гражданин Рябоконь С.Г., который своей подписью засвидетельствовал факт изъятия взрывчатки и набоев к огнестрельному оружию. Позже, один из следователей, принимавших участие в расследовании дела, допросил Рябоконя как свидетеля. Меж тем, судом установлено, что Рябоконь С.Г. умер за семь месяцев до проведения обыска. Таким образом, материалы дела относительно Вербицкого были сфальсифицированы. В следствии этого государственный обвинитель был вынужден отказаться от обвинения».

Не заинтересовал  общественность, зато заинтересовал  ВСК ВР, сочинившей на имя замгенпрокурора Винокурова (на тот момент и.о. Генпрокурора – по причине отпуска Медведько) соответствующее письмо. «Следователем Климович Г.И. совершена фальсификация материалов уголовного дела, с целью создания искусственных доказательств обвинения Вербицкого С.Г. в совершении тяжкого преступления. …Кроме того, в ходе досудебного следствия были утрачены вещественные доказательства, допущены другие грубые нарушения», - отмечается в документе, датированном 17-ым мая текущего года. Резюме бумаги: просьба «провести служебную проверку изложенных фактов и, в случае их подтверждения, возбудить уголовное дело».

25.06.09 от Кудрявцева (принявшего эстафету и.о.) пришел ответ. «Генеральной прокуратурой рассмотрено Ваше обращение относительно нарушения конституционных прав Вербицкого С.Г. при привлечении его к уголовной ответственности».  

Результаты рассмотрения просто восхитительны. «Проверкой установлено, что при проведении следственных действий по делу Вербицкого С.Г., сотрудниками правоохранительных органов допущено фальсификацию документов путем внесения заведомо неправдивых ведомостей в протокол обыска от 26.03.2003 и составлен протокол допроса свидетеля Рябоконя И.А. от 07.04.2003. В эти процессуальные документы внесены сведения, не отвечающие действительности, о фамилии понятого, который якобы принимал участие в проведении данных следственных действий. Фактически Рябоконь не мог быть понятым и свидетелем по делу, поскольку умер 22.08.2002, то есть за семь месяцев до составления процессуальных документов».

Эти самые «сведения, не отвечающие действительности» очевидны уже тут – в конкретизации  инициалов господина Рябоконя. Который в запросе ВСК фигурирует как С.Г., на самом деле был И.А.

Далее: «В связи  с тем, что конкретные особы правоохранительных органов, допустившие нарушения  закона, в ходе проверки не установлены, а полное, всестороннее и объективное  исследование всех обстоятельств возможно лишь посредством проведения следственных действий, 17.06.2009 возбуждено уголовное дело …

Проведение досудебного  следствия поручено Главному управлению военных прокуратур ГПУ».

Сим, однако, не исчерпалось. 29-го июля в ВСК пришла бумага из Апелляционного суда Николаевской области. На ваш запрос такой-то сообщаем: «Уголовное дело было рассмотрено апелляционным судом Николаевской области 20.06.2007г., приговор вступил в силу 23.01.08.». В качестве «бонуса» к посланию прилагались копии протокола допроса свидетеля Рябоконя И.А. и протокол обыска в офисе компании «Старфлот». Самое интересное в приложениях – данные о следователе следственной группы ГПУ Янковой А.В. 



Следуя логике Чередниченко, именно Янкова (на тот момент – подчиненная Климович) – главный фальсификатор показаний «мертвых душ». У ВСК, как мы уже поняли, логика такая же, посему 26-го августа комиссия направила запрос уже прокурору Одесской области Присяжнюку. Цель – выяснить «работает ли в органах прокуратуры данный сотрудник в данное время, если нет – есть ли сведения о ее месте работы в данное время».

Ответ Присяжнюка весьма любопытен: «по имеющимся  в отделе по работе с кадрами данным, Янкова А.В. в органах прокуратуры области, в том числе – в 2003-м году, не работала и не работает. По устному сообщении прокурора Овидиопольского р-на Каплонюка В.С. в данное время Янкова А.В. работает старшим следователем следственного отдела Овидиопольского РВ ГУМВС Украины в Одесской области». 



***

Точка в этой веселой истории сегодня еще не поставлена. И вряд ли будет поставлена, до тех пор, пока ГПУ и ВСК ВР, вместо того, чтобы объединить усилия по расследованию «дела об отравлении», продолжат выяснять, «кто кому Рабинович». К сожалению, их «примирение» выглядит еще менее вероятным, чем второй срок Виктора Ющенко

Печать
Читайте в разделе
Выбор читателей